ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через несколько минут он махнул из ворот гаража:

— Загоняйте!

Савелов поставил «Мерседес» впритирку к «БМВ» и, сорвав с замков дверей пломбы, пересел за его руль. Сухопарый наклонился к нему.

— Вы отсюда прямо в Москву? — вкрадчиво спросил он. — Як тому, что если в Крыму хотите задержаться, отдохнуть, так сказать... Мы можем номер-люкс в любой гостинице Ялты организовать. У нас в Крыму с номерами, чтоб по европейскому разряду, дефицит, так сказать.

— Что вы имеете в виду под европейским разрядом?

Сухопарый ухмыльнулся и изобразил руками женский бюст.

— Ах, это! — отмахнулся Савелов. — Нет, телки не требуются, а за заботу спасибо.

— Всегда рады помочь москвичам.

— Однако гулять, так гулять! — подмигнул ему Савелов. — Сначала махнем с фрау Марикой, если она, конечно, не крокодил какой, дня на три в Ялту Там у моей тетушки по отцу прямо на берегу моря шикарная фазенда. А по дороге еще заскочим к татарам шашлычка поесть и кумыса попить. Уважаешь кумыс, коллега?..

— Не-а, мы больше по пиву, — брезгливо поморщился тот и кинул неспокойный взгляд на вход в гараж.

Скоро в зеркале заднего обзора Савелов увидел стройную рыжеволосую женщину лет двадцати восьми со спящим малышом на руках. Следом за ней двое молодых людей, в серых костюмах в полоску, тащили два объемистых кожаных чемодана.

Отчужденно поздоровавшись с Савеловым, женщина уложила малыша на заднее сиденье «БМВ», а молодые люди тем временем затолкали в багажник ее чемоданы. Потом они, настороженно оглядев через забор улицу, распахнули ворота, и Савелов поспешил покинуть двор. Когда белый «БМВ» с зарубежными номерами скрылся за углом переулка, сухопарый поглядел на часы и достал портативную рацию.

— Первый, первый, я сосед, — сказал он приглушенным голосом.

— Чего нового, сосед? — донеслось из рации.

— Ваш объект выехал от меня в ноль сорок две. Сначала куда-то к татарам намылился, кумыс пить, а потом, говорит, на три дня в Ялту. Тетку там навестить.

— Какую телку?

— Тетку, тетку, а не телку...

— Адрес тетки в Ялте?

— Может, тебе еще и ключ от квартиры, где деньги лежат?

— Ладно, сосед, не фырчи!.. Утюжок на месте?

— Фирма веников не вяжет.

— В долгу не останемся, сосед... Отбой.

* * *

По тихим сонным улочкам Белогорска, украшенным переливающимися на солнце перламутровыми нитями паутины, Савелов погнал машину в сторону нависающей над городком скалистой гряды. Марика, повернув к нему лицо, хотела что-то сказать, но Савелов прижал палец к губам. Когда городок остался за грядой, он остановил машину и кивком попросил ее отойти с ним в сторону.

— Кто были люди в том доме? — спросил он.

— Я их не знаю, — шепотом ответила она. — Сначала были другие, но их вчера отозвали и вместо них приехали эти...

— Они местные?

— Похоже, но я их до этого никогда не видела.

— Посидите в машине, — попросил ее Савелов.

— "Купавна", «Купавна», ответь «Щербинке». Прием, — отойдя в сторону от «БМВ», сказал он в микрофон рации.

— Наконец-то, «Щербинка»! — раздался из передатчика густой уверенный голос «Купавны». — Пассажирам из соседнего купе малость не повезло... Под Джанкоем сам увидишь... Скатерть вроде бы чистая, но небеса почему-то посылают не на три, а на пять букв... Как понял, отзовись, «Щербинка»? Прием.

— Понял, «Купавна», небеса посылают на пять букв... Скажи лучше: почему самогонный аппарат поменяли?

— Перестраховались, видно. Прием.

— Портреты получились классными, не знаешь?.. Прием.

— Гарантирую, «Щербинка»! Фотограф у нас — талант. И прицеп с тележкой тоже о'кей вышли!

— Спасибо.

— "Щербинка", «Щербинка», а новый аппарат обнюхай со всех сторон. Береженого и бог бережет. Прием.

— Понял, «Купавна»! Прием.

— Значит, назначаем рандеву на конце плеча, у старых камней. У тех, что с новыми дырками... Понял меня, «Щербинка»? Прием.

— Понял. У старых камней с новыми дырками... Отбой, «Купавна». До встречи.

Закончив разговор, Савелов подошел к машине и, взяв спящего малыша на руки, кивком головы приказал женщине следовать за ним.

— Вместо Чопа нам приказывают пересечь границу в Бресте и назначают рандеву у стен Брестской крепости, не знаете почему? — спросил он у Марики, когда они оказались за камнями, в метрах ста от машины.

— Не знаю, — удивилась женщина.

— Этот «БМВ» кто пригнал на явку?

— Москвичи. Их отозвали вчера утром. Они сказали: поступила информация, что ваш «Мерседес» засвечен. Они же привезли два чемодана и носильные вещи, подобранные в соответствии с нашей легендой. Я сама уложила веши в чемоданы, а ключи от них всегда были при мне. Так мне они приказали.

— Они не доверяли сменщикам?

— Мне показалось, что так. Иначе зачем им опечатывать машину?

— Сменщики не пытались снимать пломбы с дверей и багажника?

— Москвичи запретили им даже подходить к ней, но...

— Но?.. Договаривайте.

— Ночью меня разбудил Курт, и мне показалось, что в гараже горит свет.

— Ждать тут! — в нехорошем предчувствии приказал он и, положив малыша на свой плащ, вернулся к машине.

Заглянув под ее днище, Савелов покрылся с головы до ног липким холодным потом: в углублении, за выхлопной трубой, отливал вороненой поверхностью похожий на утюг плоский металлический предмет, с вмонтированным в его корпус окошечком таймера.

Кое-как справившись с парализовавшим его страхом, Савелов бросился к багажнику — под руку попались монтировка и домкрат... Приподняв машину на всю высоту штанги домкрата, он, тем не менее, с трудом протиснулся под ее днище. Подсунув заостренный конец монтировки в небольшой зазор между «утюгом» и удерживающим его металлом, он с силой нажал на другой конец монтировки. Мина едва сдвинулась с места. Еще нажим, и удерживаемый магнитными присосками утюг скользнул несколько сантиметров по плоскости днища... Еще нажим — и он отлетел прямо под ноги женщины, подошедшей, вопреки его приказу, к машине. Савелов с нарастающим ужасом смотрел из-под днища автомобиля на часто замигавший красным светом глазок на боку мины и на цифры, быстро замелькавшие на циферблате таймера.

— Где сказано тебе ждать?! — наконец, просипел он сдавленным шепотом и сильно оттолкнул ногой Марику от машины.

— Майн готт! — вскрикнула упавшая в придорожную пыль женщина. — Что вы делаете?

Ее голос привел Савелова в чувство.

— Идиотка, твою мать!.. Магнитная мина, не видишь, что ли?! — заорал он и рывком выпростал свое тело из-под днища машины.

Не обращая внимания на Марику, Савелов схватил одеревеневшими руками мину и бросился к кустам у обочины, за которыми проглядывал сквозь бурьян ржавый корпус разбитого, отслужившего свой век грузовика. Положив «утюг» под его искореженную раму, он опрометью бросился к спящему малышу и, подхватив его на руки, побежал назад к автомобилю. Устроив безмятежно спящего малыша на заднем сиденье, он поднял из пыли женщину и подтолкнул ее к машине.

— Сидеть тут и не дергаться!

Потом, выхватив из багажника канистру, он снова бросился к грузовику, разливая перед собой бензин.

Бросив канистру под раму грузовика, Савелов бегом возвратился к машине и принялся лихорадочно обшаривать ее. То, что он искал, находилось сбоку от молочно-белого капота автомобиля, под основанием радиоантенны.

Отжав антенну монтировкой, он выбил из-под ее основания небольшой черный квадрат с тоненькими проводками, уходящими под днище.

— Вас ист дас? — спросила высунувшаяся из двери женщина.

— Что это? — вымученно переспросил он, обрывая со злостью проводки. — Это, милая фрау, спутниковый радиомаяк, который позволял плохим дядям следить за нами, слушать наши разговоры и в любой момент разнести нас на куски, где бы мы ни находились.

Прежде чем тронуть машину с места, Савелов бросил на пропитанную бензином землю горящую зажигалку. Огненная полоса с шипением устремилась к разбитому грузовику. Отъехав с полкилометра, Савелов остановил автомобиль, и они, не сговариваясь, посмотрели в сторону горящего грузовика.

47
{"b":"30818","o":1}