ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, я получу хорошие комиссионные.

– Ну и прекрасно! Вообще-то, между нами говоря, забавно утирать нос англичанам в их империи! – Слова вырвались сами собой, и Винлок покраснел. – Простите, я забыл, что разговариваю с англичанином.

Картеру было все равно. Он уже и забыл, что являлся британцем.

* * *

Граф снова оказался прав. Освобождение Заглула успокоило его соратников, мятежи сменились разговорами о независимости.

Выслушав слова признательности от английского дипломата, граф вышел из кабинета, как вдруг у него подкосились ноги. Его подхватил караульный. Сьюзи залаяла.

– Скорее, позовите дочь, – прошептал граф.

* * *

Лорд Карнарвон возвращался в Англию. Леди Эвелина хлопотала вокруг отца. Ему предстояло перенести в Лондоне небольшую хирургическую операцию.

– Картер, наверное, расстроен, – вздыхал граф. – Я хотел поддержать его, а мы даже не съездили в Луксор!

– Значит, путешествие откладывается. Как только вы поправитесь, мы снова отправимся в Египет. Мне понравилась эта страна.

53

В январе 1920 года Картер расчищал участок вокруг гробницы Мернепта, сына и наследника фараона Рамсеса II. Благодаря узкоколейке работа спорилась. Перед входом в гробницу Рамсеса IV Картер обнаружил пять жертвенных закладок с миниатюрными инструментами, жемчугом, фаянсовыми плитками, а также и четыре замурованные ямы. Увы, они оказались пусты.

Картер зашел в тупик. Ему некого было винить, кроме себя, ведь рабочих у него оказалось предостаточно. Ах, сколько затрачено усилий и какие жалкие находки! Несмотря на дотошность и целеустремленность, ему было далеко до Дэвиса. Говарда частенько охватывало отчаяние. Может, стоило прислушаться к другим ученым? Ведь все считали, что в Долине больше нечего искать.

Ко всем невзгодам добавилась болезнь графа. Все обстоятельства складывались против Картера! Верил ли Карнарвон в него? Ведь он даже дочку не привез в Луксор!

В конце января Говард получил телеграмму, которая развеяла все его сомнения. Граф собирался прибыть в Египет в середине февраля. Картер немедленно вызвал Гургара и приказал ускорить работы. Он пообещал рабочим премию, если те быстро расчистят участок у гробницы Рамсеса II. Картеру не терпелось что-нибудь найти, чтобы достойно встретить графа.

* * *

Леди Альмина невзлюбила Египет сразу, как только сошла на берег. То, что ее супруг величал «самой красивой страной в мире», на поверку оказалось царством мух с палящим солнцем и песчаным ветром. У нее сразу разболелась голова. В самом деле, какую красоту можно усмотреть в бескрайних равнинах с тощими, засохшими пальмами, в знойных, бесприютных пустынях и убогих садиках, заросших сорняками? Как можно оправдать ленивых, грязных местных жителей, которые целыми днями сидят прямо на земле и курят свои трубки?

Леди Альмина поняла, что ни зеленых лужаек, ни освежающего дождичка здесь не будет. Умирая от жары в шерстяном костюме, она жаловалась:

– Так ли уж нам необходимо ехать до самого Луксора?

– К счастью, да, милая!

– К какому счастью? Как вы вообще смеете любить этот ужасный край и населяющих его дикарей?

– А знаете ли вы, что это они считают нас дикарями?

– Как это? – вскинулась супруга.

– С их точки зрения, мы все делаем неправильно! Ходим в обуви по святым местам, снимаем в доме шляпу, да еще и пишем слева направо. Грамотные-то люди справа налево пишут!

– Какая глупость! Мне больше и сказать-то нечего.

* * *

Когда коляска подъехала к Долине, леди Альмина ужаснулась. Среди нагромождения каменных глыб, суровых, сжигаемых солнцем скал, мертвой тишины пустыни, казалось, не осталось места ничему живому.

Им навстречу вышел Картер. Его речь немного успокоила леди Альмину. Оказалось, что это их соотечественник, «осколок цивилизации» в окружавшем ее безбрежном ужасе.

Картер продолжал смотреть в гробницу Сети I. Впереди бежала Сьюзи. Говард посоветовал леди Альмине широкополую шляпу с вуалеткой, но она сухо отказалась. На ней был элегантный костюм и множество драгоценностей, высокие каблуки доставляли массу неудобств. Напрасно Эвелина предупреждала мать, что им предстоит экскурсия по пустыне, а не чаепитие в саду. Сама она надела легкую кофточку и юбку в шотландскую клетку, а в руке вертела симпатичный зонтик от солнца.

Картер увлеченно рассказывал о путешествии светила в нижний мир. Леди Альмина была ослеплена роскошью гробницы Сети I и заинтригована египетскими мифами, однако не спешила сдаваться. Добрая христианка и дворянка из самого лучшего общества в мире не имела права восхищаться варварским искусством язычников!

Войдя в штаб-квартиру, она снова ужаснулась:

– Как вы можете здесь жить, мистер Картер? Такая скудная обстановка недостойна джентльмена!

– Нужно придать вашему дому уют, – улыбнулась Эвелина. – Завтра сюда доставят ковры, противомоскитные сетки, шторы и керосиновые лампы.

– Нам будет здесь удобно, – заявил граф. – Деликатесы уже доставили.

– Кому это «нам»? – воскликнула леди Альмина. – Уж не хотите ли вы, чтобы я ночевала здесь?

– Конечно, нет, милая. Вас ждут апартаменты в лучшем отеле Луксора. А я, с вашего разрешения, поживу здесь!

Эвелина не посмела просить отца позволить ей поселиться в штаб-квартире. Она унаследовала от него страсть к приключениям и вся трепетала от соприкосновения с древними тайнами. Как же здорово в двадцать лет иметь в своем распоряжении самые прославленные памятники Востока!

* * *

Картер проверил стрелку на брюках, поправил галстук-бабочку и спустился на раскоп, где его ожидало суровое испытание. Он должен был предоставить начальнику и его семье итоги широкомасштабных раскопок, которые обошлись графу в кругленькую сумму. Однако Картеру не удалось найти не только гробниц, но и вообще каких-либо древностей, за исключением инструментов и лачуг каменотесов. Треугольник между гробницами Рамсеса VI, Рамсеса II и Мернепта, на который он возлагал столько надежд, оказался совершенно бесплодным. Говард не выполнил задания графа и не обогатил его коллекцию.

На сей раз по совету дочери леди Альмина оделась полегче. Ее костюм был по-прежнему строгим, но уже хлопчатобумажным. Порой она ловила себя на мысли, что получает удовольствие от солнечной погоды и от катания на лодке. А леди Эвелина блистала в белом платье и в шляпке с цветами. Жемчужное колье подчеркивало нежность ее прекрасного лица. Граф стоял, опираясь на трость, и с нетерпением ожидал Говарда.

– Скорее покажите нам, что вы нашли!

Картеру грозил неминуемый позор. Конечно, можно рассказать гостям о научном значении раскопок, но ведь это не вызовет ничего, кроме зевоты. В этот момент подошел Гургар и что-то шепнул ему на ухо.

– Уверен? – спросил Картер.

– Абсолютно!

Повеселев, Говард стал показывать гостям раскоп. Дамы изумлялись размаху работ, а граф молчал. Через полчаса он прервал Картера на полуслове:

– Думаю, вы нашли немало удивительных вещей. Не терпится на них поскорее взглянуть!

Картер подвел их к огромной, свежевырытой яме, вокруг которой Гургар уже расставил охрану.

– Сейчас мы сможем совершить открытие вместе! – провозгласил он. – В глубине ямы есть тайник. Желаете ли вы спуститься первым, ваше сиятельство, и собственноручно извлечь клад?

– Нет уж, я сама туда спущусь! – воскликнула леди Альмина, к изумлению всех присутствующих. – Не зря же я сюда приехала! Мы столько денег тратим на раскопки, что я имею право лично найти клад!

И она бесстрашно устремилась вниз по склону. Картер смущенно поспешил следом, желая ей помочь, но супруга графа Карнарвона уже достигла цели.

– Чем рыть? – поинтересовалась она.

– Руками…

Леди Альмина сунула руку в песок и нащупала… сосуд. Она вытащила его и с радостным возгласом потрясла им над головой. Ее возбуждение передалось всем окружающим.

44
{"b":"30832","o":1}