ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дэвис хочет опубликовать свою находку, но не может самостоятельно подготовить материал. Он попросил меня помочь. Я согласился, но мне нужен художник. Возьметесь, Говард?

* * *

Дэвис и его команда расположились в домике, построенном из камня и кирпича-сырца у подножия скалы в западной части Долины царей. В нем было четыре спальни, столовая, кладовая, темная комната, рабочий кабинет и кухня. Дом постоянно находился под охраной.

Дэвис, в черном, будто ангел-губитель,[55] принял Картера в одной из комнат, где не было ни света, ни воды.

– Своим возвращением в Луксор вы обязаны мне! – холодно заявил он. – В ответ я требую, чтобы вы вели себя потише. Рисуйте и не вмешивайтесь в археологию! Вы больше не инспектор, а у меня имеется своя команда специалистов, которым ваши советы не нужны! К тому же я хотел бы обойтись без неприятностей – британские власти не одобрили бы вашего присутствия в Долине. Запритесь в кабинете, который выделил вам Масперо, и аккуратно зарисовывайте предметы, которые будут приносить мои помощники. Вопросы есть? 

– Нет.

* * *

Зима 1906 года, как и обычно, выдалась солнечной и теплой. Дела у Картера шли ни шатко ни валко – он провел несколько экспертиз и заработал немного денег. Его основная – и неоплачиваемая – деятельность заключалась в зарисовке великолепной мебели, которую Дэвис извлек из гробницы родителей супруги фараона Аменхотепа III. Картеру казалось удивительным, что людей неблагородных, пусть даже и важного сановника Юя, тестя Аменхотепа, погребли в царском некрополе. Он лишний раз убедился в том, что период, предшествовавший правлению Тутанхамона, занимал особое место в истории Египта. Картер тщетно пытался найти хоть какую-нибудь зацепку, указывающую на загадочного и недосягаемого фараона.

По ночам Говард читал научную литературу, которую поставлял ему Масперо. Многие материалы его страшно раздражали – археологи работали небрежно, а историки приводили непроверенные факты, стремясь лишь к увеличению списка собственных публикаций! Вожделенные университетские кафедры распределялись в зависимости от веса бумажных статей и от наличия связей.

В дверь постучали.

– Открыто!

Она вошла, красивая, как никогда. Подведенные глаза, влажные губы, волна черных струящихся волос… Остановившись на пороге, девушка спросила:

– К тебе можно?

– Раифа… – Говард не мог пошевелиться. Она приблизилась, глядя ему прямо в глаза:

– Я красивая?

Картер сжал ее в объятиях:

– Раифа, я теперь никто! Я потерял место и жалованье.

– Мне все равно. Ах, если бы ты только знал, насколько мне все это безразлично!

– Гамаль не отдаст тебя за нищего.

– Будем любить друг друга просто так. Я люблю тебя, Говард.

Их губы слились в страстном поцелуе. Ах, сколько сладостных минут было потеряно из-за болезненного самолюбия Картера!

* * *

В песке что-то сверкнуло. Рабочий наклонился и извлек синий глазурованный кубок со следами позолоты. Дэвис пренебрежительно взглянул на находку:

– Фотографировать не будем. Отдайте Картеру, пусть зарисует. Потом отправим в Каирский музей. Надо же их как-то поощрять!

* * *

Отделившись от группы туристов, с которыми он смешался, чтобы не привлекать к себе внимания, Картер осмотрел место, где был обнаружен кубок. Внутри него, судя по всему, должны были храниться шарики соды, которые использовали в качестве очистительного средства при совершении ритуала отверзания уст. Говард понял, что здесь, под скалой, вероятно, находится тайник.

Уже прошло три дня, а он все никак не мог зарисовать находку – дрожали руки. Дело в том, что на кубке имелся выгравированный текст. Иероглифы, а именно, изображение солнца, корзины, скарабея и трех перекладин, читались как «Небхепрура». Картер потерял покой и сон. Ведь это было… тронное имя Тутанхамона!

Отныне его гипотеза приобрела научное обоснование! Скромная находка рабочего подтверждала, что похороны таинственного фараона состоялись именно в Долине.

34

Граф присутствовал на приеме в честь открытия шикарного луксорского отеля «Винтер Палас». Желтый цвет здания резко выделялся на фоне пальм и белых стен мечети и соседних домиков. Луксор пал жертвой торгашей и полчищ туристов, которые сходили с трапов кораблей агентства Кука, быстро пробегали по храмам и гробницам, врывались с путеводителем Бедекера в лавки, набитые новехонькими скарабеями, веерами и соломенными шляпами, а по свистку или удару колокола неслись обратно на борт, чтобы успеть переодеться к ланчу.

Лорд Карнарвон носил китель с медными пуговицами, который придавал ему бравый и неприступный вид. Однако стоило ему, по своему обыкновению, любезно и почтительно заговорить с кем-нибудь из местных, как это впечатление немедленно рассеивалось. Граф стал желанным гостем местных пашей, а вот общество европейцев, глупых и самоуверенных, старался избегать. Вскоре Карнарвон довольно сносно мог изъясняться на арабском языке.

– Коль вы по-прежнему желаете поучаствовать в раскопках, – обратился к нему Масперо, с которым он столкнулся на приеме, – позвольте вас уведомить, что на холме Шейх-Абд-эль-Курна есть местечко, которое может показаться вам занятным. Если повезет, вы сможете там отыскать какой-нибудь скромный склепик. Только сразу сообщите об этом мне!

– Обычно мне везет, – улыбнулся граф. – Когда можно начать?

– Да хоть на будущей неделе.

– Решено! Я нынче же туда отправлюсь.

* * *

Сотрудник министерства иностранных дел Великобритании, который жил в Луксоре под видом зерноторговца, просчитался. Граф согласился делиться с ним своими впечатлениями о стране, однако твердо отказался состоять у ведомства на жалованьи.

Гора Шейх-Абд-эль-Курна оказалась довольно неприятным местом. Жгучее солнце, пыль, песчаный ветер и настороженные рабочие-феллахи не вызывали у начинающего археолога никакого воодушевления. Граф сразу понял, что раскопки – дело непростое. Вот, например, как правильно выбрать место? Интуиция подсказывала отодвинуть большой плоский камень и начать копать прямо под ним. Когда рабочие сказали, что устали, он сам взялся за заступ. С непривычки страшно ломило спину, зато феллахи притихли, сразу изменив мнение о своем новом начальнике. Разделив с графом скромную трапезу – лепешки, лук и помидоры, они с новыми силами взялись за дело.

У Карнарвона имелся еще один преданный сподвижник – фокстерьер по кличке Сьюзи. Она обожала хозяина, вот он и взял ее с собой в Египет в надежде поохотиться. Но, оказавшись за границей, Сьюзи утратила всякий охотничий инстинкт и полюбила мирно лежать у ног хозяина, когда тот сидел в ротанговом кресле, в некотором отдалении от пыльного раскопа. Сьюзи была ужасной ревнивицей и никого не подпускала к графу.

Перед закатом феллахи обнаружили дыру, которая могла вести в шахту-гробницу. Когда на следующий день раскопки возобновили в присутствии сотрудника Управления раскопками и древностями, выяснилось, что шахта неглубокая. Видимо, по каким-то причинам ее сооружение прервали.

Однако граф счел это добрым знаком и приободрился. Через полтора месяца он обнаружил склеп, в который сразу же проник, невзирая на тучи пыли и заливавший глаза пот. Пламя факела осветило небольшой гроб. Внутри оказалась мумия кошки. Сьюзи была оскорблена. Графу пришлось признать, что его находка более чем скромна – сотни мумий кошек уже пылились в музейных фондах. Но это не помешало ему продолжить раскопки в Дейр-эль-Бахри, на равнине перед заупокойным храмом Хатшепсут. Рабочие рыли одну яму за другой, но так ничего и не нашли.

* * *

– Вы уже в четвертый раз едете в Египет, дорогой! Вам не наскучило?

– Нет, Альмина.

– И что же вас туда влечет?

вернуться

55

«Губитель» – буквальный перевод имени Аваддона, являвшегося в иудаизме олицетворением преисподней. В христианстве ангел-губитель ведет против человечества в конце времен карающую рать чудовищной саранчи (Апок. 9:11). (Прим. пер.)

28
{"b":"30832","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сломленные ангелы
Бородино: Стоять и умирать!
Входя в дом, оглянись
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Добавь клиента в друзья. Продвижение в Telegram, WhatsApp, Skype и других мессенджерах
Сердце того, что было утеряно
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Могила для бандеровца