ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

25

Гольф, фотография, семейные прогулки, послеобеденный сон и чтение книг в библиотеке – подобная жизнь все больше тяготила графа Карнарвона. Несмотря на прогнозы врачей, его по-прежнему изматывали боли в ноге и позвоночнике, к тому же граф страдал бессонницей.

Альмина была с ним неизменно ласкова и нежна, но его настроение от этого не улучшалось. Он больше не шутил и не играл с детьми, часами храня скорбное молчание.

Альмина решила откровенно побеседовать с супругом:

– Вы словно в тюрьме, милый!

– Я сам себя ненавижу.

– Из-за болезни?

– Неполноценный не имеет права жить!

– Не говорите глупостей.

– Я инвалид.

– Прошу вас!

– Неужели вы станете утверждать, что я еще могу управлять яхтой, водить спортивный автомобиль или бороться с силачом на ярмарке?

– Да что же тут интересного? Любой сумеет! А вот быть пятым графом Карнарвоном – увлекательно! У вас ведь полностью восстановилось зрение! Я думала, вас это вдохновит. Ваши предки встречали беду с открытым забралом. Неужели вы стали исключением из правила?

Граф нахмурился. Супруга бросилась к нему:

– Простите! Я не хотела вас обидеть!

– Вы правы, Альмина. Я веду себя как трус.

– Не будьте к себе слишком строги! И помните, я вами восхищаюсь!

– Если бы не вы, моя дорогая, я бы давно смирился.

– Если мое общество вам помогает, располагайте мной как можно чаще, милый!

– Спасибо, Альмина. А сейчас мне нужно побыть одному.

– Я вас не потревожу при одном условии. Пообещайте научиться получше играть в гольф!

* * *

Несмотря на боль в позвоночнике, граф старательно махал клюшкой. Мрачные мысли отступили. Он получал истинное удовольствие от игры и даже добился некоторых спортивных успехов.

Вдруг на поле появился правительственный чиновник.

– Поздравляю, ваше сиятельство! Отличный результат. В такой приятный день хочется задуматься о будущем!

– Мое будущее – в прошлом.

– Позвольте с вами не согласиться. Если не желаете строить политическую карьеру, вы можете послужить Родине иначе. Поговорим о ваших путешествиях на Восток!

– Вы хотите выслушать мой политический прогноз?

– Министерство иностранных дел высоко ценит мнение знатоков. Госсекретарь желал бы с вами побеседовать.

До автокатастрофы граф ответил бы отказом, а сейчас сразу согласился.

* * *

Когда супруг соблаговолил повести традиционную охоту на лис и позволил устроить званый ужин, Альмина поняла, что граф Карнарвон вернулся к своему истинному положению в обществе и снова ощутил желание жить. Он, как и прежде, не желал носить смокинг, выходил к гостям в любимой саржевой куртке и сыпал остротами.

– Ах, если бы вы не были богатым аристократом, то кем бы вы тогда хотели стать? – спросила его как-то одна баронесса.

– Кем-нибудь вроде Шлимана! – воскликнул Карнарвон.

– Он художник или жокей?

– Он – археолог.

– Фу, что за грязная работа! Пыль, солнце, пот. А что нашел этот ваш Шлиман?

– Трою.

– Трою Гомера, верно?

– И ее тоже.

– А вы смогли бы найти город, полный золота?

– Рискуя разочаровать вас, баронесса, скажу «нет». Вы шутите, а я просто мечтаю.

* * *

Когда граф вовремя не явился к ужину, леди Альмина забеспокоилась. У камердинера был выходной, поэтому она сама отправилась на поиски супруга. Тот оказался в библиотеке.

– Дорогой, вы забыли о времени?

– Увы!

– Почему же?

– Читал толстенный труд французского ученого о Древнем Египте.

– Как зовут автора?

– Гастон Масперо.

– Давайте пригласим его в Хайклер!

– Он живет в Египте.

– Какой кошмар! Должно быть, это истинная мука! Зима, по слухам, там приятная, но в остальное время года страшный зной! Каким же нужно обладать здоровьем, чтобы выносить подобный климат?

– Не знаю. Я там не бывал.

– Даже во время кругосветного путешествия?

Граф закрыл книгу и поднялся из кресла.

– Какой-то злой гений помешал мне посетить эту волшебную страну.

– Злой гений, волшебство… Вы что же, стали суеверным?

Граф предложил супруге руку, и они медленно направились в столовую.

– Наш мир гораздо таинственнее, чем кажется. Его пронизывают невидимые силы. А египтяне изучили их в совершенстве.

– Мало того, что вы из-за этой книжки опоздали к ужину, так теперь еще и говорите невесть что. Забудьте, наконец, про Масперо, Древний Египет и невидимые силы. Попробуйте-ка лучше семгу.

За ужином граф был сама любезность, но его мысли носились где-то очень далеко.

26

– Картер, нам предстоит большое дело, которое прославит Управление раскопками и древностями, – объявил Масперо. – В коллекцию нового Каирского музея войдут все находящиеся на территории Египта археологические памятники – от статуэток до колоссов. Мы должны составить общий каталог.

– Серьезная задача.

– Рад, что она вас вдохновляет. Это теперь главное!

Картер так не считал. По его мнению, главными в Египте являлись раскопки, но Масперо был неумолим.

– Однако прежде всего займитесь следующим. Во-первых, доставьте в музей царские мумии из гробницы Аменхотепа И.

– Ах, так они войдут в музейное собрание?

Это замечание вывело начальника из себя.

– Вы чем-то недовольны? – спросил он.

– А во-вторых? – покорно подсказал Картер.

– Раз уж Аменхотеп II был найден в саркофаге, позаботьтесь о том, чтобы положить его туда обратно. Тогда туристы смогут любоваться фараоном в его собственном гробу.

– Какое счастье… – растерянно пробормотал Картер.

– И поторопитесь. Никто не любит ждать, даже покойники.

* * *

Погребение Аменхотепа II, доблестного царя с сильными руками гребца, стало приятным событием для молодого археолога. В тот вечер небо было нежно-голубого оттенка. Мягкий свет наводил на философские мысли. Картер, Гургар и сторожа бесшумно несли мумию фараона по тому же самому пути, по которому три с половиной тысячи лет тому назад шествовала его погребальная процессия. Теперь Аменхотепа II вновь хоронили, уважительно и бережно. Он являлся для них очень далеким и в то же время близким существом, бессмертным божеством и смертным человеком.

Группа людей медленно шла, вздымая легкую пыль, которую тут же уносил северный ветер. В пути не было сказано ни слова, хотя, возможно, мусульмане и молились про себя. Картер вспомнил о древнеегипетском обряде отверзания уст.[50]

Молчаливая процессия проникла в полумрак гробницы. Картер позволил взять только один факел, изготовленный, как в старину, из ветоши, смоченной кунжутным маслом, не дававшим копоти.

Когда мумию царя укладывали в саркофаг, Говард с трудом сдержал слезы. Ему казалось, будто они вершат акт некой высшей справедливости.

А после, стоя в полумраке погребальной камеры, он долго размышлял о том, что существовала такая чудная эпоха, когда мысли о смерти озаряли собой человеческую жизнь.

* * *

Недалеко от луксорского храма находился старинный особняк, в котором раньше размещался своеобразный египетский «гарем». Здесь обитали знойные красотки, объекты вожделения местного царька. Теперь дом разрушался на глазах: с балкона слезала краска, а со стен сыпалась штукатурка.

Картер толкнул дверь. Ржавые петли скрипнули. Он словно ждал, что ему преградит путь грозный евнух с дубинкой, но в доме теперь обитала только кучка опустившихся курильщиков гашиша и стоял запах жареного лука. Должно быть, постояльцы стряпали.

Зачем Раифа назначила свидание именно здесь? Он перечел записку, которую вручил ему какой-то мальчуган, и убедился в том, что адрес верный. Говард попытался расспросить жильцов, но наркотический дурман мешал им разговаривать. Картер уже было устремился к выходу, как вдруг в проеме показалась Раифа.

вернуться

50

Ритуал отверзания уст являлся частью обряда воскрешения бога Осириса, которому после смерти уподоблялся в эпоху Древнего царства фараон, а впоследствии всякий усопший, желавший получить вечное блаженство. (Прим. пер.)

21
{"b":"30832","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Открытие ведьм
Вата, или Не все так однозначно
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Основано на реальных событиях
Время злых чудес
Кости зверя
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле