ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я пренебрегаю своим долгом?

— Напротив, ты не допускаешь ни малейшей ошибки, как если бы ты всегда была царицей Египта. Я люблю тебя и восхищаюсь тобой, Нефертари.

Их губы соединились в страстном поцелуе.

— Когда-то я решила не выходить замуж, — призналась она, — и остаться жить в храме. Мужчины не были мне желанны или противны, они просто не были мне интересны, они казались мне в большей или меньшей мере рабами своих амбиций, которые делали их убогими и слабыми. А ты, ты был выше амбиций, так как судьба определила твой путь. Я люблю тебя и восхищаюсь тобой, Рамзес.

Они оба знали, что никакие испытания не смогут разлучить их. Вместе создав Храм миллионов лет, они завершили первое ритуальное магическое деяние царской четы, источник и начало великого пути, остановить на котором их могла лишь смерть.

— Не забывай о своем долге, — напомнила она.

— Каком?

— Породить сына.

— У меня уже есть один.

— Нужно, чтобы их было много. Если твоя жизнь будет долгой, некоторые могут умереть раньше тебя.

— Почему моя дочь не может наследовать мне?

— По предсказанию астрологов, она будет склонна скорее к размышлениям, как и маленький Ха.

— Разве это не хорошее качество для правителя?

— Все зависит от обстоятельств и мира, который нас окружает. Сейчас это само спокойствие, но что будет завтра?

Стук конских копыт нарушил мирную тишину вечера. Весь в пыли, Серраманна спрыгнул на землю.

— Прошу простить за то, что побеспокоил вас, Великий Царь, но этого требуют обстоятельства.

Рамзес пробежал глазами папирус, который дал ему сард.

— Послание генерала из Элефантины, — сказал он Нефертари. — Взбунтовавшиеся нубийцы атаковали конвой, перевозивший золото, предназначавшееся для наших главных храмов.

— Жертвы?

— Больше двадцати человек и много раненых.

— Речь идет о нескольких разбойниках или о начале бунта?

— Нам это неизвестно.

Встревоженный Рамзес сделал несколько шагов. Лев и пес, почувствовал взволнованность хозяина, принялись лизать его руки.

Монарх произнес слова, которые боялась услышать главная жена:

— Я уезжаю, так как фараон должен восстановить порядок. В мое отсутствие, Нефертари, ты будешь править Египтом.

50

Военная флотилия фараона состояла из двадцати судов в форме полумесяца, нос и корма которых не касались воды. Огромный парус крепился тросами к единственной мачте исключительной прочности. Посередине располагалась просторная каюта для экипажа и солдат, а спереди каюта поменьше — капитанская.

На главном судне Рамзес лично правил двумя рулями, одним по правому борту, другим по левому. Для льва и пса, спящего между передних лап хищника, огородили специальное место с навесом, оба они в данный момент блаженствовали после обильной трапезы.

Как и во время последнего путешествия, пустынные холмы, островки зелени, небо невероятной голубизны и узкая полоска растительности, противостоящая пустыне, приводили Рамзеса в восторг. Это огненная страна, суровая в своей отрешенности от людской суеты была похожа на него.

Ласточки, цапли и розовые фламинго летали над кораблями, появление которых приветствовали хриплыми криками павианы, сидящие на пальмах. Забыв о цели своего путешествия, солдаты коротали время за азартными играми, пили пальмовое вино и спали в тени.

Когда проплыли мимо второго водопада и вошли в пределы страны Куш, то вспомнили, что были приглашены отнюдь не в увеселительную поездку. Барки причалили к берегу, люди сошли, устроили лагерь в тени деревьев и стали ждать приказов фараона.

Через несколько часов перед монархом, расположившемся на складном сидении из позолоченного кедра, предстал наместник Нубии в сопровождении эскорта.

— Как ты можешь объяснить случившееся? — спросил Рамзес.

— Великий Царь, мы держим ситуацию под контролем.

— Как ты можешь объяснить случившееся? — грозно повторил фараон.

Нубийский наместник очень растолстел. Он промокнул лоб льняной тканью.

— Это, безусловно, весьма прискорбное происшествие, но не нужно преувеличивать опасность.

— Разве ограбленный конвой, убитые солдаты и командующие не требуют присутствия фараона вместе с отрядом?

— Возможно, послание, отправленное вам, было слишком тревожным, но как иначе я мог доложить вам?

— Мой отец принес мир в Нубию и доверил тебе поддержание этого мира. Неужели этот мир разрушен из-за твоей небрежности и промедления?

— Это роковое стечение обстоятельств, Великий Царь, роковое стечение обстоятельств!

— Ты — наместник Нубии, снабженный полномочиями править от имени фараона, надзирать над рудниками, охранять пустыни Юга, и ты осмеливаешься говорить о роковом стечении обстоятельств… Над кем ты смеешься?

— Мое поведение было безупречным, уверяю вас! Но мои обязанности тяжелы: нужно контролировать старост городов, проверять наполняемость складов, указывать…

— А золото?

— Я слежу за его добычей и поставкой самым внимательным образом, Великий Царь!

— Забывая о защите конвоя?

— Как мог я предвидеть набег кучки разбойников?

— Разве это не одна из твоих обязанностей?

— Рок, Великий Царь…

— Приведи меня к месту, где все это произошло.

— Это прямо около золотых коней, в сухом и отдаленном месте. Увы, это ничего не даст!

— Кто совершил это?

— Убогое племя, члены которого напились, перед тем как решиться на это.

— Ты приказал разыскать их?

— Нубия велика, Великий Царь, мои усилия были напрасны.

— То есть ты не предпринял ничего важного.

— Лишь Великий Царь может отдать приказ о военном вторжении.

— Ты мне больше не нужен.

— Должен ли я сопровождать Великого Царя, чтобы уберечь его от покушений?

— Скажи мне правду, наместник, Нубия готова взбунтоваться?

— Ну… это маловероятно, но…

— Восстание уже началось?

— Нет, Великий Царь, но некоторые шайки, кажется, увеличились. Именно поэтому было необходимо ваше присутствие и вмешательство.

— Выпей! — обратился Сетау к Рамзесу.

— Это необходимо?

— Нет, но я предпочитаю быть осторожным. Серраманна не убережет тебя от змей.

Царь ровными глотками выпил опасное снадобье из крапивы и разбавленной крови кобры, приготовленное Сетау. Теперь царь мог без риска отправиться на золотые копи.

— Спасибо, что пригласил меня, Лотус была рада вновь увидеть свою страну. А каких змей я смогу здесь найти!

— Это не будет увеселительной прогулкой, Сетау. Нас наверняка ожидает столкновение.

— А ты не хочешь оставить этих несчастных спокойно спать на золоте?

— Они совершили кражу и убийство. Никто не должен остаться ненаказанным, если он предал закон Маат.

— И ничто не может изменить твоего решения?

— Ничто.

— Ты подумал о своей безопасности?

— Дело слишком важное, чтобы доверять его какому-нибудь заместителю.

— Скажи своим людям, чтобы были особенно осторожны, в это время года пресмыкающиеся особенно ядовиты. Пусть они обмажутся асса фетидой, смолой персидской ферулы. Ее резкий запах отпугивает некоторых змей. Если кто-нибудь будет укушен, предупреди меня. Я буду спать в повозке, рядом с Лотус.

Отряд поднялся на каменистую площадку. Дозорный, Рамзес и Серраманна ехали впереди, верхом на сильных лошадях, затем шли быки, тащившие повозки, ослы, нагруженные оружием и бурдюками с водой и пешие воины.

Дозорный-нубиец считал, что разбойники не ушли далеко от места, где ограбили конвой. И действительно, не так далеко был расположен оазис, где они могли успешно скрывать свою добычу до начала переговоров.

Если верить карте, находящейся в распоряжении фараона, он мог беспрепятственно продвигаться по пустынной местности, так как источники с водой были расположены по всей длине пути. Долгие годы ни одно племя не страдало от нехватки воды, судя по докладам наместника.

53
{"b":"30834","o":1}