ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Очаровательный негодяй
Любовь насмерть
Сумеречный Обелиск
В объятиях лунного света
Литературный мастер-класс. Учитесь у Толстого, Чехова, Диккенса, Хемингуэя и многих других современных и классических авторов
Диссонанс
Замуж срочно!
Бегущая по огням
Шаг до трибунала
A
A

Демосфен решил распускать безобидные слухи, которые со временем обрастут зловещими подробностями. Для начала он выбрал инспектора средних лет. Тот был из местных и прозябал на захолустном участке Верхнего Египта.

Демосфен сунул ему в карман конвертик.

– За что? – спросил инспектор, заподозрив неладное.

– Мне очень помогли ваши последние статьи о мумиях.

– Что же в них особенного?

– Так мы в Луксоре всему рады. Прозябаем!

– А как же знаменитый Говард Картер?

– Он очень странный человек.

– Какой там странный! Он невыносим. Представьте, требует публиковать малейшую находку! – с досадой воскликнул инспектор.

– А сам тем временем проворачивает такие дела…

– Какие?

– Я слышал, будто он сбывает древности налево. Естественно, граф ничего не знает. А выручку Картер прикарманивает!

– И что он сбыл?

– Точно не знаю. Это так, слухи…

* * *

Раифа не обманывалась. Говард стал бывать с ней чаще только потому, что Египет сотрясали мятежи, а стоит воцариться тишине, как он немедленно вернется к своей истинной любви – Долине!

Высылка Заглула многих заставила замолчать. Британия ясно дала понять, что будет жестко подавлять попытки египтян добиться независимости. Новый мировой порядок устанавливали не в Каире, а в Вашингтоне, Париже и Лондоне. Египту оставалось только подчиниться, но не смириться.

Летом 1919 года наступила удушливая жара, которая заставила последних активистов отступиться. Избавиться от англичан казалось невозможным. Споры и даже заговоры продолжались, но настоящий переворот откладывался.

– Когда ты собираешься возобновить раскопки? – задала Раифа мучивший ее вопрос.

– Осенью. Из-за этих мятежей я потерял уйму времени!

– Народный гнев может быть страшен, Говард.

– Я не слепой, Раифа, все вижу и понимаю твой народ! Но и ты меня пойми – я должен разговорить Долину!

– Неужели для тебя это так важно, Говард?

– Во мне словно горит какой-то мучительный огонь! Долина обращается ко мне, а я не могу расшифровать ее послание.

– Мне страшно тебя слушать! – воскликнула Раифа.

– Властен ли человек над своей судьбой?

– Все люди властны над судьбой, кроме тебя!

Они сидели под пальмами, рядом с колодцем. Женщина вздохнула:

– Не отталкивай меня, Говард. Я знаю, тебе очень одиноко. Куда уходят твои силы?

– Забытый фараон покоится во мраке тайной усыпальницы. Порой мне слышится его голос. Клянусь, я его найду!

Раифе все это было безразлично. Прижавшись к Картеру, она вдохнула вечернюю прохладу.

51

Леди Альмина исполнила желание супруга и устроила ужин на тринадцать персон. В столовой зажгли свечи. Когда гости приехали, ее удивлению не было предела. В гостиную вошли какие-то разряженные старухи и бородатые, длинноволосые мужчины. На голове одного из них был тюрбан. Когда они расселись за столом, Альмина тихонько шепнула супругу:

– Кто эти люди?

– Лучшие лондонские прорицатели.

– У нас в Хайклере – колдуны?!

– Тише, дорогая. Они пришли по делу.

Пестрое общество с удовольствием приступило к ужину. Граф незаметно разглядывал своих гостей и быстро распознал двух шарлатанов и одного явного безумца. Впрочем, внимание графа привлекла темноволосая дама небольшого роста, которая очень походила на королеву Викторию в старости. Она мало говорила, почти ничего не ела и просто сидела, уставившись на колышущееся пламя свечи.

После ужина граф положил на стол карту Долины царей и листок бумаги, на котором иероглифами было начертано имя Тутанхамона.

– Дамы и господа! – обратился лорд Карнарвон к присутствующим. – Взгляните на эти знаки и вопросите духов, похоронен ли здесь царь, имя которого начертано на листке? И если похоронен, то где именно?

Наступила гнетущая тишина. Кто-то закрыл глаза или молитвенно сложил руки, кто-то уставился на хрустальный шар, а одна старушка разложила карты Таро. «Копия королевы Виктории» все любовалась огоньком свечи.

– Это царь Атлантиды, и гроб его покоится на дне морском! – торжественно изрек гость в тюрбане.

Именно его граф и принял за шарлатана. Остальные гости тоже стали выдавать нечто подобное, не связанное ни с Долиной, ни с Тутанхамоном.

Вдруг раздался низкий голос темноволосой дамы.

– Это фараон… Он умер молодым… Вокруг него сияние, блеск… Душа его скрывается и ускользает… Дверь запечатана… Ее нельзя вскрывать! Там тайна, великая тайна! – воскликнула она и в обмороке повалилась на паркет.

В то же мгновение в столовую вбежал дворецкий.

– Ваше сиятельство! В библиотеке побывали воры!

Граф бросился за ним. Осмотрев помещения, он пришел к выводу, что злоумышленники охотились за его коллекцией. Однако ничего ценного не пропало. Исчезла только золотая фольга с именем Тутанхамона.

Леди Альмина в ужасе прижалась к мужу:

– Какой кошмар! Кто это мог быть?

– Дух фараона или одержимый египтолог, – постарался пошутить граф.

Он знал, что в Британский музей просочился слух о его тайной сделке с американцами. Может, ему хотели отомстить? Карнарвон уже давно перестал удивляться человеческому коварству. Впрочем, куда приятнее было думать, что это дух Тутанхамона явился и украл фольгу, чтобы его прах оставили в покое! Ах, как это было бы увлекательно…

* * *

Дипломат сделал глоток и с видом знатока покачал головой:

– Чудесное вино!

– Особый сбор, – заметил граф. – Что ж, значит, мой прогноз кому-то показался интересным?

– Да, он наделал много шума. Не хотят у нас уходить из Египта, никак не хотят.

Карнарвон вздохнул:

– И как обычно, совершенно зря! Если бы не подобная политика, Англия бы еще правила морями!

– Это революционные идеи. Известно ли вам, граф, что у вас есть враги?

– В Англии, но не в Египте. Там у меня много друзей, и, уж поверьте, последнее слово будет за ними!

– Но вы же англичанин, ваше сиятельство! Вам следовало бы выступать в защиту интересов Родины, а не другой страны с богопротивными обычаями!

– Это что, скрытая угроза?

– Мы вам признательны за прямоту и честность, однако просим не переступать грани разумного! – твердо произнес чиновник.

– А где она, по-вашему, находится?

– Я просто призываю вас быть осторожнее.

– Хорошо, – улыбнулся Карнарвон. – Отправляйте меня в Египет!

– Вы снова хотите туда ехать? – насторожился собеседник.

– Да. Война закончилась, здоровье мое поправилось, к тому же у меня имеется концессия на раскопки.

– Отличное прикрытие! Вы снова сможете войти в доверие к высокопоставленным египтянам! – обрадовался дипломат.

– Прикрытие? Нет, милый мой, гораздо больше!

– Что вы имеете в виду?

– Ничего. Разве с чиновниками говорят о призвании?

* * *

Картер стоял на александрийской пристани, ожидая корабля из Англии, на борту которого находился лорд Карнарвон. После долгого отсутствия он возвращался на египетскую землю. Картер очень волновался, так как новости казались неутешительными. Дело в том, что это было не пассажирское судно, а военный корабль, соответственно без всяких удобств. Многие пассажиры в плавании слегли. Ходили слухи, будто двое умерли. Картер знал о слабом здоровье графа и не находил себе места от волнения.

Море штормило, поэтому корабль сильно опаздывал. Думали даже, что он потерпел крушение. Но вот наконец послышался вой сирен. Корабль пришвартовался, и первые пассажиры стали спускаться по трапу.

В толпе слышались приветственные крики. Люди встречались после долгой разлуки. Но графа среди них не было. Прошло около часа. Трап совершенно опустел. Неужели граф умер, и это судно стало его погребальной ладьей?… А может, он болен и не может самостоятельно покинуть корабль? Картер решил подняться на борт, но в этот момент увидел Карнарвона.

42
{"b":"30832","o":1}