ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну-ну, – презрительно ответил тот.

– Учтите еще и это… – Говард указал на верхнюю левую часть двери.

– Ну и что? – не понял Энгельбах.

– Смотрите, здесь был разлом. Его замазали! В гробнице побывали воры.

– Это всего лишь предположение.

– Нет, факт! Пожалуйста, отметьте в протоколе, что гробница была в древности разграблена!

Инспектор послушно записал. Граф ухмыльнулся, глядя на Картера. Разница между «разграбленной» и «нетронутой» гробницей была для Лако весьма существенной!

– А что за дверью? – спросил Энгельбах.

– Чтобы ответить, надо войти! – сердито буркнул Картер.

– А это долго?

– Нет, не очень.

– Тогда вскрывайте!

Рабочие стали разбирать кладку. Обнажился свод наклонного коридора высотой в два метра и такой же ширины, что и лестница. Коридор был забит каменными глыбами и щебнем. Виднелись черепки, пробки, алебастровые сосуды, расписные горшки и множество других мелких предметов. Картер заметил бурдюки, в которых в древности носили известковый раствор и воду.

– Взгляните! – воскликнул граф. – Грабители прорыли узкий лаз, а убегая, выронили некоторые вещи!

Энгельбах послушно записал. К вечеру коридор расчистили метров на девять.

– Второй двери не видно, – констатировал инспектор. – Не повезло. Это пустой, разграбленный тайник!

* * *

На следующий день Энгельбах не явился. Видимо, находка показалась ему малоинтересной. Картера мучил жар, рука болела, но отсутствие чиновника придавало бодрости. Под его руководством рабочие быстро расчистили завал. Через метр они обнаружили еще одну дверь.

Все находились в крайнем напряжении. Что ожидало их за дверью – сумасшедшее открытие или дикое разочарование? Картер подумал о том, что минуло сто лет с тех пор, как четырнадцатого сентября 1822 года Шампольон расшифровал иероглифы. Если Говарду удастся найти нетронутую гробницу фараона, то его имя тоже останется в веках!

– Будем вскрывать? – нетерпеливо спросила леди Эвелина.

– Это небезопасно. Вдруг там скопление вредных газов?

– Какая разница! – воскликнула она.

Картер взглянул на графа. Тот не возражал.

– Можно зажечь свечу. Если пламя погаснет, мы выйдем! – сказал Говард.

Дрожащей рукой он проделал небольшое отверстие в верхнем углу двери. Каллендер подал железный прут, и он пропустил его через отверстие. Прут не встретил преграды. Чиркнув спичкой, Картер зажег свечу и поднес ее к отверстию. Теплый воздух из внутреннего помещения устремился наружу, пламя свечи замигало, но не погасло.

Расширив дыру, Картер взволнованно заглянул внутрь. Ему казалось, будто он попал в царство мертвых. Глаза постепенно привыкали к темноте. От увиденного захватывало дух.

– Видите что-нибудь? – нетерпеливо спросил граф.

– Да! Удивительные вещи!

62

– Фигуры зверей, статуи, золото… Всюду мерцает золото! – воскликнул Картер.

Осветив пространство лампочкой, все по очереди стали заглядывать внутрь. Ошеломленный граф молчал. Леди Эвелина тоже не могла вымолвить ни слова. А Каллендер так и остался стоять с открытым ртом. Находка оказалась настолько потрясающей, что в нее верилось с трудом!!

Картер прикрыл дыру, и все поднялись наверх. Каллендер навесил на первую дверь деревянную решетку и попросил Гургара постоять на страже. Затем компания села на осликов и поехала в штаб-квартиру. Сьюзи бежала следом.

Каллендер налил всем коньяку. Лорд Карнарвон никак не мог отойти от увиденного.

– Десятки, а может быть, сотни шедевров! – воскликнул он. – Долина оказалась щедрой, Говард.

– Это самый замечательный день в нашей жизни. Свершилось чудо! Подумать только, Дэвис перестал копать всего в двух метрах от входа! Но какая странная планировка! Она ни на что не похожа.

– Сколько там помещений? – спросила Эвелина.

– По-моему, в северной стене виднелся дверной проем, – сказал Картер.

– В комнате не было саркофага! – заметил Каллендер.

– Может, это все же тайник?

– А может быть, та дверь, что вы увидели, ведет именно в погребальную камеру? Если она нетронута, значит, мумия Тутанхамона по-прежнему покоится в саркофаге! – воскликнул граф.

– Во всяком случае, сначала надо зафиксировать местоположение предметов в передней комнате. Придется запастись терпением. Даже если мумия цела, мы еще нескоро ее увидим!

Эвелина вскочила:

– Едем!

– Неужели вы хотите…

– Да. Скорее!

– Но если в Управлении прознают, концессию на раскопки тотчас аннулируют!

– Гургар нас не выдаст, – улыбнулся Каллендер. – Он славный малый.

– Направим в Управление телеграмму, – решил граф. – Пусть пришлют инспектора.

– И он немедленно заявится сюда, – вздохнула леди Эвелина.

– Исключено. Контора закрыта. Лако прочитает телеграмму не раньше завтрашнего дня.

– Что ж, господа, поехали! Чур, я первая.

* * *

Гургар привязал ослов и снова грозно встал перед деревянной решеткой, за которой только что скрылись четверо археологов. Сьюзи сторожила вход вместе с ним.

Перед второй дверью Говард замешкался. Что за безумная затея!

– Вскрывайте дверь! – торопил граф.

– Разумно ли это? – засомневался Картер.

– Решайтесь! – Леди Эвелина схватила его за руку. В сумерках подземелья девушка походила на египетскую богиню.

Картер расширил отверстие. Теперь можно было проникнуть внутрь.

– Я полезу первая! Вас нужно беречь, – заявила Эвелина.

– Что вы такое говорите!

– Я уже все решила, мистер Картер. Вам предстоит исследовать гробницу. Вашим здоровьем рисковать нельзя!

Граф помог дочери пробраться в лаз. За ней последовал Картер. Он протянул руку графу, которого сзади подтолкнул Каллендер. Леди Эвелина освещала путь.

– Я застрял! – простонал Каллендер.

Картер дернул его за руку, и наконец все оказались внутри помещения, не в состоянии пошевелиться от представшей перед ними великолепной картины. Свет электрической лампочки отражался от сказочных сокровищ, превосходивших самую сумасшедшую мечту! Здесь стояли роскошные ложа, две матово поблескивающие черные большие статуи, богато декорированные сундуки, алебастровые сосуды, кресла, жезлы, детали обитой золотом и распиленной на части колесницы и многое, многое другое. От подобной красоты слепило глаза. Воздух был немного затхлым.

– Змея! – ахнула леди Эвелин, прижавшись к Картеру.

– Она деревянная, – успокоил ее Каллендер, – хотя выглядит совсем как настоящая.

Когда волнение немного улеглось, Картер измерил комнату. В длину она составляла восемь метров, в ширину – три метра шестьдесят сантиметров, а в высоту – два метра двадцать сантиметров. И все это пространство занимали сокровища!

– Здесь беспорядок! – заметил граф. – Все побросали, как попало. Грабители, должно быть!

– Нет, не думаю, – покачал головой Картер. – Взгляните! – На полу рядом с куском полотна лежали засохшие цветы. – Их не раздавили! Здесь ходили осторожно. Вечностью пахнет, чувствуете?

Граф разглядывал три больших ложа. Боковины первого представляли собой стилизованные фигуры львов, обозначавших бдительность, второго – коров, ибо корова олицетворяла богиню неба, а третьего – гиппопотамов, ведь это животное было связано с загробным культом.[64] Головы зверей отбрасывали на стены чудовищные тени.

Леди Эвелина любовалась сундуками и шкатулками. На одном ларце был изображен Тутанхамон, мчащийся на боевой колеснице и поражающий врагов.

Картер приподнял выпуклую крышку сундука. Внутри оказались сандалии и расшитое фаянсовым бисером одеяние.

– Он это носил, – шепнула леди Эвелина.

Граф обратил внимание на спинку кресла: рядом с Тутанхамоном стояла его юная супруга. В руке она держала сосуд и любовно умащала его плечо. Работа поражала тонкостью и вкусом.

вернуться

64

Богиня Таурт, священным животным которой являлся гиппопотам, вместе с богиней Хатор встречала умершего на пороге подземного царства и зажигала огонь, чтобы отогнать злых духов. Изображения Таурт, покровительницы женщин и детей, часто наносили на кровати. (Прим. пер.)

51
{"b":"30832","o":1}