ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Альмина крепко спала в объятиях супруга. А граф лежал и думал о неизведанных горизонтах, утраченных из-за проклятой автокатастрофы. Желание забыть о приключениях побудило его уйти в семейные хлопоты, однако он понимал, что ничего из этого не вышло. Граф Карнарвон все еще ждал ответа от судьбы на один-единственный вопрос – в чем его призвание?

28

– Я против.

Масперо даже покраснел от досады:

– При чем тут вы, Картер? Начальник Управления – я!

– А я – инспектор области Фив и тоже имею право голоса!

– Что?! Я отдаю приказ, а вы подчиняетесь! И точка.

На Картере был твидовый пиджак, фланелевые брюки, накрахмаленная сорочка и галстук-бабочка в горох. Теперь он мог себе позволить поспорить с начальником, ведь в свои двадцать восемь лет он уже был хорошо известным в округе человеком.

– Даже когда допускаете ошибку?

С ледяным выражением лица начальник Управления раскопками и древностями обошел вокруг стола и встал прямо перед Говардом.

– Прошу вас объясниться, месье Картер!

– Вы как ученый полагаете, что вести раскопки в Долине царей бесперспективно?

– Да.

– Зачем же вы тогда даете концессию на ведение таковых, да еще и дилетанту Теодору Дэвису?

– Затем, что у него есть другие достоинства, а именно большие деньги! Управление ни пенса не потратит. Зато получит отступные и положенную часть находок.

– Значит, все дело в деньгах! А если этот тип изуродует Долину, и она станет непригодной для научных изысканий?

– Ваши измышления беспочвенны. На самом деле, Картер, вам претит то, что Дэвис – американец. Вы, как и всякий англичанин, ненавидите Соединенные Штаты. А Управление нуждается в деньгах.

– Даже ценой гибели Долины?

– Конечно, нет! Ведь вы инспектор, это ваш объект.

– Что это значит?

– То, что вы примете участие в раскопках Дэвиса.

– Ни за что.

– Не глупите, Картер!

– Ученый никогда не будет подчиняться дилетанту!

– Речь идет о сотрудничестве!

– Еще хуже! Я не могу сотрудничать с врагом. Позвольте мне откланяться.

* * *

Картер скрипел зубами от возмущения. Долина не только ускользала от него, но и попадала в лапы какого-то американского законника, решившего на пенсии поиграть в приключения! Являясь опытным ученым, Говард жаждал исследовать египетскую землю трепетно и вдумчиво, а тут какой-то проходимец решил отобрать у него смысл жизни, да еще и при пособничестве власти!

Даже Раифа не смогла его утешить. Любовником он оказался весьма жалким – его не оставляли мысли о свалившемся несчастье. Картер повел себя недостойно: хлопнул дверью и ушел, оставив любовницу рыдать в бывшем гареме. Вся его жизнь катилась под откос!

Картер заперся в своем кабинете, отворяя только Гургару. Тот приносил воды, лепешек, фруктов, но инспектор к ним едва прикасался.

Все же один посетитель сумел к нему прорваться.

– Профессор Ньюберри!

– Рад тебя видеть, Говард!

– Оставьте, профессор. Вас попросил зайти Масперо?

– Не упрямься, Говард. Ты нужен Египту.

– А Управлению нужен Дэвис!

– Я с ним знаком и хочу представить вас друг другу. Он неприятный тип, предупреждаю сразу. Но окажи любезность, сделай то, что должен. Если ты будешь сам за ним присматривать, то сможешь уберечь Долину от несчастий. Ради такого дела можно и поступиться своей гордостью!

– Но так несправедливо! Разве я это заслужил?

– Сейчас это не важно. Пора действовать!

* * *

Слухи об американской невоспитанности оказались правдой. Дэвис небрежно пожал руку Картера:

– Ученый, значит? Ну, похож!

Дэвис был сухощавым мужчиной невысокого роста с густыми усами и в очках. Ходил он всегда с тросточкой, носил белое кашне, широкополую шляпу, бриджи и сапоги.

– Мне шестьдесят пять лет, мистер Картер, и я совершенно не намерен становиться археологом!

– Тогда вас вряд ли заинтересует Долина царей, – с надеждой вставил Говард.

– Мне надоело быть юристом. Копать гораздо веселее, – говорил Дэвис, пропустив высказывание мимо ушей. – Я хочу показать всему миру гробницы, набитые статуэтками, саркофагами, мумиями и всякой всячиной, и вы мне в этом поможете! Знайте, я привык, чтобы меня слушались, и ненавижу спорить с подчиненными!

Ньюберри поспешил вмешаться:

– Вообще-то мистер Картер вам не подчиняется, дружище Дэвис! Я предпочел бы слово «ассистент». Управление хочет помочь вам в вашем многотрудном предприятии.

– Да уж, оно того стоит! Я за него заплатил и хочу видеть результат. Теперь, Картер, дело за вами! Распорядитесь, чтобы мне выстроили дом неподалеку от Долины. Тем временем я поживу на яхте. На Ниле свежо и можно покататься.

– Ваш план раскопок, мистер Дэвис?

– Какой еще план? Да и зачем он мне? Разберитесь сами! Пока вы будете копать, я съезжу в Асуан, развеюсь!

* * *

В конце зимы 1902 года Картер возглавил бригаду из шестидесяти человек, которая начала вести раскопки на средства Теодора Дэвиса. Пользуясь случаем, он велел расширить дорогу к Долине, а потом углубился в квадрат между гробницами Рамсеса IV и Рамсеса II.

Говарду сразу улыбнулась удача – он обнаружил затопленную усыпальницу супружеской пары. Внутри находились канопы[51] и желтый деревянный ящик с боевым кожаным передником.

Получив уведомление о находках, Дэвис приехал из Асуана и встретился с Масперо. Начальник Управления потребовал выдать найденное для отправки в Каир, но Дэвис отказался. Они по праву принадлежали лицу, финансировавшему раскопки. Дэвис намеревался подарить свой трофей американскому музею. Масперо бушевал, Дэвис платил. Управление по-прежнему нуждалось в деньгах.

Развеявшись, американец решил провести раскопки по собственному, совершенно бессмысленному плану. Он поучал рабочих, раздавал противоречивые указания, страшно суетился и весь измазался в пыли. Картер ходил за ним по пятам, стараясь не перечить Дэвису. Тот вел себя нелепо, но безобидно. Вскоре пыль и зной его утихомирили.

* * *

Масперо не мог поверить своим глазам. Он в третий раз перечитал секретный отчет Картера об итогах его поездки в Англию.

– Я грежу, Картер?

– Нет, месье Масперо! Миссис Гофф согласилась финансировать реставрационные работы в гробнице Сети II, а промышленник Роберт Монд – в гробнице Сети I.

– Они поклонники прекрасного?

– Я разъяснил им важность нашего дела.

– Какой вы стали дипломат! За это я, так уж и быть, установлю еще один генератор.

* * *

Расстроенный жалкими результатами раскопок – был обнаружен только маленький склеп с мумиями двух женщин, а также уток, – Дэвис провел зиму в Асуане.

В начале января 1903 года Картер поехал кататься верхом в Дейр-эль-Бахри. Внезапно передние ноги лошади увязли в песке, и, споткнувшись, она упала на землю. К счастью, никто не пострадал. Вскочив, Картер обозначил таинственный провал, который вскоре расширили рабочие. Он вел в коридор.

Пройдя сто пятьдесят метров, обнаружили запечатанную дверь. Вскрыв ее, Картер очутился в погребальной камере, где стоял пустой деревянный саркофаг и лежала запеленатая каменная глыба. Картер аккуратно распеленал ее и увидел тронную статую фараона Ментухотепа II в белом переднике и красной короне Верхнего Египта. Последнее пристанище фараона археологи нарекли Баб-эль-Хосаном, то есть «Лошадиной гробницей».

В отсутствие Дэвиса Картер решил попытать счастье. Гургар показал ему два колодца с миниатюрными предметами, утварью и инструментами, на которых значилось имя Тутмеса IV. Это была жертвенная закладка, говорившая о том, что неподалеку должен находиться склеп самого царя. Однако на подробном плане Долины, который впервые за всю ее историю составил Картер, такой гробницы не значилось. Но она наверняка скрывалась где-то поблизости.

вернуться

51

Канопа – сосуд для хранения внутренностей бальзамированного покойника. (Прим. пер.)

23
{"b":"30832","o":1}