ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дети судного Часа
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Цвет надежды
Стены вокруг нас
Академия Арфен. Корона Эллгаров
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Сила других. Окружение определяет нас
Мужчины как они есть
Идеальный маркетинг: О чем забыли 98 % маркетологов

Глава 7

Совещание в кабинете главного редактора канала длилось уже третий час. Шел нудный разговор о низком качестве передач, о засилье американских триллеров и чрезмерной эротике на телеэкране. Выступающие обращались не к хозяину кабинета, а к восседавшему в сторонке на крутящемся офисном кресле вертлявому человечку с умным и холодным взглядом за золотыми дужками очков.

Близость этого человечка к некоторым высшим должностным лицам страны заставляла выступающих взвешивать каждое слово и с затаенным страхом читать в его ускользающем взгляде реакцию на свое выступление. Между собой телевизионщики звали его Некрофил за страсть наносить удар строптивым работникам в самый неожидаемый момент. Известные тележурналисты и популярные ведущие программ в присутствии этого человечка съеживались, и на их лицах появлялось угодливо-лакейское выражение.

"А он ловит кайф от их страха и угодливости! – наблюдая со стороны за человечком, сделала для себя открытие Ольга и вспомнила встречу в цюрихском аэропорту папашей Коробовым "новых русских", в число которых входил и этот человечек. – Вот так же он сам съеживался и по-холуйски гнул спину перед папашей Коробовым. Силен папашка! – со злорадством усмехнулась Ольга. – Цепко он их всех в руках держит…" Будто прочитав мысли Ольги, человечек перекрутился на кресле в ее сторону и заговорщицки подмигнул ей, но глаза его при этом оставались холодными и ускользающими.

"Кого он мне напоминает? – спросила себя Ольга и прикрыла ладонью улыбку. – Ну конечно – шакала из мультфильма "Маугли". Те же ужимки и тот же ускользающий взгляд и невероятная энергия в плетении интриг".

На чью-то робкую реплику: не уменьшить ли количество шоу на канале – человечек внезапно взвился как ошпаренный и забегал по кабинету.

– Надо думать о народе, господа! – частил он скороговоркой. – Жалеть, жалеть его надо!.. Надо наконец помочь народу забыть кошмар чеченской войны.

Если у народа нет хлеба, то наш долг дать ему хотя бы зрелища. Больше шоу: ярких, остроумных, действующих на подсознание, прививающих понимание демократии и общечеловеческих ценностей. Нам не переделать имперского сознания стариков, но мы можем воздействовать на молодежь. Молодежь обожает шоу.

Надо разрушать коллективистское сознание "совков" и без устали учить их надеяться не на государство, а только на себя. Учить и учить "совков" – это наш долг, долг, господа!

"Это надолго", – подумала Ольга и, не дожидаясь конца трескотни человечка, выскользнула из кабинета. По дороге она позвонила по мобильному телефону водителю. По обыкновению, личные водители машин телезвезд в ожидании хозяев в подвале под бюро пропусков резались в домино и травили анекдоты.

– Алеша, заводи машину, едем домой! – бросила она в трубку и сразу попала в объятия толстушки Верки Мамонтовой, директора молодежной программы "Обо всем понемногу". Верка была однокурсницей Ольги по журфаку МГИМО. Тележурналистки из нее не получилось по причине крайней стервозности, но, имея связи в верхах, она прочно оседлала директорское кресло. Телевизионщики знали, что любовница человечка Верка Мамонтова – его глаза и уши на канале, и по этой причине заискивали перед ней и старались водить с Веркой компанию.

– Ольгуша-дорогуша, ищу тебя по всем монтажным! – зачастила Верка. – Выручай, мать, зашились с передачей, вся надежда на тебя. Режиссер – малахольный, из старых китов, мох из ушей прет. Ведущая Ирка Прошкина – дура набитая, сама знаешь, а передача в плане… Операторы за тебя двумя руками. Я уже согласовала с главным замену Прошкиной на тебя.

– О чем передача?..

– Тошниловка! – засмеялась Верка; – С американской сдута. Что-то про голубых и зеленых. Но хохмы и "геги" – стон по стране пойдет! Классные актеры, политики, депутаты. Ты же с ними как рыба в воде. Выручай, Ольгушка-душка, горим синим пламенем!

– Дай подумать, – отбивалась Ольга. – Не моя редакция… Не мой стиль Прошкиной подлянку кидать.

– Ой, тащусь!.. Главный эту тварь уже в другую передачу ввел, Ольгуша.

– Ну, хорошо, коли так, – кивнула Ольга и, чмокнув Верку в щеку, направилась к машине.

– Съемка завтра в семь вечера, в пятой студии.

В шесть на грим, – крикнула ей вдогонку Верка.

Водитель, увидев идущую от проходной Ольгу, тронул машину ей навстречу. Когда до нее оставалось метров десять, под автомобилем сверкнула вспышка и громыхнул взрыв. Ольгу бросило на капот чьей-то машины.

– Атас, мужики, щас рванет бак! – раздался чей-то истошный вопль в толпе.

Толпа метнулась в стороны, сбила с ног бегущих с огнетушителями пожарников.

Какие-то люди подхватили Ольгу под руки и потащили к проходной. В дверях она оглянулась на грохот взрыва за спиной – вокруг вставшей набок машины горели бетонные плиты стоянки. Изувеченный труп водителя не просматривался за пламенем и черным дымом…

В комнате дежурного по отделению милиции, охранявшей телецентр "Останкино", ей дали кофе и полстакана коньяка. Она выпила все это и ушла в прострацию. Пришла в себя она только тогда, когда какой-то крепкий мужик с волевым лицом и пронзительно-синими глазами сильно тряхнул ее за плечи.

– Очнитесь, Ольга Викторовна, и отвечайте на мои вопросы, – властно сказал он.

– Вы кто? – спросила Ольга.

– Полковник ФСБ Максим Сергеевич Шведов.

Я буду заниматься этим делом.

– Занимайтесь.

– Что вы можете сообщить по этому факту?

– Ничего.

– У вас есть враги?

– У всех они есть.

– Считаете ли, что покушение на вас связано с вашей профессиональной деятельностью.

– Нет, пожалуй. Нет.

– С вашим бизнесом?

– Теоретически возможно, но вряд ли.

– Не могли бы вы дать список ваших партнеров по бизнесу?

– Только с их согласия.

– Из-за конфиденциальности сделок?

– Да. А о законности сделок вы можете судить по документам моей фирмы "СКИФЪ".

– Если будет в том необходимость, мы заглянем в них.

– Я распоряжусь, чтобы вас с ними познакомили.

А сейчас у меня очень болит голова.

– Понимаю. Заканчиваю. Скажите, а ваш муж не мог?..

– Сима Мучник?.. Он мухи не обидит!

22
{"b":"30815","o":1}