ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И почему люди так злы?

– Малех, – ответил Картер.

49

В Курне все на виду, в деревне – свои порядки. Каждый получал причитающуюся долю, нарушителям грозила скорая расправа, поэтому обычно никто не высовывался. А тут старый Махмуд, который едва мог прокормить единственную жену, вдруг взял, да и привел в дом вторую! Иначе говоря, он разбогател, а как – никто не знал. Полицейский осведомитель вспомнил, что Махмуд когда-то работал землекопом в Долине царей. Полиция уведомила Картера. Внезапное богатство могло обрушиться на Махмуда только из Долины, причем скорее всего из неизвестной археологам гробницы!

Картер вместе с полицейским пошел к нему в дом. Махмуд молчал. Решили расспросить его жену, но она бросилась бежать. Догнали ее возле пристани. Когда она перестала вырываться и визжать, Картер приступил к допросу:

– Ваш муж – Махмуд?

– Да.

– А что у вас в корзине?

– Все – мое!

– Покажите!

– Не покажу.

Пришлось вмешаться полицейскому. Он вырвал корзину из рук женщины и обнаружил в ней деревянную статуэтку.

– Древняя, – заключил Картер. – Откуда она у тебя?

– От Махмуда.

– Велел продать?

– Ага.

– А где он ее взял?

– Не знаю.

Женщину отвели в Курну, где она повторила свои слова при муже. Махмуд молчал. Пришлось отправить его к губернатору.

О губернаторе ходили чудовищные слухи – будто он выкуривает воров из пещер. Иным было так страшно оказаться у него в руках, что они предпочитали задохнуться.

Дрожа, Махмуд вошел в его покои. Сначала ему показалось, что зал пуст. Вдруг из огромного чана показалась голова – губернатор принимал ванну. Его темные беспощадные глаза уставились на Махмуда, и тот вскрикнул от страха.

– Ты вор, – сказал губернатор, – и я велю тебя четвертовать!

Махмуд упал на колени, умоляя о пощаде.

– Где та гробница, которую ты разграбил?

Махмуд во всем признался.

* * *

Картер и Гургар, освещенные лишь светом луны, карабкались по склону. Они решили сами осмотреть гробницу, прежде чем извещать Управление. Закинув на скалу веревку, они взобрались туда, где, по словам Махмуда, следовало искать лаз в подземелье.

В скале действительно оказалась прорублена яма, накрытая плоским камнем. Тяжело дыша, Гургар отодвинул его, а Картер обвязался веревкой и полез вниз. Из глубины крохотной шахты выпорхнули летучие мыши. На шершавой поверхности скалы не оказалось ни текстов ни рисунков. Понятно, что здесь никогда не могло быть никаких сокровищ.

– Махмуд соврал! – заявил Картер, выбравшись на поверхность.

– Там кто-то есть, – шепнул Гургар. – Пойдемте вниз другой дорогой!

В этот момент раздался выстрел. Пуля просвистела над головой Картера. Гургар выхватил пистолет и стал палить во все стороны.

* * *

Картер знал нападавших. Он не прислушался к предупреждению Демосфена и угодил в ловушку. Махмуд прекрасно сыграл роль кладоискателя – никто бы не почувствовал подвоха. А бандиты не успокоятся! Будут действовать еще хитрее или, наоборот, прямолинейнее. Чтобы положить этому конец, следовало идти на поклон к Абд эль-Расулу.

Тот принял Говарда как дорогого гостя, угостил мясом жареного барашка, финиками и молоком. Картер обсудил с ним рыбалку на Ниле и древнюю специфику системы орошения. Серьезный разговор должен был начать хозяин. Абд эль-Расул закурил наргиле[62] и сказал:

– Для меня большая честь принимать вас, мистер Картер! Ведь вы теперь хозяин Долины.

– Она по-прежнему интересует вас? – осведомился Говард.

– Мы кормимся ею сотни лет!

– Я думал, это в прошлом.

– Прошлое следует уважать!

– Но ведь я призван охранять Долину!

– Да уж, в этом вы преуспели.

– Видимо, слишком преуспел?

– Возможно.

– Я что же, стал кому-нибудь помехой?

– Кто знает…

– И хорошо бы от меня избавиться?

Абд эль-Расул многозначительно вздохнул.

– Во всяком случае, вас бы моя смерть не огорчила?

– Все во власти Аллаха!

– Мне кажется, некоторые мнят себя богами.

– Стало быть, судьба у них такая.

– Наверное, не следует спрашивать о том, кто подослал ко мне убийц? – задал Говард риторический вопрос.

– Не следует.

– Я все равно не отступлюсь. Лучше умру!

– Ну что же вы такой упрямый, мистер Картер! – Абд эль-Расул даже всплеснул руками.

– Моя судьба принадлежит Долине! Я понял это, как только оказался там впервые. Бросить Долину для меня хуже смерти!

Абд эль-Расул призадумался.

– Так мне же семью надо кормить. А вы мешаете торговле, – с упреком сказал он.

– Но ведь в Долине больше нечего искать! Там только разоренные гробницы. Зачем они вам? – хитрил Картер.

– Вы будете лютовать во всем некрополе? – задумчиво уточнил Абд эль-Расул.

– Нет. Только в Долине.

– Договоримся так. Мои люди к вам не сунутся, а вы больше не будете путаться у нас под ногами и доносить в полицию.

– Да будет так! – согласился Картер.

– Аллах свидетель.

50

В последнюю неделю сентября 1918 года союзники перешли в наступление в Шампани, Аргоне, Сомме и Фландрии. На сей раз лорд Карнарвон был убежден, что немецкие войска не устоят и чудовищная бойня, унесшая жизни больше восьми миллионов человек, скоро закончится.

Увы, он все еще чувствовал себя неважно, и не мог ехать в Египет. Однако внимательно следил за обстановкой в оголодавшей и измученной стране. Тридцатого октября 1918 года капитулировала Турция, и в Египте зашевелились националисты. Граф указал на это министерству иностранных дел, сотрудники которого по-прежнему интересовались его мнением. Из осторожности Британия стала потихоньку отзывать особенно ретивых дипломатов. Политика кнута вышла из моды.

После того как в ноябре страны подписали во Франции мир, Египет поспешил напомнить о своей верности «Антанте» и о давно заслуженной свободе. Султан не скрывал, что намерен провести с Британией переговоры, чтобы поскорее добиться для Египта независимости. Саад Заглул возглавил националистическую партию «Вафд», которая решила отправить в Лондон делегацию. В результате Заглула выслали на Мальту.

Граф Карнарвон заболел гриппом, эпидемия которого охватила весь мир. Он не одобрил высылки Заглула и отсоветовал правительству Британии принимать решительные меры. Война поколебала мировой порядок, доселе казавшийся незыблемым. Мир изменился, а с ним – и сознание людей. Судьба Египта стала непредсказуемой.

* * *

– Придется смириться, – вздохнул Гургар.

– Я и так больше всех плачу рабочим! – воскликнул Картер.

– Дело не в деньгах.

– Может, я кого-нибудь обидел?

– Нет. Вы требовательны, но в меру.

– Тогда почему они сбежали?

– Страну лихорадит. Идет борьба за независимость.

– Какое мне дело до политики!

– Люди настрадались! Кругом мятежи.

– Но при чем тут я?

– Вы же иностранец, англичанин!

– И что же мне теперь делать?

– Временно свернуть раскопки. Когда все стихнет, мы опять начнем работать.

– А если не стихнет?

– Все во власти Аллаха!

* * *

Демосфен покурил гашиша, но это не помогло. Его план провалился! Убийца промахнулся, и Картер по-прежнему мешал торговле! Можно было попытаться еще раз, но тут вмешался Абд эль-Расул и запретил трогать англичанина. Но раз его нельзя убить, его следовало оклеветать и вынудить уехать из Долины!

Конечно, Демосфен не мог пойти к Лако – тот бы его просто не принял. Значит, надо втереться в доверие к кому-нибудь из его подчиненных. Картер досаждал им самим своим существованием. Его трудоспособность и независимость раздражали. С каким облегчением многие ученые узнали бы о его отъезде из страны! Картер являлся настоящим знатоком, а они по сравнению с ним – жалкими кабинетными крысами.

вернуться

62

Курительный прибор, похожий на кальян. (Прим. пер.)

41
{"b":"30832","o":1}