ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Узнай меня
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Его кровавый проект
С правом на месть
Стражи Армады. Точка опоры
О, мой босс!
Не прощаюсь (с иллюстрациями)
Бессмертники
A
A

Тот исхудал и еле мог идти. Вид у него был совершенно измученный. В знак приветствия граф приподнял широкополую шляпу, и порыв ветра взметнул его русые волосы. Карнарвон не утратил природной элегантности и был по-прежнему неотразим. Под маской ироничного аристократа скрывалась щедрая и страстная натура.

К Картеру подбежала Сьюзи, и он потрепал ее по холке. Говард ужасно соскучился по графу и был очень рад его видеть, но в то же время пребывал в жутком смущении. Дело в том, что лорд Карнарвон приехал не один. Он держал под руку какую-то красавицу.

52

Пара неторопливо сошла с трапа. Лицо девушки было по-детски невинным, однако под строгим серым пальто с широкими бортами угадывались прелестные женские формы. Костюм дополняли черная шляпка, бесформенная унылая длинная юбка и черные чулки.

– Как я рад вас видеть, Говард! – воскликнул граф. – Эва, позволь представить тебе мистера Картера. А это моя дочь, леди Эвелина.

На Картера уставились большие темные глаза. Девушка была красивая и нежная, соблазнительная и в то же время совершенно невинная? Он не мог вымолвить ни слова.

– Вы что же, Говард, совсем одичали у себя в Долине?

– Простите. Я что-то разволновался.

– Приятно познакомиться, мистер Картер! Отец все время говорит о вас, да еще о том фараоне, которого не помню, как зовут, – улыбнулась Эвелина.

– Путешествия необходимы для познания человеческого рода, поэтому я взял с собой дочь. Сьюзи не возражала.

– Разве не я настояла на том, чтобы ехать с вами, причем едва не исчерпав вашего легендарного терпения?

– Правда? Что-то не припомню!

Отец и дочь очень походили друг на друга. Рядом с ними Картер чувствовал себя неотесанным мужланом и не мог вставить ни слова. Пока носильщики выгружали багаж, Картер сбивчиво рассказал графу о том, как продвигаются раскопки.

– Желает ли леди Эвелина осмотреть древние памятники? – осведомился он, стараясь не выдать своего волнения.

– Да, только здесь так жарко, – пожаловалась она, – а я не знаю, во что переодеться. Я где-то читала, будто местным женщинам положено совсем скрывать фигуру и даже лицо прятать тканью!

– Этих правил придерживаются только крестьянки в глухих деревнях. В городе можно одеваться по-европейски.

– Чудесно! Стало быть, я не зря привезла полные чемоданы платьев!

– А я привез кое-что получше, – объявил граф. – После стольких лишений даже такой аскет, как Говард Картер, надеюсь, истосковался по простым радостям жизни. У меня с собой французское вино, коньяк, английское пиво, табак и самый лучший кофе. Прежде чем разгадывать древние тайны, нам надо как следует подкрепиться!

* * *

Сначала от Каира до Эль-Файюма граф с дочерью ехали на автомобиле, затем наняли крепкую коляску, запряженную парой ухоженных лошадок.

– Куда мы едем? – спросила Эвелина, стараясь перекричать уличных торговцев.

– Прямо в рай! – ответил граф.

Город остался позади; вдоль проселочной дороги тянулись ряды фруктовых деревьев. Девушка изумлялась буйной местной растительности: финиковым пальмам, лимонным деревьям, олеандрам и гибискусам. Она пришла в восторг от озера Карун, древнего искусственного водохранилища, питавшего Файюмский оазис.

– Раньше озеро было в два раза больше, а растительность гуще! Здесь любила охотиться египетская знать, – заметил Карнарвон.

– Наверное, рай действительно похож на здешние места, – улыбнулась дочь.

Обедали на берегу свежевыловленной рыбой. Сьюзи тоже лакомилась форелью. Вдруг Эвелина перестала есть и шепотом сказала отцу:

– Там какой-то мужчина купается.

Граф оглянулся.

– Верно.

– Но он же совсем голый!

– У меня нет лишних кальсон, чтобы ему дать. Пересядь или прими это как должное.

– Но мне казалось, что мусульманам нельзя обнажаться даже в банях.

– Мусульманкам – нельзя, а мусульманам – можно, особенно здесь, в глуши, где все по старинке. Во времена фараонов люди и купались, и пахали обнаженными!

– Изучение пережитков прошлого входит в образование будущего археолога, не так ли? Пожалуй, я посижу здесь.

Граф показал дочери храм Аменемхета III в Мединет-Мади и святилище Амона-Хнума, бога плодородия, периода правления Птолемеев, построенное из светлого камня. Они бродили по берегу озера и угощались лепешками и мятным чаем в крестьянских лачугах.

– По-моему, мистер Картер недоволен нашим отъездом, – заметила Эвелина.

– Не преувеличивай! Он хотел побыстрее заманить нас в Долину, только и всего.

– Когда же мы туда поедем?

– Скоро. Я хотел сначала показать тебе цветущую страну. В Долине все иначе. Там величественно, но дико и безжалостно.

– Долина словно отпугивает вас!

– Немного. Она вещает лишь о вечности и смерти, причем ужасно убедительно!

В нескольких километрах к северу от Эль-Файюма коляску остановили крестьяне и стали о чем-то переговариваться с кучером. Карнарвон плохо знал арабский, но разобрал отдельные слова. Он понял, что мятежники убили полицейских.

Эвелина побледнела.

Кучер предложил графу поехать другим путем. Народ поднимался на борьбу за независимость. Рай стал окрашиваться кровью.

* * *

Граф отправился с визитом к соратнику маршала Алленби, нынешнего генерального консула Великобритании и истинного правителя Египта.

– Недолго вам осталось сдерживать народные волнения, – предрек он.

– Вы чересчур пессимистичны, – отмахнулся собеседник.

– Отступитесь, иначе потеряете страну!

– А что вы предлагаете?

– Освободить Заглула.

– В своем ли вы уме? – ахнул дипломат.

– Вы превратили его в мученика. Его сторонники беснуются!

– Если он выйдет на свободу, то посеет смуту!

– Нет, он выдохнется.

– Риск чересчур велик.

– Другого выхода нет. Заглул гораздо опаснее в тюрьме, чем на воле. Есть и еще кое-что…

– Что именно?

– Внешний долг Египта по-прежнему велик. Страны, проигравшие войну, то есть Германия и Австро-Венгрия, вышли из игры. Большевистская Россия тоже. Остались итальянцы, французы и мы. Так долго продолжаться не может. Кто-нибудь обязательно завладеет Египтом.

– Это же государственная тайна!

– Нет, это секрет Полишинеля. Чтобы избежать позора, Англия должна сейчас же навести в стране порядок!

* * *

Картер негодовал. Граф находился в Каире и не проявлял ни малейшего интереса к археологии, тогда как шаткий мир позволил ему возобновить раскопки у гробницы Рамсеса IV, а затем и рядом с гробницей Тутмеса III. Однако пока ничего интересного найти не удалось.

В конце бесплодной рабочей недели Картер поехал в Луксор. К нему подошел парень из клана Абд эль-Расула, известный в городе делец.

– Я обещал продать вам скарабеев, помните?

– Да.

– В полицию не донесете?

– При условии, что вы ничего не украли из Долины.

– Заметано.

– Где скарабеи?

– А вот скарабеев я вам не продам! Мне посулили за них вдвое. Если хотите, поторгуемся.

– Да кто посмел…

– Не сердитесь, мистер Картер! Это бизнес. Завтра приду за ответом!

Картер был в ярости. Он решил проследить за торговцем. Интересно, кому выгодно взвинчивать цены и вмешиваться в давно устоявшиеся отношения ученых и дельцов черного рынка? Ведь египтологи платили им, только чтобы спасать древности!

Парень скрылся в «Винтер Паласе» и вскоре вышел оттуда с иностранцем. Картер узнал в нем Герберта Винлока! Стоило дельцу откланяться, как он окликнул друга.

– Простите мою дерзость, Герберт, но не предлагал ли вам этот жулик скарабеев?

– Предлагал. А почему…

– Они принадлежат лорду Карнарвону.

Американец усмехнулся:

– Значит, он хотел вас обмануть?

– Боюсь, что так.

– Не беспокойтесь, я отправлю его к вам! «Метрополитен» не будет мешать вашим закупкам при условии, что нам отойдут лучшие вещи из коллекции графа. Вы, по-моему, тоже не останетесь внакладе?

43
{"b":"30832","o":1}