ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

80

Как разобрать ящики, ничего не повредив? Картер все время работал. Помощники за ним не поспевали. Правда, особенно тревожила сохранность позолоты и рельефов, и он тщательно продумал план действий. Прежде всего Картер велел вынести из гробницы статуи стражей. Их упаковали и поставили на подъемную раму.

Вокруг «золотого дома» возвели леса. Еле протискиваясь между стойками и обдирая руки в кровь, Говард начал разбирать ящик. Работать приходилось в самых неудобных позах. Несмотря на жару и тесноту, Картер действовал чрезвычайно скрупулезно. Он боялся, что какая-нибудь деталь неожиданно рухнет и повредит остальные.

Через десять дней удалось поднять самую тяжелую верхнюю часть «золотого дома». Когда ее сняли, то разглядели покров на втором ящике. Картер подозвал Мертона. Тот вздрогнул:

– Это же ковчег Завета! Вот он, оказывается, какой…

Мертон выбежал из гробницы и вскоре вернулся, неся в руках Библию. Он зачитал главы «Исхода» и воскликнул:

– Вот он, секрет Тутанхамона! Он был в земле Израиля и завладел ковчегом! Такого сокровища еще никто не находил! Именно поэтому гробницу так тщательно спрятали!

Картер молча приподнял покров, свисавшие края которого порвались под тяжестью позолоченных розеток, и шепнул:

– Скоро мы вскроем запечатанную дверь второго ящика.

* * *

Лако внимательно читал досье, которое завел на Картера. Он, старательный чиновник, чуть ли не молился на устав, поэтому ему было все труднее сносить замашки этого авантюриста. Картер совершенно не желал соблюдать правила! Он вел себя просто самым невозможным образом! Как поставить его на место? Конечно, Брэдстрит и другие репортеры развязали против археолога самую настоящую войну. В глазах общественности он выглядел презренным, низким, жадным человеком. Однако Картер делал вид, что ему это безразлично, и продолжал работать с прежней одержимостью. Мало того, в гробнице Тутанхамона он словно набирался сил! Следовало нанести ему решительный удар.

Лако внезапно придумал, как это сделать. Действовать надо было осторожно.

* * *

Картер собрал помощников в реставрационной мастерской.

– Сегодня утром я получил самый оскорбительный запрос за всю историю археологии! Начальник Управления раскопками и древностями требует от меня список моих помощников, словно он с вами не знаком и вообще имеет право вмешиваться в изучение гробницы!

– Это все из-за меня! – сказал Мертон, корреспондент газеты «Таймс». – Наверное, Брэдстрит куда-нибудь пожаловался.

– Да ведь вы компетентнее большинства инспекторов!

– Я готов уйти по первому вашему требованию, мистер Картер.

– Вы мой друг и помощник, поэтому я хочу, чтобы вы остались!

– Остерегайтесь Лако! Он жуткий интриган.

– У него нет никаких прав на эту гробницу, и ему об этом прекрасно известно! Он ведет войну на истощение и сам себя перехитрит. Тем более что министр на нашей стороне!

Каллендер мрачно усмехнулся. Он знал, что на министра не стоит надеяться, к тому же на его место могли назначить кого-нибудь другого.

– Намерены ли вы ответить на письмо? – осведомился Мертон.

– Граф бы не стал, и я не буду! Лако хочет приехать сюда тринадцатого декабря, тогда мы с ним и поговорим.

* * *

Лако заглянул в гробницу, потом зашел в реставрационную мастерскую. Там не было никого, кроме рейса Гургара. Начальнику Управления пришлось подняться в штаб-квартиру к Картеру. Тот сидел, закутавшись в одеяло, и пил грог.

– Простите, что не смог принять вас должным образом. Болею!

Лако выглядел как щеголь. Он заложил руки за спину и произнес, тщетно пытаясь скрыть раздражение:

– У вас неоправданные запросы, мистер Картер! Открывать или закрывать доступ в гробницу Тутанхамона могут только государственные органы!

– Копаю я, а не государство.

– Государство обязано следить за вашими раскопками!

– У меня концессия. Раскопками распоряжаюсь я. Вопросы есть?

– Вы не имеете права держать в исследовательской группе Мертона! Он журналист, а не ученый.

– Я волен лично выбирать себе помощников. Управление не имеет к этому никакого отношения.

– Если Мертон не уволится, у вас будут серьезные неприятности!

– Он не уволится. Зря теряете время.

– Тогда вмешается министр!

– Он уже вмешался.

– Это мы еще посмотрим! Знаете, что о вас говорят в Каире?

Картер сделал глоток горячего грога и улыбнулся:

– Нет, расскажите! Вы же так любите сплетни.

Лако отвел взгляд и выдал сенсационную новость:

– Граф был шпионом и дельцом, который вел раскопки для прикрытия. Конечно, это всего лишь слухи, но они объясняют ваше поведение!

Картер вскочил.

– Какая мерзость! – крикнул он. – Да как они смеют?! Граф любил Египет! Поиски гробницы Тутанхамона стали смыслом его жизни! А я вообще всего себя посвятил раскопкам!

– Ну-ну, это сантименты!

– Дайте мне, наконец, спокойно поработать!

– А кстати, что насчет находок?

– Мы же договорились!

– Не факт! Есть и еще кое-что…

Картера колотило от озноба и ярости.

– Концессия дана вам не навечно! – продолжал Лако. – Ее может продлить только Управление, которое сейчас предъявляет очень высокие требования к квалификации археологов и обоснованию раскопок. Вы как ученый должны быть довольны! Ну ладно. Обсудим, когда поправитесь. Надеюсь, вас не коснется проклятие Тутанхамона?

81

Пятнадцатого декабря Картер в исступлении ворвался в кабинет министра с намерением пожаловаться на Лако. Однако министр был хмур и неприветлив. На его письменном столе лежала толстая красная папка, которую Картер раньше видел на столе начальника Управления раскопками и древностями.

– Как продвигается ваша работа, мистер Картер?

– Лако ставит мне палки в колеса!

– Заметьте, он преследует самые благие цели! Местные газеты развязали против вас весьма обидную кампанию, а некоторые репортеры приплели и меня. А я не хочу быть замешанным в скандале!

Картер побледнел.

– У вас в группе не должен числиться Мертон! – сказал министр. – По моим сведениям, он не ученый, а самый обыкновенный журналист, корреспондент газеты «Таймс». Фактически вы дали ему аккредитацию, а зря!

– Он чрезвычайно компетентен!

– Это к делу не относится. Да и кто вам поверит? Вы ученый, мистер Картер, то есть человек мирный. Увольте Мертона, и все вернется на круги своя! Пусть приходит в гробницу вместе с остальными журналистами.

– Это ультиматум?

– Давайте без громких слов! – заявил Абд эль-Хамид. – Это обычный компромисс.

– Позвольте изложить вам свои доводы…

– Зачем? Я уже сам вычеркнул Мертона из списка.

– Вы разве вправе это делать?

Министр нахмурился.

– Я выразил тем самым свое пожелание, мистер Картер, – недовольно процедил он.

– Если я уступлю, ни один археолог больше не сможет спокойно здесь работать!

– Не надо нагнетать обстановку!

– Я посоветуюсь со своими людьми.

– Только чересчур не увлекайтесь, мистер Картер!

– Вы тоже, господин министр.

* * *

Картер собрал помощников в гробнице Сети II и слово в слово передал свой разговор с министром, попросив каждого высказаться. Сошлись на том, что чиновник зарвался. Очевидно, им манипулировали патриоты и начальник Управления Лако, желавшие ослабить позиции Англии и США в Египте. Уступив, Картер мог навредить другим археологам!

Воспрянув духом, Говард написал министру письмо, гласившее, что он отказывается уволить Мертона и что сотрудники музея «Метрополитен» уедут из Долины, если власти не перестанут оказывать давление на их руководителя. Это событие найдет отражение в газете «Таймс» и, таким образом, станет достоянием мировой общественности. На прощание Картер выразил сожаление в связи с тем, что его мнение не совпадает с мнением министра, и изъявил надежду на то, что данный инцидент не повлияет на дальнейшие отношения.

66
{"b":"30832","o":1}