ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В Египте лорд Карнарвон становился важным человеком. Его ценили за такт, умение слушать и осведомленность. Сотрудники министерства иностранных дел бывали порой задеты независимостью его суждений, но тем не менее испытывали к нему признательность за честные и прозорливые слова. Некоторые члены кабинета ее величества были весьма довольны тем, что подобный наблюдатель тайно присматривает за консулом, ибо высокопоставленные дипломаты за границей имели порой склонность к необоснованной заносчивости.

Шпионская сеть Картера тоже работала на славу. Благодаря своим давним приятелям, сторожам из Долины, он мог внимательно следить за каждым шагом Дэвиса, который все суетливее вел раскопки. После провального банкета с консулом он отыгрался на команде, уволив нескольких сотрудников, и, будь такая возможность, перерыл бы все вокруг. Ему требовалось срочно восстановить репутацию первооткрывателя гробниц и самого успешного в Египте археолога.

В конце февраля 1908 года к Картеру прибежал сторож и, задыхаясь, сообщил, что группа Дэвиса вот-вот проникнет в новую гробницу! Говард бросил собственный раскоп и кинулся в Долину.

Дэвис небрежно курил. Он высокомерно взглянул на Картера и процедил:

– Вы уже здесь? Не беспокойтесь. На этот раз ваш проклятый царек у меня в руках.

Американец велел принести обломки золотой фольги с именами Тутанхамона и его наследника Эйе, усыпальницу которого уже давно раскопали.

– Ну и что? – осведомился Картер.

– Скоро увидите! – хвастливо ответил Дэвис.

Через три дня вход в новую гробницу был открыт. По мере расчистки взгляду открывались чудесные настенные росписи. Краски поражали своей яркостью, будто их нанесли только вчера. Но Дэвис видел только имя фараона, которому принадлежала усыпальница, – Харемхеб!

* * *

Картер торжествовал.

Харемхеб являлся верховным военачальником при Эхнатоне, Тутанхамоне и Эйе, а затем сам захватил власть и правил четыре года. Он не завладел ни пятьдесят пятой гробницей, которую ученые идентифицировали как гробницу Эхнатона, ни усыпальницей Эйе, а стало быть, вряд ли захватил бы склеп Тутанхамона.[57]

Дэвис совершал ошибку за ошибкой. Сам он не составлял отчетов о раскопках, а своим помощникам публиковаться запрещал. Его дилетантские методы работы вызывали все большее возмущение в научных кругах.

Что касается графа Карнарвона, то, уступив просьбам Картера, уверенного, что в Дейр-эль-Бахри больше искать нечего, он согласился начать раскопки в дельте Нила, где раньше находили изумительные статуи. Однако зима выдалась холодной и влажной, а найденные памятники оказались основательно разрушенными еще с древности. С началом весны экспедиция переместилась к Саису, однако там работы пришлось прервать из-за нашествия кобр.

Встретившись с политиками в Каире и Александрии, граф возвратился в Англию, а Картер снова поселился в Луксоре. Из стана Дэвиса новостей не поступало. Стало быть, впервые за то время, что он занимался археологией, ему ничего не удалось найти. Американец переместился в западную часть Долины, но и это не принесло успеха. Дэвис был раздосадован и мрачен. Он заявил своим помощникам, что в Долине больше искать нечего.

* * *

Леди Альмина со страхом ожидала приближения зимы. Шел 1910 год. Скоро ее супруг велит паковать чемоданы!

– Дорогой, как вам концерт?

– У меня волосы дыбом! Этот мистер Стравинский и его жар-птица так галдели, что у меня до сих пор шумит в ушах. Не понимаю, где здесь музыка?

– Вы словно бы утомлены?

– Мое здоровье точит влажный воздух Англии. Пора в Египет!

– Дочь снова будет тосковать без вас.

– Эвелина – умная девочка. Она меня поймет.

– Я в этом не уверена.

– Вот увидите, когда-нибудь она тоже полюбит Египет!

Леди Альмина не стала спорить. Переубедить мужа было нельзя.

* * *

Картер встретил начальника на вокзале. По его сияющим глазам граф понял, что Говард напал на интересный след. Они уже давно привыкли обходиться без церемоний, впрочем, как и Сьюзи, которая облизала Картеру руки.

– Гробница? – поинтересовался Карнарвон.

– Да, ваше сиятельство! Основателя царского некрополя в Долине! Я изучил папирус Аббота и убежден, что усыпальница Аменхотепа I где-то рядом! Это была бы сногсшибательная находка!

– А что же ваш Тутанхамон?

– Его мы найдем позже.

– Похвальный оптимизм. Что же мешает вам начать?

– Мои сведения происходят из некоторых, как бы это выразиться, неуправляемых источников!

Граф закатил глаза.

– Иными словами, от грабителей. Ох, осторожнее, Говард! Сьюзи привыкла к вам и вовсе не хотела бы внезапно вас лишиться.

40

В задней комнате закусочной стоял дым и пахло чесноком. Граф сел за неубранный столик. Одетый, по своему обыкновению, в синюю саржевую куртку и мятые штаны, он ничем не походил на богатого туриста. Заказав чаю с мятой, Карнарвон принялся ждать Демосфена.

Огромный бородач был, как всегда, наряжен в черный редингот и красные штаны. На голове у него красовалась белая шляпа. Немедленно появился официант с рюмкой конопляной водки и, уходя, перегородил вход в комнату стульями.

– Теперь мы можем побеседовать спокойно.

– Что случилось?

Демосфен сделал глоток любимого напитка, у него дрожали руки. Он был заметно болен.

– Вам грозит смертельная опасность!

– Досадно. Это предположение или факт?

– Вашим участием в жизни страны недовольны некоторые высокопоставленные египтяне, и еще больше англичане, у которых здесь имеются денежные интересы.

– Да, предают всегда свои, дружище Демосфен! Известно ли вам что-нибудь еще?

– Нет, больше ничего. Я заслужил бакшиш?

– Конечно!

Из рук в руки перекочевала пачка денег.

– Я дам еще, если узнаете, кто именно хочет устроить покушение.

– Увольте, ваше сиятельство! Я слишком дорожу своей несчастной шкурой. Вы симпатичны мне, вот я вам и сказал. Теперь дело за вами!

Допив, Демосфен вышел из заведения шатающейся походкой.

* * *

В это время в глинобитном домике в Курне Картер пил кофе со сторожем, которого Дэвис нанял, чтобы охранять свой нынешний раскоп. Этот пятидесятилетний мужчина являлся грабителем из клана Абд эль-Расула. Он уже стащил с раскопа несколько вещиц.

– Что Дэвис?

– Шарит по углам Долины!

– Находит что-нибудь?

– Нет, с каждым днем все больше бесится! Аллах лишил его удачи. Камешки приобрести не желаете?

С этими словами «сторож» развернул платок и выложил на стол великолепные амулеты из сердолика и сардоникса. На одном из них был вырезан Аменхотеп III и его супруга, царица Тия, изображенная в виде крылатого сфинкса.

Теперь Картеру предстояло несколько часов поторговаться.

* * *

Граф рассматривал добычу Картера. Держать на ладони древние камни, чувствовать их вес и гладкость было удивительно приятно.

– Поздравляю, Говард! Это из гробницы Аменхотепа!?

– К сожалению, нет. Из Долины.

Граф нахмурился.

– А разве мы имеем право там копать?

– Я их купил.

– Дэвис знает?

– Дэвис очень удручен: за два года ни одной находки, плохие публикации и недовольные помощники. По-моему, он собирается все бросать!

Граф пригладил усы.

– Если я правильно вас понял, мы приступаем к операции под названием «Долина царей»?

Картер улыбнулся.

– Мой идеал вечен! Предоставьте мне средства, чтобы приблизиться к нему, и я осчастливлю вас в ответ!

– Странный вы человек, Говард. Разве не я – миллиардер?

– Вы забываете, дорогой граф, о том, что скоро я найду сокровища Тутанхамона!

– А как же усыпальница Аменхотепа I?

– Она почти в моих руках.

* * *
вернуться

57

Обычно фараоны захватывали гробницы, заупокойные храмы и статуи своих предшественников для того, чтобы присвоить их себе; достаточно было заменить имя покойного на свое собственное. Так, Харемхеб узурпировал несколько статуй Тутанхамона, невзирая на отсутствие между ними портретного сходства. (Прим. пер.)

33
{"b":"30832","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
17 потерянных
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Девочка с Патриарших
Дочь авторитета
Предприниматели
Как курица лапой
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Темные воды
Шаман. Ключи от дома