ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

76

Девятнадцатого апреля 1923 года царь Фуад, главнокомандующий египетской армией, уступил требованиям партии и дал стране конституцию. За ним закреплялась исполнительная, а за парламентом – законодательная власть. Националистическая партия «Вафд» организовала забастовку лавочников и провела несколько мирных шествий. Народная любовь принесла ей явное преимущество на выборах, которое она собиралась употребить на борьбу с Великобританией и с собственным царем. Раньше Фуад легко избавлялся от министров, которые смели ему перечить. Он подумывал о том, как бы разогнать неугодный ему парламент. Но партия «Вафд» и ее ставленник, премьер-министр Саад Заглул, обрели чрезвычайную популярность благодаря идее национальной независимости, которую они проповедовали, в то же время защищая интересы враждебных всяким социальным реформам банкиров и землевладельцев.

В реставрационной мастерской, устроенной в гробнице Сети II, команда Картера работала как и прежде – не заботясь о политике. Вдруг его вызвали в Курну, в полицейский участок. За огромным письменным столом восседал высокопоставленный полицейский чин в шикарной белой форме с наградными знаками и листал пачку донесений.

– Вы нарушаете закон, мистер Картер! – строго сказал он.

– О чем вы говорите?

– Против вас свидетельствуют факты.

– Какие?

– У вас на раскопе не соблюдается техника безопасности!

– Неправда.

– Вот доказательства.

– Покажите.

Полицейский протянул ему листок:

– Вот, полюбуйтесь. Несчастные случаи, болезни, нарушения.

– Это фальшивка!

– Да как вы смеете?!

– В мою поддержку выступит рейс Ахмед Гургар, а также все без исключения рабочие. Я требую очной ставки!

– Возможно, это не понадобится.

– Я настаиваю!

– Хорошо, я доложу начальству.

* * *

Тринадцатого мая 1923 года, при тридцати семи градусах в тени, ученые заворачивали древности, найденные в передней комнате, в вату, прокладывали опилками и паковали в багажные контейнеры, которых оказалось тридцать четыре штуки. На пристани их уже ожидала зафрахтованная Управлением самоходная баржа.

– До пристани километров десять, – заметил Каллендер. – Что делать с грузом?

– Может, нанять носильщиков? – предложил Картер.

– Нет. Слишком жарко.

– Тогда грузовой автомобиль.

– Не советую. Дорога очень плохая. Сплошные камни да кочки. Груз может сильно пострадать.

– Тогда придется воспользоваться узкоколейкой.

– Это будет непросто.

– Другого выхода нет.

Каллендер взял на себя обязанности руководителя. Длина рельсов составила тридцать метров. Рабочие погрузили ящики в вагонетки и стали их толкать. По мере того, как вагонетки проходили, Каллендер велел снимать рельсы сзади и переносить их вперед.

– Все очень просто! – с энтузиазмом произнес он. – Сотня подобных операций – и мы доберемся до берега.

Рабочие трудились самоотверженно: одни толкали вагонетки, другие подносили освободившиеся рельсы, а третьи укладывали путь. Стояла невыносимая жара. Гургар поил людей. Каллендер поливал раскаленные рельсы водой и присматривал за ящиками.

Семнадцатого мая, в полдень, ценный груз покинул Долину. Картер представил, как три тысячи дет назад похоронная процессия медленно несла драгоценную утварь Тутанхамона в противоположном направлении.

– Пора кончать работу! – сказал Каллендер. – Дорога неровная, люди устали. Надо дать им отдохнуть.

– А воры? – забеспокоился Картер.

– Мы посторожим.

Картер всю ночь не сомкнул глаз. С первыми лучами солнца рабочие снова взялись за дело. Губернатор прислал солдат. Они отгоняли зевак. Но помочь никто не вызвался – все боялись проклятия фараона. Вот, наконец, и берег Нила!

– Уровень воды сегодня низкий, – заметил Каллендер, – а берег здесь очень крутой. Впереди самый опасный отрезок пути!

Рельсы просели под тяжестью груза. Наклон становился угрожающим!

– Держите изо всех сил! – крикнул Картер.

Рабочие вцепились в вагонетки. Ящики покачнулись. Состав медленно и неумолимо скользил вниз. Картер мысленно возносил молитвы.

Громыхая и скрипя, вагонетки в конце концов остановились у самой кромки воды. Картер, Каллендер, Гургар, да и все рабочие вздохнули с облегчением.

– А я уж было подумал, что все пропало, – сказал Каллендер.

– Тутанхамон помог!

– Вы стали суеверным, Говард?

– Я верю в него! А теперь давайте, поднатужимся! Нужно погрузить ящики на борт.

На волнах Нила покачивалась баржа. После погрузки Картер обнял преданного Гургара, сердечно поблагодарил рабочих и поднялся на борт. Он вдохнул свежий ветерок и подумал о графе. Лорд Карнарвон мог бы ими гордиться!

* * *

Двадцать седьмого мая Лако встретил Картера на пристани в полутора километрах от Каирского музея. Волнение заставило его позабыть о всякой учтивости.

– Вы ничего не разбили?

– Рабочие совершили невозможное.

Лако нетерпеливо велел вскрыть первый ящик. Внутри лежали тщательно завернутые в вату посохи и ножки стульев.

– Откройте вон тот ящик! – велел он.

Там оказались хрупкие ларцы. Все были целы.

– Довольны, господин начальник?

В ответ Лако пробормотал что-то нечленораздельное, потом громко добавил:

– Вы очень долго занимались реставрацией! Теперь нам еще распаковывать придется! Публика заждалась выставки, а здесь еще работы на полгода.

– Ничего подобного.

Лако поджал губы:

– Неужели?

– Каждая вещь снабжена регистрационной карточкой, пронумерована и упакована в определенном порядке. Вам остается лишь поочередно вскрывать ящики и монтировать выставку!

– Когда же мы, на ваш взгляд, сможем ее открыть? Картер сделал вид, что призадумался:

– Если ваши сотрудники ничего не перепутают, то… через неделю.

– Но это невозможно!

Через неделю восторженные зрители теснились у шести витрин с предметами заупокойного инвентаря Тутанхамона. У входа в музей выстроилась многотысячная очередь. Всем хотелось прикоснуться к великой тайне!

77

В мае 1923 года столбик термометра поднялся до пятидесяти градусов, но Картера это не волновало. Он размышлял о том, как подступиться к саркофагу, который, вероятно, находился внутри обитых золотом ящиков, установленных в погребальной камере. В конце концов он решил разобрать ящики на части, причем как можно аккуратнее, чтобы ничего не повредить.

Мысли Картера были прерваны письмом леди Эвелины. Она просила Говарда срочно приехать в Хайклер, чтобы встретиться с вдовой графа Карнарвона.

В его душу закралась тревога. Вдруг леди Альмина не захочет больше оплачивать исследование гробницы Тутанхамона?

* * *

Как только Картер сошел с трапа, на него набросились газетчики. В анкете «Кто есть кто?» он записал себя художником, а затем попытался ускользнуть, но все напрасно.

– Тутанхамон вас проклял?

– Нет, благословил.

– Являлся ли он вам?

– Да! Мы подружились.

– Вы уже стали миллиардером?

– Не успел.

– Не слишком ли вы торопитесь?

– Обычно меня упрекают в медлительности!

– Не думаете ли вы, что совершили кощунство?

– Тутанхамон – мой брат по духу. В его гробнице содержится послание будущим поколениям! Я призван его обнародовать.

* * *

Картер стоял у могилы друга. Вокруг все цвело и благоухало. Смерть казалась чем-то невозможным. Огромные, величественные кедры тянулись к небесам.

– Ваш отец по-прежнему в Долине, Эвелина! Я это чувствую.

– Он не оставит вас! Теперь идемте, мама ждет.

Леди Альмина встретила его очень тепло. Картера мучила мысль, что она считает его повинным в смерти мужа, скорее всего это было не так.

– Благодаря вам, мистер Картер, Джордж Герберт обрел счастье! – решительно сказала она. – Тот рай, что он искал всю свою жизнь, звался Тутанхамоном. Поэтому я вам тоже буду помогать.

63
{"b":"30832","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Сандэр. Ночной Охотник
Эта свирепая песня
Сын лекаря. Переселение народов
Свинья для пиратов
Роза и шип
Спецназ Великого князя
Ловушка архимага
Сердце того, что было утеряно