ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 6

Город Солнца[5], воздвигнутый по приказу фараона-еретика Эхнатона, теперь был покинут. Опустевшие дворцы, жилища знати, мастерские, дома ремесленников, навсегда затихшие храмы, пустынная главная улица, где когда-то проезжала колесница с Эхнатоном и Нефертити, торговые улицы и улочки простолюдинов.

В этом пустынном месте на обширной равнине, ограниченной Нилом, под защитой горного хребта в форме кругового изгиба, Эхнатон создал владение единому богу Атону, который воплощался в солнечном диске.

Никто больше не посещал забытую столицу. После смерти царя население перебралось в Фивы, унося с собой ценные вещи, мебель, кухонную утварь, архивы... То тут, то там валялась брошенная горшечная посуда, в мастерской одного скульптора пылилась незаконченная голова Нефертити.

Время постепенно разрушило здания: краска облупилась, фасады поблекли. Наспех построенный город Солнца плохо сопротивлялся дождям, ураганам и песчаным ветрам. Стелы, установленные Эхнатоном для определения границ священной территории Атона, стерлись; время сделало иероглифы неразборчивыми и отправило в небытие сумасшедшую идею мятежного фараона.

На обрывистом берегу были вырыты усыпальницы для сановников, но они пустовали. Заброшенность города соответствовала заброшенности могил, все было в полном запустении. Никто не осмеливался проникнуть сюда, ходили слухи, что местностью овладел злой дух-убийца, уничтожающий всех: и случайно забредшего путника, и любопытного посетителя.

Именно здесь прятались Шенар, старший брат Рамзеса, и маг Офир. Своим укрытием они выбрали гробницу верховного жреца Атона: зал с колоннами оказался очень удобным. На стенах сохранилось отражение былого блеска города Солнца. Скульптор увековечил Эхнатона и Нефертити, чтящих солнечный диск, откуда исходили длинные лучи, заканчивающиеся руками, дающими жизнь царской чете.

Маленькие карие глазки Шенара часто задерживались на барельефе, изображавшем Эхнатона, воплощавшего побеждающее солнце. Однако Шенар ненавидел солнце, звезду-покровителя своего брата Рамзеса.

Рамзес, Фараон Египта, которого он стремился уничтожить с помощью хеттов, Рамзес, который приговорил его к изгнанию, Рамзес, желавший его смерти.

По дороге в оазис, на каторгу, во время песчаной бури Шенару удалось бежать. И только ненависть к брату и желание отомстить позволили ему выжить. Шенар направился в покинутый город царя-еретика — единственное место, где он мог быть в безопасности.

Там он встретил Офира, мага и хеттского шпиона, того самого ливийца, хищный профиль которого надолго запечатлелся в его памяти, — человека собиравшегося когда-то сделать его, Шенара, властителем Двух Земель.

Разгневанный брат Фараона поднял камень и бросил его в изображение Эхнатона, испортив корону царю.

— Будь он проклят, чтоб исчезли навсегда фараоны и их царства!

Мечта Шенара растаяла, как утренний сон. А ведь какой был грандиозный план! Если бы Рамзес был побежден при Кадеше, хетты захватили бы Египет, и Шенар поднялся на трон, затем он бы избавился от императора Муваттали, став властелином огромной империи, от Анатолии до Нубии.

Шенар повернулся к Офиру, сидевшему в глубине гробницы.

— Почему мы потерпели неудачу?

— Полоса неудач. Но судьба изменчива.

— Слабый ответ, Офир!

— Даже если магия и точная наука, она не исключает непредвиденного.

— Этим непредвиденным оказался сам Рамзес!

— Ваш брат обладает исключительными качествами и редкой, чарующей способностью к сопротивлению.

— Чарующей... Рамзес и вас обаял, Офир?

— Чтобы уничтожить своего врага, о нем нужно знать все. Не бог ли Амон пришел ему на помощь во время битвы при Кадеше?

— Вы верите в подобную чепуху?

— Мир создан не только из зримого. В нем бродят тайные силы, и они формируют нить реальности.

Шенар ударил кулаком по поверхности, на которой был изображен солнечный диск Атона.

— Куда нас завели ваши речи? Сюда, в эту усыпальницу, подальше от всех, от власти! Мы одни и обречены погибнуть, как нищие.

— Это не совсем так, потому что приверженцы Атона кормят нас и защищают от непрошенных гостей.

— Приверженцы Атона... Банда сумасшедших, пленников своих иллюзий!

— Вы не ошиблись, но они нам полезны.

— Рассчитываете сделать из них армию, способную победить Рамзеса?

Офир рисовал на земле странные геометрические фигуры.

— Рамзес победил хеттов, — настаивал Шенар, — у меня нет больше ни одного сторонника. Что нам еще остается, сгнить в этой дыре?

— Магия поможет нам изменить его.

Шенар пожал плечами.

— Вам не удалось уничтожить Нефертари, вы оказались не способны ослабить Рамзеса.

— Вы несправедливы, — заметил маг. — Царица едва не погибла, и только чудо спасло ее.

— Красавица Изэт подарила Рамзесу второго сына, и царь может назначить столько наследников, сколько захочет! Ничто не помешает моему брату царствовать.

— Силы зла ослабят его.

— Разве вы не знаете, что Фараон Египта духовно возрождается, достигнув тридцатилетнего возраста?

— Хетты не отказались от борьбы, Шенар.

— Разве союзная армия, созданная ими не была уничтожена при Кадеше?

— Император Муваттали человек хитрый и осторожный, он сумел в нужный момент отступить и организует новое наступление, которое застигнет Рамзеса врасплох.

— У меня нет больше желания мечтать, Офир.

Вдали послышался топот копыт.

Шенар схватил меч.

— Условленный час, когда нам приносят еду, еще не настал.

Брат Рамзеса поспешил к выходу усыпальницы, которая возвышалась над мертвым городом и равниной.

— Два всадника.

— Они едут к нам?

— Они направляются к берегу... к нам! Надо было выйти из этой усыпальницы и спрятаться в другом месте.

— Не спешите, их только двое. Возможно, это знак, которого я ждал, Шенар. Посмотрите получше.

Присмотревшись, Шенар узнал приверженца Атона, а рядом с ним ехал человек, показавшийся ему знакомым. Шенар не верил своим глазам.

— Меба... Меба здесь?

— Он мой подчиненный и наш союзник.

Шенар положил меч.

— При дворе Рамзеса никто не подозревает Меба; сегодня нужно забыть наши разногласия.

Шенар не ответил. Он испытывал только презрение к Меба, единственным стремлением которого было защитить свое состояние и покой. Когда бывший верховный сановник представился ему как новый посланец хеттов, Шенар не поверил ему.

Всадники спешились в начале дороги, ведущей к усыпальнице верховного жреца Атона. Приверженец солнечного бога удерживал лошадей, в то время как Меба направился к логову своих сообщников.

Беспокойство сжало горло Шенара. А что, если Меба предал их, и за ним через несколько мгновений прибудет стража Фараона? Но горизонт оставался пустым.

Смущенный, Меба не произнес обычных слов приветствия.

— Я очень рисковал, приехав сюда... почему мне было передано послание, предписывающее встретиться с вами?

Ответ Офира был хлестким.

— Вы в моем подчинении, Меба; куда я вам скажу, туда вы и пойдете. Что нового вы можете нам рассказать?

Шенар был удивлен. Офир оказался проворнее, чем он думал, и даже отсюда продолжал плести свои интриги.

— Ничего особенного. Наступление хеттов не имело полного успеха; Рамзес уже отвоевал Ханаан.

— Он устремляется к Кадешу?

— Мне это не известно.

— Надо быть деятельным, Меба, немного более предприимчивым и давать мне больше сведений. Бедуины выполнили свои задачи?

— Мятеж кажется широким... Но я должен выказывать большую осторожность, чтобы не вызвать подозрение у Амени!

— Разве вы не работаете в подчинении верховного сановника?

— Осторожность...

— Имеете вы возможность приблизиться к маленькому Ка?

— К старшему сыну Рамзеса? Да, но почему...

— Мне нужен один предмет, который ему особенно дорог, Меба, и он мне нужен незамедлительно.

вернуться

5

Ахетатон — «Сияющий край Атона» был расположен в Среднем Египте на полдороге между Мемфисом на севере и Фивами на юге.

7
{"b":"30833","o":1}