ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что вы думаете о царице?

— Какого ответа вы ждете, Великий Царь? Она сама красота и ум.

— Значит, ее мысли не покажутся вам пустыми?

— Какие?

— Я сожалею, что вырываю вас из покоя, но я должен отвезти вас в Фивы. Так хочет царица.

— Зачем, Великий Царь?

— Чтобы назначить вас верховным жрецом Карнака.

27

Когда царская флотилия показалась на водах Нила, приставая к набережной храма Карнака, все Фивы пришли в движение. Что означало преждевременное возвращение Рамзеса? Самые противоречивые слухи распространялись со скоростью мчащейся галопом лошади. По мнению одних, царь хотел уничтожить духовенство Амона и низвести город до уровня провинциального поселка, по мнению других, он заболел во время путешествия и приехал страдать в тиши дворца. Разве возвышение юного фараона не было слишком быстрым? Небо карает его за бесчинства.

Сириец Райя, лазутчик хеттов, томился от скуки. В первый раз он не располагал серьезной информацией. Однако благодаря своим связям среди торговцев, как бродячих, так и оседлых, во всех главных поселениях вдоль Нила, он мог, не покидая Фив, следить за перемещениями царя и быстро узнавать о его решениях.

Он не знал причины поспешного возвращения Рамзеса в столицу Юга. Как и ожидалось, царь остановился в Абидосе, но вместо того чтобы продолжать свое путешествие на север, повернул назад и остановился на несколько дней в Дендере.

Рамзес казался непредсказуемым. Он действовал быстро, не доверяясь советникам, чьи болтовня и высказывания доходили до ушей сирийца. Райя был в бешенстве: молодой монарх оказался противником, не поддающимся контролю. Шенару придется очень постараться, чтобы наилучшим образом воспользоваться оружием, которым он располагал. Рамзес мог оказаться гораздо опасней, чем казалось вначале, поэтому пассивное ожидание было недопустимо. Райя должен был действовать быстро, убирая из своей сети непригодных для его целей людей.

Увенчанный голубой короной, одетый в длинные, с изящными драпировками одежды из льна, с жезлом командующего в правой руке, Рамзес являл собою воплощение величия. Когда он вошел в зал храма, где собрались члены совета, разговоры прекратились.

— Чье имя вы хотите огласить?

— Великий Царь, — объявил главный жрец Гелиополя, — мы продолжаем думать.

— Ваши размышления подошли к концу. Вот новый верховный жрец Амона.

Опираясь на трость, Небу вошел в зал собрания.

— Небу! — воскликнула верховная жрица Саиса. — Я думала, что ты болен и не можешь двигаться!

— Так оно и было, но Рамзес сотворил чудо.

— Разве вашим годам, — запротестовал второй жрец Амона, — не пристала больше спокойная старость? Управление Карнаком и Луксором — это тяжелый труд!

— Вы правы, но кто посмеет противиться воле царя?

— Мой указ уже выбит на камне, — заявил Рамзес, — многие стелы объявят о назначении Небу. Есть хоть один из вас, кто считает, что он не заслуживает этого высокого назначения?

Никто не возразил.

Рамзес передал Небу золотое кольцо и посох из электрума, сплава золота и серебра, символы его власти.

— Отныне ты верховный жрец Амона, чьи сокровища и запасы находятся под твоей печатью. И будучи главой своего храма и его владений, будь щепетилен, честен и бдителен. Работай не для себя самого, а для увеличения божественного Ка. Амон проникает в души и пронзает сердца, он знает все, что скрыто в каждом существе. Если он будет доволен тобой, он поддержит тебя как главу и дарует тебе долгую жизнь и счастливую старость. Клянешься ли ты чтить закон Маат и выполнять свой долг?

— Жизнью фараона клянусь в этом, — объявил Небу, склоняясь пред Рамзесом.

Второй и третий жрецы Амона были разбиты и разозлены. Рамзес не только поставил во главе их жречества старика, который повиновался малейшему движению его пальца, его взгляду, он еще назначил чужака, Бакена, четвертым жрецом! Этот слепой исполнитель воли царя будет следить за стариком и станет настоящим хозяином Карнака, чья независимость кажется потерянной теперь на долгие годы.

Оба чиновника не имели теперь никакой надежды на то, чтобы однажды начать править самой богатой областью Египта. Их зажали в капкан между Небу и Бакеном и рано или поздно уволят, и они сами разрушают свою карьеру. Растерянные, они искали союзника. Им пришло на ум имя Шенара, но, обретя пост министра, не стал ли брат царя одним из его союзников?

Так как ему нечего было терять, второй жрец встретился с Шенаром от имени всех жрецов Амона, настроенных враждебно по отношению к решению Рамзеса. Его приняли на берегу изобилующего рыбой пруда, в тени большого навеса, натянутого между двумя столбами.

Слуга поднес ему сок цератонии и исчез. Шенар свернул в руках папирус, который читал.

— Ваше лицо мне знакомо…

— Мое имя Доки, я второй жрец Амона.

Этот человек не понравился Шенару. Маленький, с бритым черепом, узким лбом, темными глазами, его нос и подбородок были вытянутыми и агрессивными, напоминая пасть крокодила.

— Чем я могу быть вам полезным?

— Вы, несомненно, сочтете меня неловким, но я не привык к протоколу и любезным выражениям.

— Мы обойдемся без этого.

— Старик Небу только что назначен верховным жрецом, первым жрецом Амона.

— А вы, будучи вторым жрецом, рассчитывали получить эту должность сами, не правда ли?

— Покойный верховный жрец не скрывал этого намерения, но царь обошел меня вниманием.

— Критиковать его решения опасно.

— Небу не способен управлять Карнаком.

— Бакен, друг моего брата, станет его тайным хозяином.

— Извините меня за прямой вопрос, а вы одобряете такое положение вещей?

— Лишь воля фараона становится реальностью.

Доки был разочарован: Шенар перешел на сторону Рамзеса. Жрец встал.

— Не стану больше докучать вам.

— Минуту… Вы отказываетесь принять свершившееся?

— Царь желает ослабить могущество жрецов Амона.

— Вы можете что-то противопоставить?

— Не я один.

— Кого вы представляете?

— Многих служителей и большую часть жрецов храма.

— У вас есть план действий?

— Господин Шенар! Мы вовсе не хотим стать мятежниками!

— Вы размазня, Доки, вы даже сами не знаете, чего хотите.

— Мне нужна помощь.

— Вначале докажите это.

— Но как…

— Это ваше дело.

— Я всего лишь жрец…

— Или вы обладаете достаточным честолюбием, или не годитесь для подобного дела. Если ваши действия проявляются лишь в том, что вы ноете о своих разочарованиях, вы меня не интересуете.

— А если бы мне удалось дискредитировать людей фараона?

— Преуспейте в этом, и мы снова увидимся. И, безусловно, этой встречи никогда не было.

Для Доки снова забрезжила надежда. Он покинул особняк Шенара, строя бесчисленные и несбыточные планы, решив, что пока ищешь, может прийти вдохновение.

Шенар был настроен скептически. У этого человека были определенные возможности, но он казался нерешительным и слишком поддающимся влиянию. Испуганный своей собственной отвагой, он, несомненно, откажется выступить против Рамзеса. Но не стоило пренебрегать возможным союзником, так что он принял верную стратегию, чтобы узнать истинную сущность второго жреца Амона.

Рамзес, Моис и Бакен приехали на стройку, где работали ремесленники, сооружавшие гигантскую залу с колоннами, о которой мечтал Сети и которую построит его сын. Поставка блоков происходила без опозданий, слаженность основных работ была непрерывной, каменные столбы, символизирующие стебли папируса, появившиеся из первичного океана, поднимались один за другим.

— Ты доволен своими рабочими? — спросил Рамзес у Моиса.

— Управлять Сари нелегко, но мне кажется, что я подчинил его.

— В чем заключается его проступок?

— Он относится к рабочим с недопустимым презрением и пытается урезать их питание, чтобы поживиться.

29
{"b":"30834","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Будни анестезиолога
Дело Варнавинского маньяка
Дикий дракон Сандеррина
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Человек-Муравей. Настоящий враг
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы