ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы богаты, а я беден!

– Зато вы ученый, а я – полный невежда! Я возьму на себя расходы, вы – ведение раскопок.

– Дэвис тоже нанял археолога, который подчиняется всем его капризам.

– Сравнивать миллиардера из Нового Света и английского лорда глупо. Повторяю, именно вы возглавите раскопки! Я буду требовать только находок.

Но Картер упрямо мотал головой:

– Я больше не верю в чудеса.

Граф преградил ему путь тростью. Сьюзи села рядом, готовая защищать хозяина.

– Стало быть, вы не верите в себя.

Покраснев, Картер выпалил:

– Ничего подобного! Я знаю некрополь лучше всех!

– Вот и докажите.

В детстве Говард научился у деревенских мальчишек презрению к господам и твердо решил никогда им не прислуживать.

– Вы преграждаете мне путь, ваше сиятельство.

– Прошу вас прекратить беседовать с самим собою и снова начать заниматься тем, что велит ваше призвание!

Надо же, владелец родового замка просил о чем-то его, Говарда Картера, уволенного со службы археолога, нищего и фактически бездомного художника! А граф между тем продолжал:

– С таким характером, как у вас, жизнь, видимо, непрерывная борьба! Мне это нравится, мистер Картер. Будьте непреклонны и неумолимы по отношению к себе, не то вы мне наскучите. Стало быть, решено: начальник экспедиции Карнарвона – нравится вам такая должность?

Опять вести раскопки, не тревожиться о хлебе насущном, доказать, что методы у него верные, отправиться на поиски Тутанхамона! Картер закусил губу. Сьюзи радостно завиляла хвостиком. Граф улыбнулся и заметил:

– Кстати, у меня есть кое-что, чего вам иногда недостает. Могу с вами поделиться.

– Чем?

– Своим везением.

36

Кедровый потолок украшали сотни знаков. Это были суры Корана. Отделка потолка заняла пятьдесят лет.

– Нравится, мистер Картер?

– Я в восторге! – ответил Говард, и Ахмед-Бей Камаль буквально расцвел от удовольствия.

– Этот старинный особняк способствует размышлениям, поэтому я и перевез сюда семейное собрание папирусов и книг.

Ахмед-бей являлся скромным ученым, занимавшимся изучением редких письменных источников. Он не любил тратить время попусту и неохотно пускал в дом гостей.

– Что побудило вас ко мне прийти, мистер Картер?

Тот замялся. В некоторых случаях искренность могла показаться нахальством. Но врать он не умел и выпалил:

– Молва гласит, будто вы написали удивительную книгу!

– Да, это так. Она называется «Книга о погребенных жемчужинах и скрытых драгоценностях, о тайниках, кладах и о том, как их найти». А я слышал, будто вы кладоискатель!

Картер встал.

– Я – археолог, ищу гробницу древнего царя! Разве это предосудительно?

– О чем же вы хотели меня расспросить?

– Правда ли, что в вашей книге говорится о тайной царской усыпальнице?

Ученый заглянул в рукопись.

– Да, она упоминается в древних источниках. Чтобы найти усыпальницу, нужно возжечь очистительные костры и вырыть лаз. «В земле будет плита с бронзовым кольцом. Это вход в подземелье. Пройдя через три комнаты, путник попадет в огромный зал с двенадцатью огромными шкафами, набитыми серебром, драгоценным оружием и утварью. У самого большого шкафа будет огнем гореть драгоценный камень. Рядом с ним – ключ.Тот, кто откроет шкаф этим ключом, возрадуется, ибо увидит царя на эбеновом ложе, украшенном жемчугом и позолотой, а вокруг —все сокровища Египта!»

У Картера задрожали руки.

– А более точных указаний нет?

– Увы.

– Ни географического названия, ни имени фараона?

Ахмед-бей отрицательно покачал головой.

* * *

Картер устроил себе штаб-квартиру на горном плато над дорожной развилкой, в двадцати минутах ходьбы от Долины царей. Кирпичный квадратный дом был обращен к некрополю Дра Абу-Эль-Негга, получившему название от имени мусульманского святого, в честь которого неподалеку выстроили небольшую мечеть.

Археолог вставал рано, открывал входную дверь, которая запиралась на сделанный в Саффолке замок, внушавший ему особое доверие, и, перекусив сухофруктами, чаем и лепешкой, отправлялся в Дейр-эль-Бахри. Картер вел здесь раскопки от имени графа Карнарвона уже десятый день. Землекопы с корзинами, полными песка и щебня, тянулись вереницей.

Граф приходил позже. Картер исправно докладывал ему о том, что было сделано накануне.

– Сколько же в этой стране пыли! – не переставал удивляться Карнарвон.

– И гробниц, ваше сиятельство! По-моему, мы уже к одной подобрались.

– Неужели нашли усыпальницу?

– Вы же требуете находок!

– Я научился проявлять терпение. Следует ли говорить о том, как я поражен?

– Только не рассчитывайте на слишком многое. Однако смотрите, дверь расчистили! Позвольте пригласить вас на правах хозяина войти в нетронутый доселе склеп!

В гробнице оказалось несколько саркофагов. Один из них, покрытый тканью, сиял белизной. Перед ним лежал венок. Граф наклонился и подобрал его.

– Венок означает, что мертвец воскрес, – пояснил Картер.

– По-моему, я тоже, – улыбнулся граф.

* * *

Картер сел на осла и поскакал в Долину. 1907 год начинался самым неприятным образом. Бригада Дэвиса будто бы раскопала какую-то удивительную гробницу. Заслышав о чем-либо подобном, Картер немедленно отправлялся на место событий.

Перед входом в новообретенную гробницу стоял Дэвис в пыльном костюме. Заметив Говарда, он недовольно прикрикнул:

– К вашему сведению, Картер, вы здесь больше не работаете! Ваше присутствие совсем необязательно! Неужели вы не знаете, что вместо вас инспектором назначен Вейгал?

– Вейгал – дурак. Чья это усыпальница?

Круглое лицо американца расплылось в улыбке.

– Я люблю цариц, и они отвечают мне взаимностью! Полюбуйтесь, друг мой, полюбуйтесь на мою находку!

С этими словами Дэвис суетливо отвалил от входа в подземелье каменную глыбу и, пригнувшись, вошел внутрь. В коридоре лежали обитые золотом доски.

– Смотрите, они сильно повреждены! Их нужно немедленно отреставрировать, иначе они рассыпятся в прах! – воскликнул Говард.

– Пойдемте, Картер, это скучно, – отозвался Дэвис.

В погребальной камере стоял деревянный саркофаг, покрытый листовым золотом и инкрустированный полудрагоценными камнями. Золотая маска оказалась сорвана, поэтому нельзя было определить, кому этот саркофаг предназначался.

– Это саркофаг царицы Тии, главной жены Аменхотепа III и матери фараона-еретика Эхнатона! Самая прекрасная находка, которую когда-либо делали в Долине!

– Ваше заключение поспешно, мистер Дэвис. Необходимо зафиксировать местоположение находок, сфотографировать их, не упуская ни одной мелочи, не…

– Я здесь хозяин, и это моя гробница! Вон отсюда! – загремел американец.

* * *

Картер присвоил новой гробнице пятьдесят пятый номер. Несмотря на его советы, Дэвис вел раскопки кое-как. Он не составил ни единого отчета, не попытался отреставрировать поврежденные находки и в довершение всего «подчистил» погребальную камеру перед фотосъемкой, что являлось неприкрытым вандализмом!

Когда мелкий воришка из Курны предложил археологу сосуд с кусочками золотой фольги и часть золотого ожерелья мумии из пятьдесят пятой гробницы, Картер понял, что ему представилась отличная возможность отомстить. Он щедро заплатил за эти вещи и сразу же отправился с визитом к Дэвису. Тот спал.

– Как вы мне надоели, Картер! – заявил он, открыв глаза.

Нимало не смутившись, Говард разложил ценные находки у ног американца:

– Продается!

– Откуда это у вас? – с недоумением спросил Дэвис.

– У вас рабочие воруют. Это ваше.

Дэвис нервно закурил:

– Я беру!

– Не смел надеяться! Ваша помощь придется очень кстати.

Картер повернулся, чтобы уйти, но Дэвис схватил его за руку.

30
{"b":"30832","o":1}