ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Встреча воинов крепости успокоила жрицу; она была сразу же проведена в центральную башню в покои коменданта.

Хаттусили вышел ей навстречу, они обнялись.

— Урхи-Тешшуб уже властвует в столице.

— Здесь мы в безопасности; все воины этого отряда его ненавидят. Многие из них испытали на себе несправедливость и жестокость Урхи-Тешшуба. Путухепа заметила присутствие человека, сидевшего перед очагом.

— Кто это? — спросила она тихим голосом.

— Аша, верховный сановник Фараона и чрезвычайный посол.

— Он здесь!

— Он — может быть, и есть наш шанс.

— Но... что предлагает он?

— Мир.

Хаттусили был поражен. Темно-карие глаза его супруги засияли, как если бы их озарил внутренний свет.

— Мир с Египтом, — повторила она. — Мы знаем, что это невозможно!

— Не должны ли мы использовать этого неожиданного союзника в наших интересах?

Путухепа отстранила Хаттусили и подошла к Аша. Дипломат поднялся и приветствовал красавицу-хеттку.

— Извините меня, Аша, я должна была поприветствовать вас раньше.

— Кто не поймет радости встречи супругов?

— Вы очень рискуете, находясь здесь.

— Я рассчитывал направиться в столицу, но Хаттусили убедил меня дождаться вашего прибытия.

— О болезни императора вам уже известно?

— Я постараюсь все же поговорить с ним.

— Бесполезно, он умирает: империя принадлежит Урхи-Тешшубу.

— Я приехал, чтобы предложить мир, и я его добьюсь.

— Вы забываете, что единственная цель Урхи-Тешшуба — разрушение Египта? Я не одобряю его упорства, хотя сознаю, что мощь нашей империи порождена войной.

— Вы знаете о настоящей опасности, которая угрожает вам?

— Нападение египетской армии!

— Не забывайте и о другой опасности: Ассирия может стать достойным противником.

Хаттусили и Путухепа озадаченно переглянулись. Аша знал гораздо больше, чем они предполагали.

— Рано или поздно Ассирия нападет на вас, и вы окажетесь между двух огней, вести войну на два фронта очень затруднительно. Глупо было бы полагать, что хеттская армия сможет разрушить Египет; наученные уроками прошлого, мы создали мощный заслон в наших провинциях. Преодолев его, вы будете встречены основными силами нашей армии. К тому же вы уже на собственном опыте убедились в магической силе Рамзеса, благодаря покровительству Амона он один способен противостоять тысячам воинов.

— Таким образом, вы пытаетесь предсказать гибель Хеттской империи!

— Нет, госпожа Путухепа, Египет не заинтересован в гибели вашего царства. Напротив, Рамзес мечтает о мире и сотрудничестве, и Великая Супруга Нефертари не станет отговаривать его от этого.

— Что думает об этом царица-мать Туйя?

— Она разделяет мое мнение, осознавая, что Ассирия скоро будет представлять страшную угрозу для всех. В первую очередь — для хеттов, затем это коснется и египтян.

— Союз против Ассирии... Это именно то, что вы нам предлагаете?

— Мир и союз, чтобы защитить наши народы от нашествия. И будущий император хеттов должен принять решение.

— Никогда Урхи-Тешшуб не откажется от нападения на Египет!

— А каков ваш ответ, Хаттусили?

— Мы с Хаттусили больше не обладаем реальной властью.

— Ваш ответ, — настаивал Аша.

— Мы бы согласились начать переговоры, — заявил Хаттусили, — но имеет ли смысл этот спор?

— Меня только забавляет игра случая, — сказал египтянин, улыбаясь, — сегодня вы ничто, но именно с вами я хочу вести переговоры, чтобы сделать светлым будущее моей страны. Пусть Хаттусили станет императором, и наши предложения приобретут неоценимое значение.

— Это только мечта, — возразила Путухепа.

— Чтобы мечта стала действительностью, за нее нужно бороться, а не бежать от нее.

Гордость прекрасной хеттки была уязвлена.

— Что вы имеете в виду, Аша?

— Хаттусили и вы должны завоевать или купить доверие большинства военачальников. Командующие крепостями перейдут на вашу сторону, поскольку Урхи-Тешшуб относится к ним с презрением, недооценивая их службу. С помощью торговцев, которые почти все относятся к вам благожелательно, распространяйте слухи, что страна не выдержит еще одной войны и что конфликт с Египтом приведет к разрухе и нищете. Эти слухи породят волнения среди купцов и ремесленников, они обвинят Урхи-Тешшуба во всех своих бедствиях.

— Это дело требует много времени.

— Это цена вашего успеха и мира.

— Как рассчитываете действовать вы? — спросила Путухепа.

— У меня есть идея, довольно рискованная; я намереваюсь обольстить Урхи-Тешшуба.

Аша разглядывал окрестности Хаттусы. Ему не нравилась мрачная панорама города, окруженного скалистыми горами. Он попытался представить себе хеттскую столицу, украшенную флагами, на улицах которой прогуливаются обворожительные женщины, но появившийся отряд вооруженных до зубов всадников развеял это прекрасное видение.

Аша сопровождали только конюх и носитель сандалий. Остальные спутники его вернулись в Египет. Когда Аша показал свою печать на первом охранном посту нижнего города, военный был ошеломлен.

— Будьте добры предупредить императора о моем прибытии.

— Но... вы египтянин!

— Чрезвычайный посол. Поспешите, прошу вас.

Обескураженный военный, оставив Аша под бдительным наблюдением охранников, отправился во дворец.

Аша не удивился, увидев отряд пехотинцев, вооруженных копьями, под командованием одного из тех служак, воинский долг для которых заключался в слепом подчинении приказам.

— Главнокомандующий хочет видеть посла.

Аша приветствовал Урхи-Тешшуба, но уклонился от перечисления его титулов.

— Самый блестящий сановник Рамзеса в Хаттусе... Какой сюрприз.

— А вы главнокомандующий армии, примите мои поздравления.

— Египет должен опасаться меня.

— Мы знаем вашу храбрость и дарования полководца и опасаемся их; вот почему я приказал увеличить отряды в наших провинциях.

— Я уничтожу их.

— Они готовы к любому натиску, каким бы сильным он ни оказался.

— Довольно болтовни. Какова причина вашего прибытия в Хаттусу?

— Я слышал, что император Муваттали болен.

— Все это только слухи; здоровье нашего властелина — государственная тайна.

— Властелин хеттов — наш враг, но мы уважаем его величие, вот почему я здесь.

— Что вы хотите этим сказать, Аша?

— У меня есть необходимые снадобья, чтобы излечить императора Муваттали.

ГЛАВА 33

Семилетний мальчик помнил завет своих предков, передававшийся из поколения в поколение: чем давать рыбу тому, кто голоден, лучше научить его самого ловить рыбу — и свято чтил его.

Став помощником рыбака, он со рвением стремился усвоить премудрости рыбной ловли: ударами палки по воде мальчик подгонял добычу к сети, которую натянул около высоких папирусов.

Вдруг он заметил их.

С севера приближалась флотилия, на главном корабле возвышался золотой сфинкс. Да, это, конечно, был корабль Фараона!

Забыв о рыбе и сети, помощник рыбака нырнул в Нил и поплыл к берегу, чтобы предупредить поселок. Много дней будет длится праздник в честь прибытия Рамзеса Великого.

Зал с могучими колоннами в храме Карнака предстал во всем своем великолепии; двенадцать колонн двадцатиметровой высоты демонстрировали мощь государства и начало сотворения мира.

Верховный жрец Амона Небу, помогая себе позолоченным посохом, вышел навстречу царской чете. Несмотря на возраст и слабое здоровье, ему удалось поклониться Фараону, Рамзес помог ему подняться.

— Я счастлив снова видеть вас, Ваше Величество, и я, как всегда, восхищен красотой царицы.

— Ты стал бы превосходным придворным, Небу!

— Отнюдь, Ваше Величество, я продолжал бы говорить то, что думаю, как только что сделал.

— Как твое здоровье?

— Нужно привыкать к старости, хотя она делает мои движения мучительными; но лекарь храма дает мне снадобье из листьев ивы, которое мне помогает. Сознаюсь, что у меня почти нет времени подумать о собственном благополучии... Вы мне доверили такое тяжелое дело!

35
{"b":"30833","o":1}