ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что... что значит готовиться?! — уныло вздохнул генерал и опрокинул в рот сразу полфужера коньяка.

— Ну, например, вывести из-под удара и сохранить твоих и других преданных людей, — объяснил Павел Иванович, прикладываясь по примеру брата к фужеру с коньяком.

Генерал вопросительно посмотрел на него.

— Задача решаема! — усмехнулся Павел Иванович. — У нас за рубежом по всем континентам на сотни миллиардов долларов собственности: недвижимость, прямые и подставные фирмы, фирмы «друзей», депозиты в банках еще с царских времен, акции предприятий и компаний, газеты, корабли, плантации кофе. Никто толком в государстве не занимался полной инвентаризацией этой собственности и не знает даже, где она находится... Есть всего один реестр, и тот неполный. А что самое главное — этот реестр в моих руках. Я полагаю, что твои люди по нашей наводке могли бы взять, что им прикажут, под контроль. Наши люди позаботятся о юридической стороне вопроса... Что скажешь на это, брат?

— Увести собственность из-под носа «опричников»! — оживился генерал. — Над этим стоит подумать...

— Вот и подумай! — пряча усмешку, кивнул Павел Иванович. — Вместо пули в подворотне верные нам люди получат дело.

— Во всяком случае, они сохранят верность, — задумчиво, словно уговаривая самого себя, заметил генерал и, насторожившись, достал из-под мышки «Стечкина».

Из болотной тины донесся собачий лай, плеск воды и фырканье. Вздыбилась на мощном загривке шерсть бладхаунда и, приняв позу, он перекрыл все звуки жутким рыком.

— Стоять, Абрек! — властно скомандовал Павел Иванович и, взяв наизготовку ружье, подошел к краю болотины.

Лай и фырканье раздавались уже где-то совсем рядом, и скоро из-за поросшего осокой островка показался плывущий чуть впереди преследующей его стаи собак красавец-лось. Выскочив на берег и не обращая внимания на злобно щелкающих зубами собак, он принялся шумно отряхиваться.

Павел Иванович поднял ружье и прицелился, но в это мгновение, как по чьей-то команде, собачья стая вцепилась в лося.

Лесной гигант будто бы ждал этого — две-три собаки с визгом взлетели кувырком в воздух, напоротые на его развесистые рога, несколько отлетели в стороны, отброшенные мощными копытами. Получив отпор, собачья стая, скуля, отбежала на безопасное расстояние, а лось неспешной трусцой направился в чащу. Павел Иванович опустил ружье и, взглянув на подошедшего со «Стечкиным» в руках брата, заметил:

— Смотрю, с моим подарком не расстаешься!..

— С ним я хозяин, по крайней мере, над своей жизнью, — ответил тот.

— У тебя есть надежные люди из нелегалов? — бросив взгляд в сторону леса, спросил Павел Иванович.

— Ну-у!.. Допустим...

— Для начала нужно купить, предположим, в Австрии или Германии замок, на худой конец — виллу и оборудовать их современными средствами связи. Купить можно, ну скажем, на отпрыска какого-нибудь фон дер Фрица, вернувшегося в фатерлянд из Южной Африки...

Оглядевшись, Павел Иванович протянул брату пластиковую карточку.

— Банк в Цюрихе. Подробности потом. Нас тоже не пальцем делали, брат! — добавил он в ответ на его удивленный взгляд.

— Ты все просчитал, Павел? — с тревогой спросил генерал.

— Все! — кивнул тот, глядя немигающими стальными глазами. — Помни только, что в моих расчетах ставка на тебя и твоих людей весьма крупная...

— Ты мне так и не ответил: кто это «мы»? — напомнил генерал.

— Мы, те, для которых Россия — не гостиница для временного проживания, а родной дом на все времена! — ответил старший и добавил: — Решай сам, брат!..

— А если раскрутится история с группой Сарматова со всеми вытекающими из этого последствиями?..

— Я пока у Хозяина в силе! — как-то горько скривил рот Павел Иванович. — Но подстраховаться все-таки надо... Шумит, говоришь, отмороженный капитан, как его?..

— Савелов! — подсказал генерал. — Он, понимаешь, зять Николая Степановича...

— Из «Атоммаша»? — удивленно поднял брови старший. — Интересно!.. Николай Степанович человек нам не чужой... Ты вот что, потолкуй у себя там с народом, и не тяните. Короче, доставь мне представление на этого капитана к Звезде Героя, что ли. В конце концов, твой Сарматов пишет, что правительство непримиримых ликвидировано... Так что доклад его можно трактовать и как успех операции.

— Круто! — выдохнул генерал. — Савелову заткнем рот Звездой, а если Сарматов притащит американца, расскажем ему сказку про звонок из Кремля?

— Если он упрется, то рассказывать сказки ему следователь будет, — нахмурил брови Павел Иванович. — Ведь ему можно сказать, что задание провалено, группа практически погибла, а одного офицера он сам зарезал, о чем и пишет в донесении. Работал он, дескать, грубо, едва не спровоцировал военный конфликт с Пакистаном и не сорвал Женевские переговоры... Сам видишь, брат, какой букет! Но... — Павел Иванович сделал паузу, поднял указательный палец вверх и продолжил: — Лучше бы, конечно, чтобы он не дошел до следователя!.. В крайнем случае, думаю, что договориться мы с ним сможем. Дадим и ему Звезду Героя, он, по-моему, давно ее ждет, — глядя в глаза брата, тихо произнес наконец Павел Иванович.

— Ждать-то он ее не ждет, а вот заслужил давно... — ответил генерал, и в голосе прозвучали горделивые нотки.

Восточный Афганистан

25 июня 1988 года.

Поблек над кронами деревьев серп месяца, и на влажную от росы траву легли рассветные сумерки. Остроконечные заснеженные вершины гор зарделись ярким розовым пламенем. А группа все шла и шла...

Впереди «зеленка» заметно поредела и перешла в предгорье, покрытое чахлыми кустами. Сарматов беспокойно оглянулся и стал к чему-то принюхиваться.

— Что, командир? — тревожно спросил Алан.

— Запах какой-то чудной! — ответил тот и показал рукой направление, откуда, как ему казалось, доносился этот самый запах.

— Ничего не чую! — пожал плечами Бурлак. — Показалось, видать, тебе, командир...

— Возможно!.. Но на всякий случай погуляйте по местности и разведайте что к чему! — приказал Сарматов.

Бурлак с Аланом мгновенно скрылись за деревьями, а Сарматов тем временем, отстегнув от запястья американца браслет, сказал:

— Покемарь пока, полковник, а я тебя от змеюк посторожу!

Янки мгновенно повалился в траву и моментально заснул.

Бесшумно передвигаясь от куста к кусту, Бурлак с Аланом вышли к краю «зеленки». Перед ними распластался сбегающий склон, который в утренних сумерках издали был похож на огромное алое полотнище.

— Ну и нос у командира! — восхищенно произнес Бурлак. — За километр «дурь» чует!..

— Слушай, это плантации Абдулло! — утвердительно сказал Алан. — Здесь можно нарваться на духов! Так и есть! — воскликнул он, поднося к глазам бинокль.

В окулярах просматривались сплошное полотнище цветущего мака и укрытый под деревом навес. Рядом с ним были привязаны два ослика, и неподалеку сидя на земле спал вооруженный автоматом человек в круглой афганской шапочке-пакуле.

— Посмотрим, что этот хмырь стережет? — предложил Бурлак, взглянув в бинокль. — Может, лепешкой разживемся... Меня от мяса уже с души воротит.

— Постой! Сперва у командира надо добро получить! — осадил его Алан.

Выслушав Алана и Бурлака, Сарматов растолкал спящего американца.

— Топаем дальше, полковник! — сказал он, защелкивая на его запястье браслет наручника.

Вскоре перед глазами идущих открылся прекрасный вид на плантацию цветущего опийного мака.

— Бурлак, побудь с американцем, а мы с потомком хазаром погуляем пока! — приказал Сарматов и, сняв со своей руки браслет наручников, защелкнул его на руке Бурлака. — Будет дергаться — залепи ему рот и выруби, но слегка, не переусердствуй смотри!

— Может, не стоит, командир, туда соваться? Еще, не ровен час, обнаружим себя! — заметил Алан.

— Стоит! — ответил Сарматов. — Взять бы нам живым духа и узнать у него, где наших искать, а то идем в неведомо куда!..

4
{"b":"30817","o":1}