ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хеттская армия, готова сражаться, он захватит Южную Сирию, установит связь с бедуинами, разгромит Ханаан, перейдет египетскую границу и нападет на Рамзеса, совершившего ошибку — поверив в мир, который он якобы обещал его послу.

Он, Урхи-Тешшуб, властелин империи хеттов! Его мечта осуществилась, и ему не было дела до союзной армии, сформированной Хаттусили, Урхи-Тешшуб чувствовал себя достаточно сильным, чтобы покорить Ассирию, Нубию и всю Азию; его слава затмит славу других хеттских императоров.

Отряд Урхи-Тешшуба приблизился к священной скале Язылыкая, где был выстроен храм. Там, говорили, располагалась верховная божественная сила, бог грозы и его супруга; Урхи-Тешшуб носил; имя этого грозного и опасного бога. Да, он сам был божественной Грозой, чей гнев падет на его врагов.

На пороге святилища замерли мужчина, женщина и ребенок.

Хаттусили, его супруга Путухепа и их девочка восьми лет. Безумцы сдались, полагаясь на великодушие Урхи-Тешшуба!

Он приказал всадникам остановиться, чтобы насладиться триумфом. Аша предоставил ему прекрасный случай избавиться от последних противников. Эта проклятая семья будет уничтожена, он прикажет убить египетского посла, ставшего ненужным. Подумать только, что этот наивный дурак поверил, будто Урхи-Тешшуб желал мира! Столько лет ожидания, столько лет испытаний, чтобы, наконец, прийти к абсолютной власти...

— Убейте их, — приказал Урхи-Тешшуб своим воинам.

Когда тетива лука натянулась, Урхи-Тешшуб испытал ощущение неземного удовольствия. Вероломный Хаттусили и надменная Путухепа, пронзенные стрелами, их трупы сожжены... Возможно ли более приятное видение?

Но стрелы не были выпущены.

— Убейте их! — повторил Урхи-Тешшуб, доведенный до исступления.

Луки повернулись в его сторону.

Предан... Его предали, его, нового императора! Вот почему Хаттусили, его жена и дочь были так спокойны.

Брат Муваттали выступил вперед.

— Ты наш пленник, Урхи-Тешшуб, сдавайся. Тебя будут судить.

Издав вопль ярости, Урхи-Тешшуб поднял на дыбы коня, захваченные врасплох лучники отступили. С горячностью воина, проигравшего битву, сын почившего императора прорвал кольцо воинов и поскакал к столице.

Стрелы свистели в ушах Урхи-Тешшуба, но ни одна не настигла его.

ГЛАВА 44

Урхи-Тешшуб проехал через Ворота Львов и галопом направился ко дворцу, пришпоривая коня, почти загнав его, через минуту он уже был на вершине акрополя, откуда бывший император любовался своей империей.

Подбежал начальник личной охраны.

— Что с вами, Ваше Величество?

— Где египтянин?

— В своих апартаментах.

На этот раз Аша был один, кутаясь в толстый плащ, он ждал сына императора.

Урхи-Тешшуб не сдерживал свой гнев.

— Ловушка... Это ловушка! Мои воины восстали против меня!

— Нужно бежать, — рассудил Аша.

Слова египтянина поразили хетта.

— Бежать... Куда бежать? Моя армия вырежет это проклятое святилище и уничтожит всех мятежников!

— У вас нет больше армии.

— Нет армии, — повторил Урхи-Тешшуб озадаченно, — что это значит?

— Ваши военачальники прислушиваются к оракулам и словам богов Путухепы; вот почему они перешли на сторону Хаттусили. У вас осталась только личная охрана и один или два полка, которые не смогут долго сопротивляться. В ближайшие часы вы окажетесь пленником в вашем же собственном дворце до триумфального прибытия Хаттусили.

— Это неправда, это невозможно...

— Это реальность, Урхи-Тешшуб. Мало-помалу Хаттусили овладел всеми рычагами империи.

— Я буду бороться до конца.

— Бессмысленное решение, существует другой выход.

— Говорите!

— Вы прекрасно знаете хеттскую армию, ее реальные силы, вооружение, способ действия, слабости...

— Конечно, но...

— Если вы немедленно соберетесь, у меня есть возможность помочь вам выехать из страны.

— Но куда?

— В Египет.

Урхи-Тешшуб остолбенел.

— Вы бредите, Аша!

— Где еще вы сможете быть в безопасности? Конечно, право убежища должно быть обговорено; вот почему в обмен на спасенную жизнь вы должны рассказать Рамзесу все о хеттской армии.

— Вы требуете, чтобы я изменил своей стране.

— Вам судить.

Урхи-Тешшуб был готов убить Аша. Столько времени этот египтянин манипулировал им? Но он предоставил ему единственную возможность выжить... И Урхи-Тешшуб нанесет больший вред Хаттусили, если откроет военные секреты.

— Я согласен.

— Это мудрый выбор.

— Вы будете сопровождать меня, Аша?

— Нет, я остаюсь здесь.

— Это рискованно.

— Моя работа здесь не закончена; вы забыли, что я здесь в поисках мира?

Как только известие о бегстве Урхи-Тешшуба распространилось по городу, последние оставшиеся верными ему воины присоединились к Хаттусили, объявленному императором. Первая обязанность нового государя состояла в том, чтобы отдать последние почести своему брату Муваттали, чей труп был сожжен на гигантском костре во время грандиозной церемонии.

Во время пира, завершившего церемонию коронования, Аша занимал почетное место слева от императора Хаттусили.

— Позвольте, Ваше Величество, пожелать вам продолжительного и мирного царствования.

— Никаких следов Урхи-Тешшуба... Вы, всезнающий Аша, не имеете какой-нибудь информации по этому поводу?

— Никакой, Ваше Величество; без сомнения, вы больше не услышите о нем.

— Я был бы очень удивлен этим. Урхи-Тешшуб — человек злобный и упорный: он не прекратит мстить.

— Для этого нужно, чтобы у него были средства.

— Воин его закалки не откажется от своего.

— Я не разделяю ваших опасений.

— Это забавно, Аша... У меня такое чувство, что вы что-то знаете.

— Это только такое впечатление, Ваше Величество.

— Не вы ли помогли Урхи-Тешшубу выехать из страны?

— Определенно будущее готовит нам сюрпризы, но не я ответственен за них; не является ли моей единственной миссией то, чтобы убедить вас начать переговоры с Рамзесом о мире?

— Вы ведете очень опасную игру, Аша; а если я изменил свое решение, и предполагаю продолжить войну с Египтом?

— Вы слишком хорошо знаете, что нельзя пренебрегать ассирийской опасностью, и слишком озабочены благосостоянием своего народа, чтобы разорить его в бесполезном конфликте.

— В ваших словах много правды, но должен ли я согласиться с ними? Правда почти бесполезна, когда речь идет об управлении; война предоставит возможность заглушить споры и снова объединить народ.

— Разве число жертв будет вам безразлично?

— Как их избежать?

— Заключив мир.

— Я любуюсь вашим упорством, Аша.

— Я люблю жизнь, Ваше Величество, а война разрушает ее радость.

— Этот мир не должен вам нравиться.

— В Египте царствует удивительная богиня Маат, которая принуждает всех, даже фараонов, уважать закон Вселенной и соблюдать справедливость на земле. Такой мир мне нравится.

— Красивая сказка, но это только сказка.

— Вы заблуждаетесь, Ваше Величество, если вы решите напасть на Египет, то столкнетесь с Маат. И если вы станете победителем, то уничтожите несравненную цивилизацию.

— Не важно, если хетты возвысятся над миром!

— Но время упущено, Ваше Величество, уже ничто не помешает Ассирии стать сильной державой. Только союз с Египтом защитит вашу территорию.

— Если я не ошибаюсь, Аша, вы не являетесь моим советником, вы посол Египта...

— Это только видимость. Даже если ваша страна не столь прекрасна, как Египет, я привязался к ней и не желаю видеть ее гибель.

— Вы искренны?

— Я знаю, что искренность дипломата всегда сомнительна... Однако я прошу мне поверить. Цель Рамзеса — мир.

— Вы выступаете от имени вашего царя?

— Не колеблясь. Он говорит моими устами.

— Нужно, чтобы нас соединяла глубокая дружба...

— Дело случая, Ваше Величество.

48
{"b":"30833","o":1}