ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В Луксоре было многолюдно. Репортеры осаждали телеграф. По ночам в шикарных отелях танцевали вальс и польку и обсуждали последние новости, связанные с золотом Тутанхамона.

Картер не посещал светских раутов, считая это глупым и пустым занятием. Раз в неделю он приходил в «Винтер Палас» и ужинал в одиночестве. Там-то его и настиг Демосфен. Он побрился и надел смокинг.

– Вы что, разбогатели? – спросил Картер.

Демосфен присел за стол:

– Я – нет. А вот вы разбогатели.

– Вы заблуждаетесь. Сокровища не продаются.

– Согласен, сейчас не продаются. Но ведь их сотни! Все они не поместятся в музее. После того как лорд Карнарвон и Управление разделят их между собой, вам тоже что-нибудь достанется! А я с радостью помогу сбыть вашу долю! За сумасшедшие деньги! Если бы вы знали, какие у меня клиенты! Ничего не пожалеют. Семьдесят процентов вам, тридцать мне. Вот аванс! – И Демосфен пододвинул к Картеру конверт.

Тот отложил вилку, с которой на конверт упала капля соуса.

– Запачкалось, – язвительно заметил Говард.

Демосфен в бешенстве схватил конверт и сунул обратно.

– Все можно купить, Картер. Дело только в цене!

– Напрасно стараетесь. Сокровища Тутанхамона стоят дороже всего золота мира, ибо в них содержится тайна. Ее за деньги не купишь.

– Я разорился из-за вас. Вы мне за все заплатите! – в ярости крикнул Демосфен и выбежал из отеля.

* * *

Демосфен решил пожаловаться шейху. Согнувшись в три погибели, он вошел в низенький домишко, где курились благовония, и присел на лавку рядом с женщиной, закутанной в черный платок. Шейх читал заклинания, а потом стал резать барашка. Обагрившись кровью жертвы, он завертелся на месте, призывая потусторонние силы. Женщина вскочила, сорвала с себя платок, схватила нож и начала полосовать им руки. Затем отрубила себе кончик указательного пальца.

Демосфен в ужасе бросился к двери, но на пороге замер, услышав слова шейха:

– О темные силы! Изыдите из пещер и покарайте воров и осквернителей гробниц, нарушивших вечный покой Тутанхамона!

Демосфен покачнулся. Задыхаясь, он схватился за сердце и упал замертво.

* * *

Картер прислушался. На этот раз он не ошибся – вдали действительно послышался звук мотора. За автомобилем взметались клубы пыли. За рулем находился граф, рядом с ним сидела леди Эвелина. Благодаря новому средству передвижения им удалось добраться до Долины всего за полчаса.

Вся исследовательская группа вышла навстречу. Граф был растроган и крепко обнял Картера. Говард заметил нежный взгляд леди Эвелины. Бертон поспешил сделать групповой фотоснимок.

Граф устремился к гробнице Сети II.

– Не терпится взглянуть на то, как вы устроились… – Осмотревшись, он воскликнул: – Чудесно, господа!

Отреставрированные древности при свете дня казались еще прекраснее.

– Вы славно потрудились. Это надо отметить! – улыбнулся граф, откупоривая «Дом Периньон».

Бертон наполнил бокалы. Все гордились проделанной работой и были безумно счастливы.

* * *

– Я так устал, Картер.

Граф сидел в ротанговом шезлонге. У его ног дремала Сьюзи. Импровизированная вечеринка сплотила группу. По своему обыкновению, лорд Карнарвон много шутил, сразу став душой компании.

– Однако выглядите вы неплохо! – заметил Говард.

– Внешность обманчива.

– Поездка утомила отца, – нежно улыбнулась Эвелина.

– Я набираюсь сил, лишь созерцая древности, – признался граф.

Карнарвон любовался закатом. С террасы штаб-квартиры открывался чудесный вид на Долину. Безмолвная порозовевшая пустыня тонула в сиянии алого солнечного диска, спускавшегося в нижний мир.

– Тутанхамон не умер, Говард! Он пробрался через нижний мир и воскрес. Его нельзя отдавать на растерзание толпе. Меня осаждают газетчики со всего мира. Не следует ли нам закрепить эксклюзивное право на репортажи с места событий за «Таймс»?

– Конечно. Мертон хороший человек и журналист. Он будет обо всем писать по-честному!

– «Таймс» дает большие деньги. Я смогу возместить добрую часть своих расходов, к тому же нам не придется возиться со сворой репортеров.

Тем временем леди Эвелина изучала фотографии.

– А вам не кажется, мистер Картер, что это какая-то странная гробница? – спросила вдруг она. – Фараон Рамсес I правил всего два года, и для него соорудили большую усыпальницу. А Тутанхамон царствовал лет шесть и оказался похоронен в каком-то закутке!

– Да, это странно, – согласился Картер. – Во всяком случае, гробница уцелела только чудом. Ее спасло то, что сверху были выстроены лачуги землекопов. Зато благодаря этому всеми позабытый царь стал самым знаменитым фараоном Древнего Египта!

69

Пьер Лако потерял свое фирменное спокойствие. Он разорвал газету «Морнинг пост» на мелкие клочки и выбросил в корзину для бумаг. Поначалу его забавляли нападки репортеров на Картера и Карнарвона. Действительно, прознав про контракт с «Таймс», корреспонденты остальных изданий словно с цепи сорвались! Они стали обвинять Картера и графа в желании нажиться на открытии, которое представляло собой прежде всего научную ценность. Ишь, возомнили себя хозяевами гробницы!

А вот каирское издание «Морнинг пост» взялось за истинного виновника такого положения вещей. Конечно, им был начальник Управления раскопками и древностями! Он мог бы информировать общественность, однако этого не делал, словно находился у графа Карнарвона в услужении. В египетской прессе появились статьи о том, что Лако следовало бы приструнить графа и позволить посетить гробницу всем желающим.

Лако оказался не готов к подобному повороту событий. Мало того, что из-за этого проклятого открытия его осаждали тысячи высокопоставленных особ с требованием выписать им пропуск, так он теперь еще и замешан в скандале! Он бросился в Долину и застал Картера за упаковкой ожерелья.

– Так больше не может продолжаться! – крикнул он.

– Дело прежде всего. Пускай завистники беснуются.

– Могли бы быть и полюбезнее с корреспондентами египетских газет!

– Контракт уже подписан. Пусть договариваются с «Таймс».

– Гробницу хотят осмотреть известные люди!

– У меня нет времени на глупости.

– Вы не имеете права не пускать в гробницу посетителей с рекомендательными письмами!

– Если я буду всех пускать, то вообще не смогу работать.

Лако почувствовал себя загнанным в тупик.

– Давайте назначим день, когда я проведу в гробницу посетителей. С ними придут газетчики. Иначе травля будет продолжаться!

– Нет.

– Пусть это будет двадцать шестое января!

* * *

Так как ответа не последовало, Лако подослал к Картеру Энгельбаха.

– Начальник Управления назначил день для официального посещения гробницы.

– Он вам подходит, мистер Картер?

– Нет.

– Ваше упрямство несносно!

– Я не согласен потакать светским забавам.

– Но Управление…

– Управление не имеет права требовать допуска в гробницу посторонних лиц.

– Вы кем себя вообразили? Избранным?

– Вы все правильно поняли.

Энгельбах рассвирепел.

– Ваша проклятая решетка уже всем надоела! Захапали себе гробницу! Она не ваша! Я вас вообще отсюда выгоню! В следующий раз приду с оружием!

– Возьмите лучше динамит. Будет быстрее.

– Спасибо за совет!

* * *

Картер пригласил графа пройти в гробницу. При входе оба машинально стали говорить шепотом – рядом находился фараон.

Они подошли к сундуку, зарегистрированному под номером сорок три.

– Этот?

– Да.

– Думаете, там папирусы?

– Я только один раз туда заглядывал. Хотел оставить честь открытия вам.

У графа задрожали руки. Папирусы могли бы приподнять завесу над таинственным правлением Тутанхамона, пролить свет на события далекой и малоизученной эпохи, а также на обстоятельства сооружения столь удивительной гробницы!

57
{"b":"30832","o":1}