ЛитМир - Электронная Библиотека

У визитеров изъяли два длинноствольных револьвера.

– Ого, не знал, что у ментов теперь на вооружении американские "магнумы", – богато живете, господа бандиты! – сказал Скиф, вытирая кровь с лиц обоих старой газетой, еще с портретом Горбачева.

Непрошеных визитеров подвесили на крючья для покрышек под потолком, как на дыбу в стародавние времена. Они матерились, кусали от боли губы, но не проронили лишнего слова.

– Кто вас послал – колоться будете сами или паяльную лампу подкачать, менты поганые? – деловито. спросил Лопа.

– Мы офицеры Российской армии. Находимся на службе, – прохрипел тот, что выглядел постарше.

– Офицер висит – служба идет, – ухмыльнулся Лопа и зло сплюнул. – Блин, каждый бандюган по офицерскому погону норовит грязь размазать!..

– Я из Генштаба, – прохрипел тот, что помоложе. – Мы не потерпим…

– Молча-а-ать, чмо-о-о! – рявкнул на него Скиф. – Терпеть тебе все равно придется. В этот гараж никто не заглядывал три года и еще.., еще три года никто не заглянет…

Визитеры обвисли на крюках мешками. Угроза была слишком похожа на правду.

Скиф с казаком, не обращая внимания на пленников, занялись внешним видом "Жигуля".

– Не знаю, что тут произошло, пока я в сербских окопах вшей кормил, но замечаю, что к офицерам отношение стало хуже некуда, – сказал Скиф, полируя ветошью крышу.

– Эх, дурь наша несусветная! – вздохнул Лопа. – Россия с нами, офицерами, обращается, как дурной хозяин с верным псом. Бандюки через забор лезут – ату их, Трезор, ату!.. А как Трезор портки с бандюков спустил – в дырявую будку и нишкни, тварь блохастая!

– Это я на своей заднице после Афгана испытал, – хмуро кивнул Скиф.

Внезапно зашевелились мешки на крюках.

– Мужики, мы все равно в ваших руках, – подал голос старший. – Скажите хоть, с кем имеем дело?

– А мы с кем, только без фуфла? – остановился напротив его Скиф.

– Мы армейские офицеры. Ради приработка подрядились в охранное бюро. "Секретная служба" называется. Это частное сыскное агентство.

– Скажите честно, вы не уголовники? – прохрипел младший.

– Сам ты уголовник! – вскипел Лопа. – Я майор, бывший майор, Лопатин, он же есаул Всевеликого войска донского Павло Лопа.

– Капитан Советской Армии Скворцов, он же полковник сербской армии Скиф, не слышал о таком, чмо? – зло спросил Скиф.

Висельники растерянно переглянулись.

– Так вы не… А нас наняли освободить фирму "СКИФЪ" от наездов бежавших с зоны мокрушников-беспредельщиков, по которым давно могила плачет, – пробормотал младший.

– Нужда проклятая заела! – затряс старший головой. – Содержание по полгода не выплачивают. А потом думали: землю от нечисти избавим, все польза .

– Стыд-то какой! – заскрипел зубами младший. – Если вы нас даже не убьете, нас все равно попрут из армии, когда узнают о нашей такой "халтуре" на стороне.

– Если не жизнь, то пенсию и уважение теряем точно, – криво усмехнулся старший, посмотрел с вызовом на Скифа. – А вы теряете товарища.

– Не понял?

– У дверей вашего притона одного вашего мы еще вчера взяли.

– Его фамилия? – схватил старшего за грудки Скиф.

– Он молчит, лишь матерится, как сапожник.

Шрам у него через все лицо. Мы не стали мочить его… Лишь доставили в контору.

– От кого узнали тот адрес и адрес гаража?

– От хозяина нашего сыскного агентства. А кто заказчик – у самого хозяина лучше спросите.

– Павло, снимай их да обыщи хорошенько.

Во внутреннем кармане кителя одного из налетчиков Лопа нашел фотографии Алексеева, Засечного и Скифа без бороды.

– Сейчас поедем в вашу контору за нашим товарищем, – сказал Скиф. – А там посмотрим на ваше поведение, господа офицеры умирающей Российской армии.

Когда подъехали к заброшенному детскому саду, на фасаде которого издалека ясно читалась нахальная вывеска на русском и английском: "СЕКРЕТНАЯ СЛУЖБА", старший налетчик спокойно сказал:

– Не суетитесь. Внутри двое настоящих уголовников. Все вооружены. Третий вот-вот вернется с шефом, тот всегда в это время подъезжает. Они уже заметили нас в машине. Если заподозрят, позвонят шефу, с ним вы уже тогда не побеседуете.

Детский сад стоял в глубине дворов. Из домов вышли посидеть под слабым зимним солнышком на лавочках пенсионеры, мимо них прогуливались мамаши с детскими колясками.

– Стрелять в таких условиях не станешь, – вслух произнес Скиф.

– Мужики, а чем вы рискуете? – спросил старший агент "Секретной службы". – Даже если мы вас продадим, вы все равно успеете скрыться на машине.

– Ты о чем?

– В дерьме мы, нам бы и отчиститься, а? – заискивающе уронил младший.

Скиф пытливо вгляделся в его глаза и повернулся к Лопе:

– Хоть не в моих это правилах, но, может, поверим, а, есаул?

Тот подергал кончик длинного носа и пожал плечами:

– А что… "магнумы" их у нас останутся… В случае если пакость какую с твоим товарищем сотворят, мои казачки их контору через час по кирпичикам разнесут.

Пленников незаметно отвязали и расковали. Дали им время прийти в себя и вытереть от засохшей крови лица. Из окна помахал рукой человек.

– Один из уголовников, – сказал младший. – Он на телефоне дежурит.

Оставив сидеть в машине Скифа и Лопу, агенты "Секретной службы" вошли внутрь здания. Скоро они появились в окне у дежурного. Без лишних слов младший умелым ударом ребра ладони под основание черепа вырубил дежурного. Старший, подойдя к окну, махнул Скифу и Лопе. Те сняли с предохранителей "магнумы" и осторожно подошли к двери. Из глубины здания долетел резкий вскрик, и что-то тяжелое брякнулось об пол. Они бросились на звук. В большой комнате на ободранном полу, закатив белки глаз, корчился уже знакомый Скифу топтун. Агенты умело вязали веревками его руки и ноги. В углу балансировал на детском стульчике изумленный Засечный и, морщась, растирал онемевшие от пут запястья. Увидев Скифа, он заорал благим матом:

– Ну, Скиф, мать их перемать, в таком бардаке российском я жить не согласный.

39
{"b":"30815","o":1}