ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Очень хотелось есть.

Исследуя центральную часть острова, он обнаружил финиковые пальмы, инжир, виноград и даже сад, где под деревьями у источника с чистой прозрачной водой росли огурцы.

Икер наелся, не сразу сообразив, что, похоже, он — не единственный обитатель этого клочка земли, затерянного посреди волн.

Почему же никого не видно? Прячутся? Какова же будет встреча, когда заметят вторжение чужака?

От страха тряслись поджилки, но Икер отправился исследовать местность.

Никого.

И хоть бы один след! Единственным спутником Икера было его сердце. Но в пятнадцать лет у мальчишек размышления и тревоги недолги.

Устав от выпавших на его долю передряг, он заснул в тени платана.

Едва проснувшись, Икер второй раз обследовал свои владения, но результат был тот же. Он заметил, что крупная рыба спокойно подходила к берегу и могла стать легкой добычей. Из ветки и остатка веревки юноша соорудил нечто вроде удочки и использовал земляного червя в качестве наживки. Едва его примитивное орудие окунулось в воду, как на нем повисла какая-то рыбина.

Да, здесь спасшийся, по крайней мере, не рисковал умереть с голоду.

Но нужно было еще разжечь огонь. К счастью, Икер нашел кусочек мягкого дерева и еще острую палочку, которую он воткнул в первый кусок, зажатый между коленями. Быстро вращая палочку, ему удалось разогреть древесину до того, что она начала тлеть. К тлеющим искоркам Икер тут же подложил сухих пальмовых листьев, разжег костерок из веток и поджарил свою рыбу.

А перед тем, как ее отведать, он должен был выполнить свой главный долг: поблагодарить богов за то, что они спасли ему жизнь.

В то мгновение, когда Икер вознес руки над огнем в молитвенном жесте, ударил гром, качнулись деревья и дрогнула земля.

В страхе юноша хотел бежать, но споткнулся, и головой сильно ударился о ствол фигового дерева.

3

Молнии, небо в огне, гигантский змей с золотой чешуей и с глазами из ляпис-лазури! Такое можно увидеть только после смерти, и чудовищный дух преисподней приближается к нему, чтобы разорвать его!

Но змей остановился и принялся испытующе его разглядывать.

— Зачем ты зажег этот огонь, человек?

— Чтобы... чтобы воздать тебе почести!

— Кто привез тебя сюда?

— Никто, меня принесло волной... Был корабль, моряки... И еще...

— Отвечай всю правду и не мешкай. Не то я испепелю тебя.

— В Египте меня похитили пираты: они хотели бросить меня живьем в море, чтобы умилостивить его и успокоить! Но капитан не сумел предусмотреть внезапно налетевшую жестокую бурю. Корабль разбило, я один спасся.

— От смерти тебя спас Бог, — сказал змей. — Этот остров принадлежит Ка, созидающей силе, энергии мира. Без нее ничто не может существовать. Но на эту землю с небесной высоты упала звезда и все сожгла. Я, хозяин этой божественной земли, чудесного Пунта, не смог помешать концу моего мира. Сумеешь ли ты спасти свой?

Икер очнулся, потому что ему жгло пятки.

Огонь перекинулся на куст, и языки пламени лизали юноше ноги.

Отодвигаясь, он заметил, что никакого гигантского змея поблизости больше нет. Икер занялся тем, что стал тушить начинавшийся пожар.

Какой странный сон... Икер поклялся бы, что змей не был иллюзией и что он с ним действительно говорил — звук этого голоса нельзя было сравнить ни с чем, и он будет помниться ему всегда. Погасив последние головешки, юноша отправился к ручью. На земле стояли два сундука. Икер протер глаза.

Сундуки были по-прежнему там. Икер медленно, как будто от сундуков могла исходить опасность, стал к ним приближаться.

Кто-то явно забавлялся, испытывая его. Этот кто-то прятался в зарослях и только что выставил сюда эту добычу с разбитого «Быстрого» или с другого корабля. И, конечно, этот кто-то не замедлит избавиться от чужака, чтобы не делиться с ним своим сокровищем.

— Тебе не нужно меня бояться, — крикнул Икер, — твое богатство меня не интересует! Вместо того, чтобы дразнить меня, давай лучше поможем друг другу выжить! Но никто не ответил.

Икер снова пошел осматривать остров, беспрестанно меняя направление, возвращаясь по собственным следам, то убыстряя, то замедляя шаг. Напрягая все свое чутье, он пытался уловить малейший признак присутствия незнакомца.

Полный провал.

Он вынужден был признать очевидное: на острове он был единственным обитателем.

А сундуки... Должно быть, он просто не заметил их вначале. Они, вероятно, уцелели в предыдущее кораблекрушение, и волна принесла их сюда.

Оставалось лишь открыть их.

В них лежали льняные пакетики и фаянсовые флакончики, от которых исходил приятный запах. Это, без сомнения, драгоценные ароматы, стоившие немалых денег.

Правда ли, что удалось избежать смерти? На острове она не казалась Икеру столь жестокой, как на пиратском корабле, но судьба, похоже, не была к нему милостивой. Конечно, он сможет прожить здесь несколько месяцев, возможно, даже несколько лет, но не сведет ли одиночество его с ума? А если иссякнет источник, а если рыба перестанет ловиться? Чтобы сделать прочный плот, нужны инструменты. Но плавание по волнам такого опасного и незнакомого моря на утлой развалюхе подобно самоубийству.

Юноша беспрестанно размышлял о словах змея, хозяина волшебной страны Пунт. Как этот малюсенький островок может быть божественной землей, таящей в себе неисчислимые сокровища, до которых было столько охотников?

Это просто невероятно!

Змей наверняка просто пригрезился ему в тревожном сне. Но при чем здесь слова о том, что необходимо спасать свой мир? Ведь в нем правит фараон, а значит, Египту не угрожает опасность!

Египет, такой далекий, такой недостижимый! Икер подумал о своей деревушке неподалеку от святилища Медамуд, к северу от Фив.

Благодаря старому писцу, приютившему юношу, им почти не приходилось заниматься полевыми работами — разве только изредка, и он мог посвятить все свое время письму и чтению. Эта привилегия стала причиной острой зависти соседей, но Икер не обращал на это внимания, так как учение поглощало его целиком.

На прибрежном песке Икер начертил иероглифы, которыми мастерски владел. Они сложились во фразу, прославлявшую профессию писца. Затем он смотрел, как заходит солнце, долго рассматривал звездное небо и заснул, надеясь и в то же время боясь снова встретиться с гигантским змеем.

Икеру захотелось отведать жареной рыбы. Вооружившись удочкой, он отправился на берег и в изумлении увидел, что берег ушел под воду. Это, без сомнения, временное явление.

Он все-таки забросил удочку, и даже несколько раз, но ни одна рыба не клюнула. Удивленный, он нырнул и долго плавал, так и не обнаружив ни одной рыбы.

Возвращаясь, Икер заметил, что вода продолжала прибывать. Если только остров не погружается в море...

Оцепенев, Икер наблюдал, как вода поднимается: вот она дошла уже до щиколоток, потом до коленей, потом до бедер... При такой скорости остров Ка не замедлит погрузиться полностью.

В панике Икер забрался на вершину самой высокой пальмы.

Дрожа и замирая от страха, он совсем отчаялся и решил было, что стал жертвой нового видения, заметив в безбрежной синеве моря белый парус.

4

Изо всей силы, на которую были способны его легкие, Икер позвал на помощь и лихорадочно замахал правой рукой.

Напрасный труд и смехотворный жест... Корабль плыл вдоль линии горизонта и был слишком далеко, чтобы Икера могли заметить.

И все же юноша упорствовал. Если впередсмотрящий имеет хорошее зрение, то, может быть, его заметят. А сам погружающийся остров разве не мог вызвать любопытство команды?

В какой-то момент Икеру показалось, что корабль изменил курс и стал приближаться. Но, скорее всего, его ждет разочарование, и юноша предпочел закрыть глаза. На этот раз, чтобы его спасти, не разразится буря и не появится гигантская волна. Вода дойдет до груди, до лица, и его накроет этот голубой и теплый саван.

2
{"b":"30835","o":1}