ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Боевики приближались все ближе и ближе. Уже был слышен треск ломающихся веток.

— Бегут, придурки! — ухмыльнулся Силин. — Догадались, что подстава какая-то. Ну что ж, молодцы, что догадались. Да только поздно вы до этого додумались, ребятки!..

В кружеве листвы начинают проглядывать человеческие силуэты. Бегущие фигуры одна за другой проскальзывают в перекрестье прицела сарматовской винтовки. Он хорошо видит первого из бегущих. Тот слишком торопится, совершенно позабыв об осторожности и даже не утруждаясь смотреть под ноги. Высокий, атлетического сложения негр с разбегу налетает на поставленную ловушку, и тут же раздается взрыв. Со страшным воем летит наземь обезображенное тело африканца.

Вопли его тут же заглушают сухие автоматные очереди. Град пуль сыплется на боевиков со всех сторон. Бросаясь в кусты, укрываясь за поваленными стволами, они начинают лихорадочно отстреливаться.

Сарматов стрелял редко, но зато наверняка. Он увидел, как один крепыш, прячась за деревом, перезаряжал автомат Калашникова. «Хорош паренек, да не жилец» — подумал майор, и палец его медленно надавил на спусковой крючок. Раздался щелчок, больше похожий на треск сломавшейся ветки, и крепышу снесло полголовы. Второй, немолодой уже боевик, перебегал от дерева к дереву. Поймав его в прицел, Сарматов выдохнул и плавно нажал на спуск. Приклад мягко отдал в плечо, и бегущий, словно споткнувшись, уткнулся лицом в землю...

Вдруг возле самого виска Сарматова просвистела пуля! Она впилась в дерево, выбив из ствола белую щепу.

— Ну надо же, какая-то сволочь уже пристреляться успела! — пробурчал Сарматов себе под нос и быстро перекатился на другое место.

— Вертушки! Слышите, вертушки! — радостно прокричал рядом знакомый голос.

Сарматов вслушался в мерный гул идущих вдоль границы вертолетов. «Три вертушки», — отметил он про себя и посмотрел на часы.

— Командир, слышишь, отходить надо! — дернул Сарматова за ногу Силин. — Я так мыслю, что черномазых уже немного осталось, не сунутся они. А нам нужно гражданским помочь погрузиться, тем более что наши, которые у реки, должны с минуты на минуту этим героям в спину шарахнуть.

— Отставить! — приказал Сарматов, продолжая целиться в очередного, показавшегося из-за ствола дерева боевика. — Ты что, Саня, не понял, что ли? Это же не наши вертушки. Наши так быстро прилететь не могли. Наши будут минут через сорок, не раньше! Так что не высовываться!

— А как ты это гражданским объяснять собираешься? — тяжело задышав, спросил Силин. — Ведь они же сейчас к этим вертушкам кинутся, разве ты не понимаешь? Тут им всем и крышка!

Сарматов на мгновенье замер, соображая, что Силин прав и через несколько минут может случиться непоправимое. Решение пришло внезапно. Майор вскочил на ноги и начал лихорадочно карабкаться на ближайшее высокое дерево. В ствол рядом тут же впилась прицельно пущенная пуля.

— Прикройте меня! — прокричал Сарматов и, цепляясь за ветки, стал взбираться все выше и выше.

Еще несколько пуль сбили листву в каком-нибудь сантиметре от его головы. Сарматов старательно полностью укрылся в листве кроны, и пули начали ложиться как попало. Было видно, что снайпер стрелял уже наобум.

Вдруг опушка джунглей, на которой засели боевики, буквально разорвалась на части от грохота, крика и воя. Взрывы гранат подняли в воздух над джунглями сотни, тысячи, десятки тысяч птиц. Из чащи донеслись вопли, малопохожие на человеческие.

— Сармат, я к заложникам! — снизу дал о себе знать Алан. — Наши этих козлов с той стороны приперли, теперь никуда им не деться!.. А я гражданских придержу, чтобы они, не дай бог, к вертолетам не ринулись!

— Давай, родной, давай... — согласился Сарматов, карабкаясь все выше и выше — на самую верхушку громадного тропического дерева. Под носом у него сорвалась с оглушительным треском какая-то птица, но все внимание майора было обращено к вертолетам. Их гул становился все ближе и ближе, хотя из-за листвы вертушек еще не было видно. Тем временем под Сарматовым уже начали трещать ветки. Казалось, еще немного, и какая-нибудь не выдержит его немалого веса и сломается. Но майор и не думал останавливаться.

Наконец он нашел достаточно удобное место. Это была развилка дерева, образовавшая нечто наподобие седла. Быстро устроившись в нем поудобнее, Сарматов достал из-за спины снайперскую винтовку. Небо затянуло дымкой, солнце скрылось за набежавшей тучей.

Вокруг, куда ни кинь глаз, простирался необъятный зеленый океан джунглей.

— Ну, где вы там? Ну покажитесь, красавчики, — пробормотал Сарматов, припав глазом к прицелу. — Эх, давно я на летающую дичь не охотился...

* * *

— Как оружье держишь, чертеныш?! Эдак тебе и плечо отобьет, и ружье не удержишь. Оно ж у тебя в болото улетит, как ты потом его достанешь? Само собой, и селезень уйдет. Ты ружье нежно держи, но крепко, как бабу. Хотя откуда тебе знать, как бабу держать надобно, — дед смутился и почесал сквозь старый картуз затылок.

Камыши тихо шелестели от прикосновений легкого ветерка и похрустывали под ногами. Осторожно раздвигая их, дед вел маленького Игоря за собой. Детские руки крепко сжимали старую тулку.

— Ты в ружье не цепляйся, оно от тебя не сбежит... Бона, вона полетели, смотри, — дед Платон толкнул мальца в бок. — Ты теперя не торопись. Не пали почем зря. У тебя на два выстрела только времени будет, пока они в камыш нырнут. Получше целься...

Утки летели низко над камышом.

— На курок плавно жми, не дергай, — шепнул на ухо мальчугану дед...

Пацаненок, волнуясь, целился медленно, и, как поучал дед, плавно нажал на курок. Раздался выстрел, и утка, кувыркаясь, полетела вниз.

— Молодец, пацан! — возбужденно проклекотал дед, вглядываясь в чистое голубое небо, откуда камнем летела на землю подстреленная утка. За ней показались еще две. Было видно, что они торопились поскорее нырнуть в спасительные камыши. — Давай стреляй снова, а то уйдут.

Но пацан теперь уже не спешил. Поймав на бугорок мушки жирного селезня, он медленно провожал стволом его полет...

Громыхнул второй выстрел. Селезень, кувырнувшись в воздухе и оставив облачко перьев, начал падать, продолжая беспомощно хлопать крыльями, словно хотел ухватиться ими за воздух.

— Попал! — радостно крикнул дед Платон, потрясая в воздухе старой двустволкой.

Селезень камнем упал в воду, подняв фонтан брызг... Последний, третий, испуганно шарахнулся в сторону и через несколько секунд пропал из виду.

— Это ничего. Последнего бы тебе все равно не получилось подстрелить. Ни у кого еще не получалось... Ну молодец! — дед ласково потрепал внука за чуб. — Это ж надо, в таком малолетстве и с одной зарезки двух селезней взять...

Пацаненок вздохнул, счастливо глядя в небо.

* * *

— Науку твою помню, дедуля, — пробормотал Сарматов, плавно водя стволом винтовки из стороны в сторону, — вовек мне ее теперь не забыть.

Внезапно в просвете между листвой, прямо перед глазами майора, выплыло три больших грязно-зеленых вертолета...

— Ох, научил, дед, — прошептал Сарматов и поймал ближайший вертолет в перекрестье прицела. Подкрутив шкалу на дальность, он взял сначала в прицел фигуру пилота, но потом вдруг опустил винтовку и лихорадочно стал рыться в карманах.

— Есть, слава богу, — Сарматов вынул из кармана несколько патронов с зелеными головками.

Вертолеты, кажется, неслись прямо на майора.

* * *

Сарматов быстро набил магазин патронами с зелеными головками.

Внезапно все три машины, подставив ему брюхо, вышли на вираж, либо решив вмешаться в течение боя, либо подхватить заложников.

Сарматов решительно вскинул винтовку. Пятнистый бок среднего вертолета попал в перекрестье его прицела... Майор плавно нажал на спусковой крючок. Звонко хлопнул выстрел...

Вертолет вдруг завис в воздухе и, как пес, укушенный под хвост блохой, начал крутиться на одном месте. Все вокруг него окуталось серым удушливым дымом.

26
{"b":"30817","o":1}