ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никарагуа. Северо-восточная граница

17 июля 1985 г.

Сумерки опускаются на сельву и на протоку, выводящую к основному руслу реки. Десять человек в аквалангах и костюмах для подводного плавания, укрываясь за кустами, направляются по берегу протоки к реке. Внезапно идущий впереди Алан предостерегающе поднимает руку, и все бросаются на землю.

С протоки доносятся приглушенные голоса и плеск воды. Сарматов осторожно раздвигает ветви куста. Картина, представшая его взору, поднимает волну гнева: две обнаженные студентки сидят по горло в воде, одна стирает, а еще одна, обнаженная, длинноногая, делает на берегу гимнастику. При виде черной фигуры, материализовавшейся из зарослей, из горла гимнастки рвется крик ужаса, но Сарматов успевает зажать ей рот рукой.

— Завтра вас выпорю за самоволку! — говорит он ей на ухо. — Гусанос вот-вот будут здесь, поняла, Афродита?! Забирай своих подружек и немедленно дуй в лагерь!.. Поняла?

Сарматов отнимает руку от лица девушки.

— Поняла, Скиф! — кивает она.

— Я не Скиф, а Сармат!

— А я не Афродита, а Рита! — говорит она и, спохватившись, прикрывает наготу руками.

На их голоса из-за кустов выглядывают остальные студентки.

— Брысь в лагерь, поганки! — командует им Сарматов.

Подхватив одежду, студентки убегают в сумерки сельвы.

Обшарив биноклем протоку и противоположный берег реки и не заметив ничего подозрительного, Сарматов машет рукой. Десять черных фигур бесшумно погружаются в воду.

Резкий порыв ветра проносится над сельвой, по глади реки идет рябь, которая стирает отражающиеся в воде сполохи вечернего неба. На реке расплываются круги от первых капель начинающегося дождя, и вскоре и река и сельва скрываются за плотной завесой теплого, тропического, муссонного ливня.

После пронесшегося муссона ночная сельва и река живут загадочной и неведомой жизнью. Слышатся беспокойное бормотанье обезьян, вскрики ночных птиц, всплески воды и непривычные голоса диких зверей. В звуки ночной сельвы вплетается тихая джазовая мелодия — по берегу идут двое в камуфляжке с оружием. В руке одного — транзисторный приемник. Подойдя вплотную к берегу, люди пристально вглядываются в темень над рекой, о чем-то говорят и громко смеются, не замечая появившихся за их спинами двух черных фигур. Когда их безвольные тела запрокидываются на луговинку у кромки воды, Сарматов, вытирая о траву нож, бросает Алану:

— Снимаем с них хламиды и переодеваемся!..

Оглядевшись, он подходит к стоящему в воде дереву и стучит по его стволу. На стук, словно привидения, из воды появляются еще несколько масляно-черных фигур.

— Баллоны оставляем здесь. Запомните это место, ориентируйтесь по дереву! — говорит Сарматов. — Силин, где ты?..

— Тут я! — откликается тот, вытаскивая из воды на пару с Бурлаком тяжеленные рюкзаки.

— Переодевайся и обнюхай дорогу, как бы на мины не напороться! — приказывает Сарматов и поворачивается к обступившим его черным фигурам: — Все запомнили — обратно выбираемся не дожидаясь друг друга! В случае большой дырки — пуля в рот!.. Ясно?..

— Ясно, командир! — отвечают бойцы.

Через прибор ночного видения как на ладони проглядывается вилла, стоящая на пригорке. Окна, закрытые жалюзи, освещены изнутри. Рядом стоит покрытый маскировочной сеткой вагончик, над которым возвышается лес антенн. Вилла обнесена деревянным забором, затянутым поверху скрученной колючей проволокой. Над забором возносятся к небу опоры с укрепленными над ними телекамерами. Рядом, за забором — разлинованная вертолетная площадка с дремлющим на шасси-салазках вертолетом, на фюзеляже вертолета — звезда американских ВС.

— Точно, я же говорил — коммандос! — шепчет Сарматов лежащему рядом Алану, переодетому в униформу «зеленого берета». — Часовой у шлагбаума твой!..

Алан смотрит в бинокль, останавливая свой взгляд на будке КПП и часовом-негре у выкрашенного фосфоресцирующей краской шлагбаума. Алан передает бинокль Сарматову и откатывается в темноту, его место занимает Силин, одетый, как и Алан, в пятнистую униформу.

— Готов, командир! — шепчет он. — Можно начинать!..

— Взрыватели не отсырели? — спрашивает Сарматов.

— Нормалек!..

— Тогда давай!..

Силин откатывается к забору и достает титановую, в насечках струну. Охватив ею три доски, выпиливает их. Черные фигуры одна за другой скрываются в образовавшемся проеме.

Здоровенный «берет» шатающейся походкой идет к шлагбауму, не дойдя несколько шагов до часового, склоняется над кустом и заходится в рвоте. Сзади к нему подходит часовой и, хлопнув по широкой спине, спрашивает:

— С тобой все в порядке, парень?

— Йес! — хрипит тот и виснет на часовом.

Нож входит часовому под лопатку, и Алан, подхватив М-16, затаскивает убитого за куст, после чего занимает место часового у шлагбаума.

Две черные фигуры появляются на затемненной веранде виллы и, оставив рюкзак у стены под скамейкой, скрываются в темноте. Белый джип «Чероки» с ярко горящими фарами подкатывает к шлагбауму. Заглянув в его салон, Алан машет рукой, и джип въезжает на территорию виллы. Из него доносятся веселые крики, и Алан смеется в ответ.

Сквозь щели в жалюзи Сарматов пытается рассмотреть, что делается внутри виллы. Но ему мешает свет фар приближающегося автомобиля. Сармат бросается в кусты, за которыми затаился Бурлак. Из виллы выходят двое и направляются к подъехавшему джипу. Один из них Сарматову знаком — это патер, одетый на этот раз в элегантный белый костюм. Но майор узнал бы его даже в клоунском гриме.

— Сука-а! — вскипает Бурлак и заносит для броска руку с ножом.

Сарматов едва успевает перехватить ее и показывает Бурлаку кулак. Патер бросает в кусты недокуренную сигарету, которая падает прямо перед Сарматовым, и садится в машину.

На предельной скорости джип проносится под шлагбаумом, услужливо поднятым Аланом.

Силин тем временем занимается своей работой не спеша и уверенно. Он устраивает жгут пластиковой взрывчатки под основанием стены вагончика, над которым уходит ввысь лес антенн всех видов: от тарелки до полусферического крутящегося шара. Пока Силин устанавливает радиодетонаторы, Сарматов осторожно заглядывает в окно вагончика. В помещении виден экран локатора в полстены. Под экраном человек семь вглядываются в экраны компьютеров и других приборов непонятного для незнающего человека назначения. К Сарматову подползает Силин.

34
{"b":"30816","o":1}