ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

13

После окончания празднеств водоворот событий захватил Рамзеса. Главный управляющий дома фараона посетил его во дворце в Фивах, состоявшего из личных покоев и залов, предназначенных для общественных дел. Только став главой государства, Рамзес обнаружил зал для приемов с колоннами, пол и стены которого были украшены изображениями лотоса, тростника, папируса, рыб и птиц; столы, за которыми работали писцы; маленькие залы для личных приемов; балкон для выхода, окно которого было украшено крылатым солнечным диском; столовую, в центре которой стоял стол, на котором всегда были корзины, заполненные фруктами и букетами цветов; спальню с одной кроватью, покрытой цветными подушками; зал с бассейном, выстланный плиткой.

Только молодой фараон взошел на трон Обеих Земель, как главный управляющий представил служителей дома, исполнителей тайных ритуалов, писцов Дома Жизни, служителя, ответственного за личные покои, врачей, ответственного за царскую переписку, хранителя сокровищницы, управляющего хлебным амбаром, управляющего скотом и многих других, спешащих поприветствовать нового фараона и уверить его в своей вечной преданности.

— А вот…

Рамзес встал.

— Я прерываю это шествие.

Управляющий запротестовал.

— Великий Царь, это невозможно! Столько важных людей…

— Более важных, чем я?

— Простите, я не хотел…

— Веди меня на кухни.

— Но вам не пристало находиться там!

— Ты знаешь, что для меня лучше и где я должен находиться?

— Простите меня, я…

— Ты проводишь свое время в поиске извинений? Лучше скажи мне, почему визирь и верховный жрец храма Амона не пришли, чтобы принести клятву.

— Я не знаю этого, Великий Царь, как могут подобные вещи быть в области моих действий?

— Идем на кухни.

Мясники, заготовители запасов, чистильщики овощей, булочники, пирожники, пивовары… Роме правил всей этой когортой специалистов, ревниво относящихся к своим полномочиям и придирчиво как к расписаниям работы, так и к дням отдыха. Пузатый, веселый, с круглыми щеками, медленно передвигающийся, Роме не беспокоился ни о своем тройном подбородке, ни об излишнем весе: он займется этим, когда уйдет на покой. В настоящее время он правил этой армией железной рукой, готовя безупречные и вкуснейшие яства, заставляя затихать ссоры, неизбежные между специалистами. Одержимый чистотой рабочих мест и свежестью продуктов, Роме сам пробовал блюда: присутствовал фараон и его Свита в Фивах или нет, управляющий кухни требовал Лучшего.

Когда появился управляющий дворцом, сопровождаемый молодым человеком с внушительной мускулатурой, одетым в простую, сияющую белизной набедренную повязку, Роме приготовился к скучной ругани с противником. Этот проклятый чиновник, пресыщенный своими привилегиями, снова попытается навязать ему неспособного помощника взамен на награду, которую ему вручила семья мальчишки.

— Приветствую тебя, Роме! Я привел к тебе…

— Я знаю, кого ты мне привел.

— В таком случае поклонись, как подобает.

Положив руки на бедра, управляющий кухней расхохотался.

— Мне поклониться этому мальчишке? Посмотрим сначала, умеет ли он мыть посуду!

Красный от смущения, управляющий повернулся к царю.

— Простите меня, он…

— Я умею мыть посуду, — заявил Рамзес, — а ты, умеешь ли ты готовить?

— Кто ты такой, чтобы сомневаться в моих способностях?

— Рамзес, фараон Египта.

Застыв, Роме понял, что его карьера закончена.

Спокойным жестом он снял свой кожаный передник, сложил его и положил на низкий столик. Оскорбление царя, признанное таковым судом визиря, жестоко каралось.

— Что ты приготовил на завтрак? — спросил Рамзес.

— Пере… перепелок на вертеле, нильского окуня с травами, пюре из фиников и медовый торт.

— Звучит заманчиво, но насколько они заслуживают внимания?

Роме вспылил.

— Вы сомневаетесь, Великий Царь? Моя репутация…

— Я смеюсь над репутациями. Подай мне эти блюда.

— Я прикажу приготовить столовую дворца, — угодливо сказал управляющий.

— Ни к чему, я поем здесь.

Царь ел с удовольствием под беспокойным взглядом управляющего.

— Превосходно, — заключил он, — как твое имя, повар?

— Роме, Великий Царь.

— Роме, «человек»… Ты достоин его. Я назначаю тебя управляющим дворца и главой всех кухонь царства. Следуй за мной, я задам тебе кое-какие вопросы.

Бывший управляющий пробормотал:

— А… А как же я, Великий Царь?

— Я не прощаю нерадивость и скаредность, мойщиков посуды всегда не хватает, ты займешься этим.

Царь и Роме медленно направились под прикрытие одного из портиков.

— Ты будешь служить под началом моего личного секретаря, Амени, он худющий и не ценит вкусную пищу, но он неутомимый работник. А главное, он чтит нашу дружбу.

— Но это слишком большая ответственность для простого повара, — удивился Роме.

— Мой отец учил меня судить о людях по ощущениям. Если я ошибаюсь, тем хуже для меня. Чтобы править, мне нужны верные слуги. Ты много знаешь таких при дворе?

— По правде говоря…

— Говори правду, Роме, не пытайся увильнуть.

— Ваш двор — прекрасное сборище лицемеров и карьеристов всего царства, его можно сравнить с полем битвы. При жизни вашего отца, чьего гнева они боялись, они сдерживались. После его смерти они выбрались из своих берлог, как цветы пустыни после дождя.

— Меня ненавидят, не так ли?

— Это слабо сказано.

— И на что они надеются?

— На то, что вы не замедлите показать свою непригодность.

— Если ты будешь работать у меня, то я потребую полной искренности.

— Вы думаете, я на это способен?

— Хороший повар не может быть худым, когда он талантлив, каждый пытается украсть его рецепты, кухня полна разного шума и слухов, которые он должен уметь отбирать, как он отбирает продукты. Каковы основные группы, восстающие против меня?

— Почти весь двор относится к вам враждебно, Великий Царь, они считают, что стать преемником фараона масштабов Сети невозможно. Ваше правление будет лишь временным правлением, до прихода серьезного претендента.

— Ты рискнешь покинуть свою кухню в Фивах, чтобы заняться всем дворцом?

Роме широко улыбнулся.

— У безопасной жизни есть хорошие и плохие стороны… Если я смогу готовить несколько хороших блюд, я с удовольствием попытаю счастья. Но есть одно обстоятельство…

— Говори.

— Без всякого неуважения, Великий Царь, у вас нет никакого шанса на успех.

— Почему так печально?

— Потому что вы, Великий Царь, молоды, неопытны и не собираетесь идти на поводу у верховного жреца Амона и десятка искушенных в тонкостях правления министров. Силы слишком неравны.

— Ты столь невысокого мнения о могуществе фараона?

— По правде сказать, нет, кризис просто неизбежен. И какие шансы у одного человека против целой армии?

— Разве фараон не обладает силой быка?

— Даже дикий бык не сможет сдвинуть горы.

— Если я правильно понимаю, ты советуешь мне отказаться от правления, когда я только что короновался?

— Если вы оставите власть людям, искушенным в этом ремесле, кто вас упрекнет в этом?

— Возможно, ты?

— Я всего лишь лучший повар в царстве, мое мнение ничего не значит.

— Разве ты уже не управляющий дворцом?

— Вы выслушаете меня, Великий Царь, если я дам вам совет?

— Это зависит от совета.

— Никогда не соглашайтесь на пиво плохого качества или плохо приготовленное мясо — это будет началом конца. Могу я приступить к своим обязанностям и начать менять устройство вашего дома, которое оставляет желать лучшего?

Рамзес не ошибся. Роме был самым подходящим человеком.

Успокоенный, он направился в дворцовый сад.

14
{"b":"30834","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вурд. Мир вампиров
Ненужные (сборник)
Пилигримы спирали
Медвежий сад
После тебя
Литерные дела Лубянки
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Арктическое торнадо