ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— На высоте тембр голоса меняется, сержант, — отмахивается Сизов, поворачивается к сгрудившимся поодаль солдатам: — Всем обвязаться веревками по трое и идти за мной, след в след! Поняли, парни?

Врубая в ледяные откосы крючья, высекая во льду ступени или просто подстраховываясь вогнанными в лед ледорубами, восемь солдат во главе с Сизовым под утро преодолевают ледовый барьер у основания ледника и поднимаются на покатое плато.

— Смотрите в оба, ребятки! — смахнув пот с намазанного медвежьим жиром лица, произносит Сизов. — Если вдруг «духи» объявятся, то чтоб без судорог — огонь на поражение!.. И помните, ребята, первую воинскую заповедь: сам погибай, а друга прикрой, ясно?

— Ясно, батя! — выдыхают солдаты, поблескивая в утренних синих сумерках намазанными медвежьим жиром, запаленными мальчишескими лицами.

— Коли ясно, айда в заоблачные сферы, ребятки!

Солдаты рассыпаются по леднику и начинают медленно продвигаться вперед, тщательно осматривая все провалы и щели на неровной, изрезанной поверхности ледника...

* * *

Утренние сумерки отбрасывают на покатую поверхность ледника голубоватые блики, коварно скрывающие очертания щелей и провалов. Идущий впереди Шальнов вынужден остановиться, чтобы получше разглядеть их сквозь распухшие веки. Определив направление, он дергает привязанную к руке веревку, соединяющую его с Савеловым.

— Двигай ногами, капитан! — сипит он. — Упадешь, так мигом в чистилище без пересадки отправишься!..

Савелов, борясь с наваливающимся, словно ватное одеяло, сном, бредет вслед за Шальновым, механически передвигая ноги. Через некоторое время лейтенант останавливается и щелкает тумблером рации. Щелкает раз, два, три и, со злостью отбросив ее на снег, поворачивается к стоящему шагах в пяти Савелову.

— Аккумулятор от мороза сдох! — говорит он, с трудом ворочая языком. — Больше нас никто не услышит, капитан!..

— Никто не услышит! — эхом повторяет тот и медленно направляет на Шальнова ствол пулемета. — Ты прав — никто не услышит! Никому мы теперь не нужны... Никому... И она нам не нужна... такая жизнь — кошка драная... Пыль мы на ветру... — бормочет Савелов, пытаясь всунуть распухший палец в кольцо гашетки, но палец не влезает.

Шальнов молча вырывает из его рук пулемет и бьет наотмашь ладонью по белой, обмороженной щеке.

— Всякого я от тебя ожидал, но только не этого, Савелов! — с нескрываемой горечью говорит он. Выдавив из окровавленного рта горький смех, Шальнов закидывает пулемет Савелова за плечо и упрямо тянет его на веревке в сторону, где горят нежно-розовым светом заснеженные пики все еще очень далеких гор.

Пурпурное солнце, неожиданно выкатившееся из-за вершин, заливает поверхность ледника непередаваемо прекрасным светом. У Шальнова и Савелова от нестерпимого сияния сразу начинают течь из глаз слезы, чтобы тут же превратиться на щеках в ледяную корку.

Кособочась от ветра, спотыкаясь на одеревеневших от лютого мороза непослушных ногах, не позволяя себе и минутного отдыха, шагает вперед лейтенант Шальнов, с силой дергая порой веревку, на которой мотается из стороны в сторону засыпающий на ходу Савелов.

— Не спи, замерзнешь, капитан! — сипит Шальнов. — Не спи, козел вонючий!..

За его спиной внезапно раздается резкий вскрик, и, обернувшись, он не обнаруживает капитана, а через мгновенье какая-то неведомая сила сбивает его с ног и тащит на веревке к расщелине, которую он только что обошел.

Сдирая до костей негнущиеся ладони, Шальнов пытается зацепиться за что-нибудь, но это ему не удается, и Шальнов чувствует, как проваливается вслед за Савеловым в сверкающую алмазными гранями бездну...

* * *

— Батя!.. Товарищ подполковник! — кричит белобрысый старший сержант и показывает подскочившему Сизову на черный прямоугольник рации, лежащий на вытоптанном снегу. — Двое их!.. Следы от наших десантных говнодавов!..

— Часа два назад тут топтались — замечает подполковник, поднимая рацию. — Ребята, глаз-ватерпас — шарьте по щелям, где-то рядом они!..

Забыв про мороз и усталость, солдаты лихорадочно обшаривают щели и разломы на сверкающей космическим многоцветьем поверхности ледника, залитого ярким солнцем.

Наконец раздается крик радиста:

— Батя, я нашел!.. Здесь они!.. Вслед за подполковником Сизовым в расщелину спускаются трое солдат. У одного из них санитарная сумка с красным крестом. Он тут же бросается к Савелову и прикладывает ухо к его груди.

— Жив и даже не очень побился! — торжествующе кричит солдат и, смутившись, добавляет: — Правда, на человека он уже не похож...

Сизов идет по уходящей за ледяной выступ веревке и, заглянув за него, застывает — на ледовых ребрах расщелины распластано окровавленное тело человека в незнакомой, изодранной униформе, на которой еще можно рассмотреть шеврон с орлом и надписью «Армия Соединенных Штатов Америки».

— Американец, батя? — удивленно спрашивает у Сизова кто-то за спиной.

— Это что же получается? Наш в трещину улетел, а этот... американец спасал его, что ли? — тихо осведомляется белобрысый старший сержант. — Там, наверху, в расщелину две кровавые борозды идут, — поясняет он в ответ на вопросительный взгляд Сизова.

Рука подполковника тянется к шапке, но голос санитара заставляет его поспешно отдернуть от нее руку.

— Дышит еще, батя! — укоризненно говорит тот. — Но кровищи потерял — больше некуда...

— Ребятки мои! — спохватывается Сизов. — Что ж мы стоим остолопами?! Спиртом их растирать... и внутрь, а потом медвежьим салом — может, спасем еще, ребятки!.. Сверхлюди они, коль этот треклятый ледник одолели!..

— Чего они через ледник-то поперлись? — недоумевает санитар.

— Значит, нужда или военная необходимость в том была! — строго обрывает его подполковник и подхватывает на свои сильные руки застывшее, без каких-либо признаков жизни тело лейтенанта Шальнова, одетого в изодранную униформу «зеленых беретов» армии США.

* * *

Вырвавшаяся из тесноты ущелий река широко разливается по «зеленке», окаймляющей предгорья, за которыми взметаются ввысь заснеженные пики хребта. Дикие берега реки покрыты высокими, по пояс, травами и широколистными кустарниками. Из глубины «зеленки» порой несутся трубные звуки самцов-оленей, заполошное хлопанье крыльев перепелов и жирных фазанов.

58
{"b":"30816","o":1}