ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Инстаграм: хочу likes и followers
Еще темнее
Тень ночи
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Зло
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны
Вверх по спирали
A
A

— Не все ли теперь равно... Я один и безутешен.

— Несмотря на свою беду, ты обязан подумать о других. Этот человек должен быть наказан.

— Его зовут Абнер, — прошептал нищий.

На этот раз у Аарона был серьезный повод, чтобы пожаловаться на поведение Абнера. В тот же вечер он собрал совет старейшин и рассказал им о несчастьях торговца зерном.

— Когда-то, — признал один старейшина, — Абнер будто бы вымогал деньги у каменщиков, но они хранили молчание, и только слухи достигали наших ушей. Теперь понятно, почему у Абнера нет желания появиться перед судом. Он предпочитает, чтобы волнение утихло.

— Моисей в тюрьме, и свидетельство Абнера могло бы его спасти!

Старейшинам явно не хотелось принимать чью-либо сторону. Один из них выразил общее мнение.

— Скажем честно: Моисей совершил убийство, бросившее тень на всех евреев. Справедливость восторжествует, если он будет наказан. Более того, он вернулся, чтобы сеять волнение среди нас своими безумными идеями. Осторожности ради позволим событиям развиваться своим чередом. Аарон пришел в ярость.

— Трус среди трусов! Значит, вы предпочитаете помочь такому прохвосту, как Абнер, и отправляете на смерть Моисея, который боролся за вас? Пусть Яхве утопит вас в несчастьях и невзгодах.

— Аарон прав, — вмешался один из собравшихся, — наше поведение непростительно.

— Мы защищали Абнера, — напомнил другой, — и не имеем права заставить его предстать перед судом.

Аарон гневно стукнул об пол посохом.

— Может, и тебе Абнер помог обогатиться?

— Как осмеливаешься ты так говорить?

— Сведи нищего с Абнером.

— Предложение принято, — объявил старейшина.

Абнер прятался в центре квартала каменщиков в доме, откуда он решил выйти только после осуждения Моисея. Став богатым и уважаемым, он сытно ел и большую часть времени спал.

Когда совет старейшин призвал Абнера к ответу, он рассмеялся. Как смеет какой-то нищий обвинять его? Это он, Абнер, обвинит евреев в том, что они оставили человека в нищете, что противоречило египетскому закону. Ну, а если дело примет плохой оборот, его сообщники заставят исчезнуть этого жалкого обвинителя.

На совете старейшин присутствовали вожди еврейских племен, посланные своими собратьями, и Аарон, который поддерживал нищего, почти не способного передвигаться.

Абнер был насмешлив.

— Этот бедняга бредит... Только способен ли он говорить? Более мудро было бы дать ему пищи и отправить доживать свои дни на ферме в Дельте.

Аарон помог нищему сесть.

— Мы не станем обвинять тебя, Абнер, — объявил старейшина, — если ты согласишься свидетельствовать в пользу Моисея в суде.

— Моисей — беспокойный и опасный человек. Я помог многим нашим братьям! Зачем я буду зря рисковать?

— Правда должна восторжествовать, — вмешался Аарон.

— Она изменчива... И будет ли достаточно ее, чтобы освободить Моисея? Он все же убийца! Мы ничего не выиграем, вмешавшись в эту историю.

— Моисей спас твою жизнь, и ты должен спасти его.

— Это старые события, мои воспоминания тусклы... Не лучше ли подумать о будущем? И затем, мое письменное показание поможет Моисею. Если использовать благоприятное сомнение, он не будет приговорен к смертной казни.

— А длительное заключение — более завидная участь?

— Моисей должен был держать себя в руках и не убивать Сари.

Взбешенный Аарон ударил посохом об пол.

— Не горячись, — потребовал старейшина.

— Этот мерзавец предал своих и еще предаст.

— Сохраняй спокойствие, — посоветовал Абнер, — я умею быть благодарным и обязуюсь помочь в твоих нуждах. Для меня уважение старших имеет первостепенное значение.

Если бы не присутствие старейшин и вождей, Аарон разбил бы Абнеру голову.

— Остановимся на этом, друзья, и отпразднуем наше примирение за хорошим обедом, которым я с удовольствием угощу вас.

— Ты забыл о нищем, Абнер?

— А! Нищий... Что он может сказать?

Аарон обратился к несчастному.

— Не бойся, говори свободно.

Человек продолжал молчать, Абнер расхохотался.

— Это и есть ваш великий обвинитель! Покончим с ним... Передайте нищего моим слугам, они накормят его на кухне.

Аарон был раздражен.

— Говори, я прошу тебя.

Медленно нищий поднялся, снял капюшон и открыл лицо.

Ошеломленный, Абнер едва смог произнести имя этого неожиданного и опасного гостя.

— Серраманна...

— Ты арестован, — объявил сард.

Пока происходило слушание показаний Абнера, Серраманна был охвачен противоречивыми чувствами. С одной стороны, он не желал искать Абнера, так как считал Моисея виновным в заговоре; с другой — справился с поручением Фараона. Только способность Рамзеса оказывать сильное влияние на людей вызвала в нем подобное подчинение. Серраманна был уверен в опасности еврея и считал, что царь не прав, доверяя ему. Но убедить в этом Фараона не представлялось возможным. Моисей являлся его другом, а дружба для Рамзеса священна.

Весь Пи-Рамзес замер в ожидании решения суда. Этот процесс значительно поднял авторитет Моисея; простые люди и почти все каменщики теперь полностью поддерживали его. Они видели в нем своего защитника.

Серраманна втайне надеялся, что Моисей будет выслан и не станет больше досаждать Фараону своими идеями и сеять смуту в стране.

Когда Амени вышел из зала суда, сард пошел ему навстречу. Личный писец Рамзеса сиял от счастья.

— Моисей оправдан!

ГЛАВА 21

Двор собрался в зале приемов дворца Пи-Рамзеса, в который вела величественная лестница, украшенная фигурами побежденных врагов. Никто не знал, для чего Фараон созвал всех высших сановников и придворных, но каждый предполагал, что будет объявлено о важных решениях, касающихся будущего страны.

Проходя через парадную дверь, где были выгравированы титулы Рамзеса, Амени плохо скрывал свое недовольство: почему царь не доверяет ему? Глядя на высокомерный вид Аша, он понял, что и его друг знает не больше, чем он.

Придворных собралось так много, что невозможно было разглядеть пышное и великолепное убранство зала. Люди сгрудились между колоннами и около стен, на которых художники изобразили цветущие сады, пруды с резвящейся в них рыбой.

Взгляд Сетау задержался на одной из картин, где была изображена молодая женщина, размышляющая перед розовым кустом, очень похожая на царицу. Фризы лотосов, маков, маргариток и васильков воплощали мирную и улыбающуюся природу.

Вельможи, высокие сановники, царские писцы, хранители секретов, жрецы и жрицы и другие важные лица замолчали, когда Рамзес и Нефертари вошли в зал. Мощь Фараона была неоспоримой, его величие — несравненным. Увенчанный двойной короной, означавшей господство над Верхним и Нижним Египтом, одетый в белое платье и позолоченную набедренную повязку, Рамзес держал в правой руке «магический» жезл, посох пастуха, служивший ему для того, чтобы созывать свой народ в незримом мире и удерживать его сплоченность в реальном.

Нефертари казалась самой грацией, Рамзес — могуществом. Каждый из собравшихся почувствовал глубокую любовь, которая объединяла их и придавала обоим очарование вечности.

Главный жрец прочитал гимн Амону, чествуя присутствие бога, скрытого во всех формах жизни. Затем заговорил Рамзес.

— Я сообщу сейчас несколько решений, чтобы рассеять волнения, и объясню некоторые действия, которые я собираюсь предпринять немедленно. Все это — плод долгих размышлений, моих и Великой Супруги Фараона.

Царские писцы приготовились записывать слова Фараона.

— Я решил усилить северо-восточную границу Египта, построить там новые крепости, укрепить старые стены, удвоить отряды воинов и улучшить их оплату. Царская Стена должна стать непреодолимой и защитить Дельту от любых попыток вторжения. Завтра же каменщики отправятся туда, они должны начать необходимые работы.

22
{"b":"30833","o":1}