ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 55

Шенар добился своего.

Месяц за месяцем он уговаривал, упорно стремясь убедить одного за другим вождей племен объединиться, чтобы овладеть главным золотым рудником Нубии. Хотя он пообещал щедро заплатить, раздавая серебряные слитки, чернокожие воины проявляли сдержанность к идее бросить вызов Рамзесу Великому. Не было ли это безумием — противостоять египетской армии, которая в начале царствования Сети уже нанесла тяжелое поражение мятежникам?

Несмотря на многочисленные неудачи, Шенар упорствовал. Последний шанс уничтожить Рамзеса — заманить его в ловушку. Для этого ему требовалась помощь отчаянных воинов, решившихся завладеть значительными богатствами и не боявшихся противостоять воинам Фараона.

Упорство Шенара было вознаграждено. Первый вождь уступил, затем второй, третий и многие другие... И вновь понадобились переговоры, чтобы указать того, кто возглавит мятеж.

Споры переросли в потасовку, во время которой два вождя и критский наемник были убиты. В итоге все сошлись на имени Шенара. Хотя он не был нубийцем, но именно он лучше всех знал Рамзеса и его армию.

Охранники, обязанные наблюдать за рабочими рудников, оказали такое слабое сопротивление нахлынувшей орде чернокожих воинов, вооруженных копьями и луками; что за несколько часов нападавшие стали хозяевами местности, а несколькими днями позднее прогнали войска, пришедшие из крепости Бухен для восстановления порядка.

Размах мятежа был таков, что нубийскому наместнику не оставалось другого решения, кроме как направиться к Рамзесу.

Шенар знал, что его брат лично явится усмирять непокорных. Таким образом он совершит ошибку.

Пустынные холмы, гранитные островки, узкая полоска растительности, сопротивляющаяся наступлению пустыни, абсолютной голубизны небо, здесь жили пеликаны, розовые фламинго, венценосные журавли, росли пальмы с двойным стволом...

Такой была восхитительная Нубия, которую любил Рамзес и прелесть которой проявлялась каждое мгновение, несмотря на серьезные беспорядки, вынуждающие царя и его армию срочно отправиться на Великий юг.

По сведениям, полученным из донесения наместника, восставшие нубийские племена овладели главным золотым рудником. Вмешательство в производство драгоценных металлов имело катастрофические последствия: с одной стороны, золотых дел мастера нуждались в драгоценных металлах, чтобы украшать храмы; с другой стороны, царь использовал их для подарков своим подданным, чтобы поддерживать с ними превосходные дипломатические отношения.

Царь сожалел том, что удаляется от Нефертари, но он должен был нанести стремительный удар по мятежникам, тем более что у него была уверенность, подтвержденная интуицией Великой Супруги Фараона, зачинщиком этого мятежа мог быть только Шенар.

Его старший брат не исчез, как это полагали. В пустынной глуши он умудрился найти себе новых сторонников. Обеспечив себе господство над золотом, он надеялся поднять орды наемников, напасть на египетские крепости, став завоевателем земли фараонов. Ненависть и зависть — плоды неудач — заставили Шенара войти в царство, откуда он не выйдет никогда, царство безумия.

Между ним и Рамзесом были разорваны все родственные связи. Даже Туйя не протестовала, когда Фараон рассказал ей о своих намерениях. Это противостояние братьев будет последним.

Многие «царские сыновья» держались рядом с Рамзесом, страстно желая доказать свою храбрость. В париках с длинными прядями, складчатых рубашках с длинными рукавами и набедренных повязках, они с гордостью держали знак бога-шакала, «открывателя дорог». Но когда гигантский слон преградил дорогу, даже самые большие смельчаки были готовы убежать. Рамзес приблизился к живой горе, погладил его хобот, дотронулся до огромных бивней, слон поприветствовал Фараона громким ревом. Как можно еще было сомневаться в божественной защите, которой обладал Фараон?

Боец, лев с изумительной гривой, двигался справа от слона в направлении рудника. Лучники и пехотинцы, убежденные, что Фараон обратит неприятеля в бегство путем стремительного натиска, были уверены в победе; Рамзес приказал разбить лагерь на приличном расстоянии от приисков. Повара тотчас же принялись за работу. Воины чистили оружие, точили клинки, кормили ослов и быков.

Один из «царских сыновей» двадцатилетний юноша, осмелился выразить протест.

— Чего мы ждем, Ваше Величество? Несколько нубийских мятежников не способны противостоять нашей силе!

— Ты плохо знаешь эту страну и ее обитателей; нубийцы прекрасные лучники, и они сражаются с неистовой злобой. Если мы будем раньше времени считать себя победителями, многие погибнут.

— Разве это не закон войны?

— Мой закон состоит в том, чтобы спасти как можно больше жизней.

— Но... нубийцы не сдадутся!

— Конечно, если мы попытаемся угрожать им.

— Мы же не будем вести переговоры с этими дикарями, Ваше Величество?

— Их надо обмануть. Победу приносит разум, а не сила. Нубийцы имеют обыкновение организовывать засады, чтобы атаковать передовой отряд или напасть с тыла. Мы не дадим им такой возможности, так как захватим мятежников врасплох.

Да, Шенар хорошо знал Рамзеса. Царь бросится вперед, идя по единственному пути, который ведет к руднику. С одной и другой стороны обожженные солнцем холмы и скалы послужат укрытием для нубийских лучников. Когда они убьют военачальников, египетская армия разбежится, и Шенар собственными руками уничтожит Рамзеса, умоляющего и беззащитного.

Ни один египетский воин не ускользнет из этой ловушки.

Тогда Шенар прикрепит труп Рамзеса к борту своего корабля и совершит триумфальное восхождение в Элефантину, прежде чем овладеть Фивами, Мемфисом, Пи-Рамзесом и всем Египтом. Народ присоединится к нему, и Шенар, наконец, заняв царский престол, отомстит тем, кто унижал и преследовал его.

Брат царя вышел из каменной хижины, ранее занимаемой мастером, осуществлявшим наблюдение за работой по очистке золота, и поднялся на вершину холма, возвышавшегося посреди зоны промывки золотоносной руды. Только вода, текущая по пологому склону, спускавшемуся к промывочному бассейну, могла освободить драгоценный металл от породы. Частицы земли оставались во взвеси, более тяжелый и плотный минерал падал на дно бассейна. Скучная операция, требующая терпения. Шенару представилась собственная жизнь; понадобились нескончаемые годы, прежде чем ему удалось освободиться от магии Рамзеса, прежде чем стать способным победить его и утвердить свое величие! В час триумфа он был как пьяный.

Один из часовых подавал тревожные сигналы, крики разорвали тишину. Черные воины со страусовыми перьями в волосах разбежались в разные стороны.

— Что здесь происходит? Прекратите панику!

Шенар спустился с холма и схватил одного из нубийских вождей, кружившегося как безумный, за горло.

— Успокойся, приказываю тебе!

Воин взмахнул копьем в сторону окружающих холмов и скал.

— Повсюду... они повсюду!

Шенар направил взгляд к скалам и увидел их. Тысячи египетских воинов окружали рудник.

На вершине самого высокого холма десяток человек установили шатер, под которым установили трон. На нем восседал Рамзес, увенчанный голубой короной. Лев лежал у его ног.

Нубийцы не могли оторвать взгляда от сорокадвухлетнего Фараона, который на двадцатом году царствования достиг вершины своего могущества. Черные воины поняли, что сопротивление бессмысленно. Ловушка, задуманная Шенаром, захлопнулась за ними. Воины фараона, уничтожив нубийских часовых, не оставили мятежникам никакого шанса на спасение.

— Мы победим! — вопил Шенар. — Все за мной!

Нубийские вожди опомнились. Да, нужно было сражаться. Один из них во главе небольшого отряда, крича и потрясая копьем, бросился к шатру Рамзеса.

Ливень стрел уложил их на землю. Более проворный, чем его собратья, молодой воин, передвигаясь зигзагом, достиг подножия трона. Боец прыгнул и вонзил когти в голову нападавшего.

61
{"b":"30833","o":1}