ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это недоброе место. Я не советую вам беспокоить злых духов.

— Однако, — возразил сард, — евреи пошли по этому пути.

— Они вольны вести себя как безумные... Мы должны вернуться назад.

Вдали показался дым костров.

— Лагерь евреев не слишком далеко, — заметил «царский сын», — осуществим захват злодеев.

— Поклонники Яхве вооружены, — напомнил Серраманна, — и их много.

— Наши люди умеют сражаться, и колесницы дают нам превосходство. Лучники выпустят тучи стрел, и мы принудим евреев выдать бедуинских вождей. В противном случае мы нападем на них.

Не без опасения колесницы поехали через влажные земли.

Аарон внезапно проснулся; Моисей был уже на ногах, держа посох в руке.

— Этот глухой шум...

— Да, это шум египетских колесниц.

— Они движутся прямо на нас!

— У нас есть время бежать.

Бедуины, Амос и Бадуш, отказались идти в тростниковое море, но евреи, обезумевшие, согласились следовать за Моисеем. В наступившей темноте больше никто не отличал воду от полоски песка, но Моисей шел вперед уверенным шагом между морем и озером, ведомый огнем, который жег его душу, это был огонь, ставший желанием Земли Обетованной.

Разворачиваясь, египетские колесницы совершили ошибку. Колеса одних увязли в зыбучих песках, другие потерялись в топях с невидимыми течениями; колесница «царского сына» застряла в вязкой земле, а колесница Серраманна задавила двух бедуинов, которые не последовали за евреями.

Поднялся восточный ветер, соединившийся с ветром пустыни, таким образом был высушен проход, которым воспользовались евреи, чтобы пересечь тростниковое море.

Безразличный к смерти двух шпионов, Серраманна сам застрял в песках; необходимо было принимать меры, вытаскивая колесницы и собирая людей, некоторые из которых были ранены, да и ветер изменился. Насыщенные влагой его резкие порывы вызвали сильные волны, затопившие проход.

С яростью в сердце Серраманна смотрел, как исчезает вдали Моисей.

ГЛАВА 57

Несмотря на заботу, которой окружила ее Неферет, женщина-лекарь, молодая и талантливая, царица-мать Туйя готовились к последнему путешествию. Скоро она присоединится к Сети и покинет Египет. Царица была спокойна, счастливое будущее страны почти обеспечено. А почти, потому что мирный договор с хеттами еще не был заключен.

Когда Нефертари нашла ее в саду, где она размышляла, Туйя чувствовала большое волнение Великой Супруги Фараона.

— Ваше Величество, я только что получила письмо от императрицы Путухепы.

— Я плохо вижу, Нефертари, прочти его, прошу тебя.

Мягкий и чарующий голос царицы восхитил сердце Туйи.

«Моей сестре, Супруге Сына Солнца, Нефертари. Все идет хорошо для наших двух стран, я надеюсь, что ваше здоровье и здоровье ваших близких цветущее. Моя дочь чувствует себя превосходно, и мои лошади прекрасны; пусть будет так же для твоих детей, твоих лошадей и льва Рамзеса Великого. Твой покорный слуга Хаттусили у ног Фараона и падает ниц перед ним.

«Мир и братство»: таковы должны быть слова, которые хетт должен произнести, так как бог — солнце Египта и бог — гроза хеттов хотят побрататься.

Везущие текст договора, послы Египта и хеттов, пустились в путь по направлению к ПиРамзесу, чтобы Фараон навсегда скрепил печатью наше общее решение.

Пусть моя сестра Нефертари будет под защитой богов и богинь».

Упав друг другу в объятия, Нефертари и Туйя заплакали от радости.

Серраманна чувствовал себя насекомым, которое раздавит сандалия Рамзеса. С опущенной головой сард готовился быть изгнанным из дворца, и глубоко страдал. Он, старый пират, привык к положению человека, наводящего порядок и наказывающего виновных. Абсолютная преданность Рамзесу положила конец его блужданиям и давала смысл его существованию; Египет стал его родиной. Он, мореплаватель, привык к этой земле и не испытывая желания уйти.

Серраманна был признателен Рамзесу и за то, что тот не поставил его в унизительное положение перед двором и подданными, а принял сарда в своем кабинете с глазу на глаз:

— Ваше Величество, я совершил ошибку. Никто не знал местность и...

— Два бедуинских шпиона?

— Они погибли под колесами моей колесницы.

— И ты уверен, что Моисей избежал урагана?

— Он и евреи пересекли тростниковое море.

— Забудем о них, потому что они пересекли границу.

— Но... Моисей вас предал!

— Он следует своим путем, Серраманна. Так как он больше не будет нарушать гармонию Двух Земель, пусть идет к своей судьбе; у меня есть поручение, которое я хочу доверить тебе.

Сард не верил своим ушам. Царь простил ему неудачу?

— Ты отправишься на границу с двумя отрядами колесниц, чтобы встретить хеттское посольство, чью защиту ты будешь обеспечивать.

— Эта задача... это задача...

— Решающая задача для мира в мире, Серраманна.

Хаттусили уступил.

Прислушиваясь к своей интуиции государственного человека, советам супруги Путухепы и рекомендациям египетского посла Аша, он написал текст договора о мире с Египтом, не выступая против требований Рамзеса, и назначил двух посланников, призванных отвезти Фараону серебряные пластины, покрытые клинописью с версией соглашения.

Хаттусили обещал Рамзесу выставить договор в храме богини солнца в Хаттусе, при условии, что египетский правитель сделает так же в одном из великих святилищ Двух Земель; но согласится ли Рамзес утвердить документ, не добавив новых условий?

Путешествие Аша и посланников Хаттусили в Египет проходило в атмосфере крайнего беспокойства. Дипломат осознавал, что он не смог потребовать большего от Хаттусили, и если Рамзес проявит какое-либо недовольство, то договор останется мертвой буквой. Что касается хеттских воинов, то они каждую минуту ожидали нападения грабителей или разбойников. Перевалы, ущелья, леса им казались ловушками.

Поэтому когда Аша заметил Серраманна и египетские колесницы, он облегченно вздохнул. Теперь они будут путешествовать спокойно.

Сард и военачальники хеттского войска холодно поприветствовали друг друга; бывший пират охотнее уничтожил бы варваров, но он должен был подчиниться Рамзесу и с честью выполнить его поручение.

Впервые хеттские колесницы появились в Дельте и направились по дороге, ведущей в Пи-Рамзес.

— Что с мятежом в Нубии? — спросил Аша.

— Об этом было слышно в Хаттусе? — забеспокоился сард.

— Успокойся, информация осталась тайной.

— Рамзес восстановил порядок, Шенар убит своими союзниками.

— Теперь мир установится на севере, как и на юге! Если Рамзес согласится с договором, который ему предоставят хеттские посланники, начнется эра процветания, о ней будут вспоминать будущие поколения.

— Почему он может отказаться?

— Из-за одной детали, которая... Надежда не покинет нас, Серраманна.

На двадцать первый день зимнего сезона двадцать первого года царствования Рамзеса Аша и два хеттских дипломата были проведены Амени в приемный зал дворца Пи-Рамзеса, великолепие которого их поразило. Серость их воинственного мира сменилась на разноцветное пространство, соединяющее грандиозность и утонченность.

Посланники поднесли Фараону серебряные пластины; Аша прочитал предварительное заявление.

«Пусть тысячи божеств из богов и богинь хеттов и Египта будут свидетелями этого договора, который заключает император хеттов и Фараон Египта. Свидетелями являются солнце, луна, боги и богини неба и земли, гор и рек, моря, ветров и облаков.

Эти тысячи божеств сокрушат дом, страны и подданных того, кто не будет подчиняться договору. В отношении же того, кто будет следовать ему, божества станут действовать так, чтобы он был процветающим и жил счастливо в своих домах, со своими детьми и подданными».

63
{"b":"30833","o":1}