ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А что это принесет мне, лично мне?

— Мои последователи будут иметь славу и деньги.

— Мне наплевать на славу. А вот деньги меня интересуют.

— Половина бирюзы, которая хранится в этих разработках, принадлежит тебе.

От этих слов у Кривой Глотки потекла слюна.

— Вы — удивительный начальник! Я никому еще не подчинялся. Но за такую цену я за вами пойду. Однако постарайтесь сдержать слово.

— Уж за это не беспокойся.

— Знаете, меня удручает, что я не опознал труп Икера, о котором говорил. Правда, мои ребята так хорошо жгут трупы этих мерзавцев, что никого уже не узнаешь. Вы не выпьете с нами?

— Нужно, чтобы хоть у кого-то голова осталась холодной.

Покачиваясь, Кривая Глотка направился к ярким кострам, где сжигались тела стражников и рудокопов, и присоединился к орущей толпе победителей.

Ни Секари, ни Икер и представить себе не могли, что им удастся без перерыва бежать так долго. Задыхаясь, они упали на плоские камни.

— Нельзя, нельзя останавливаться... — едва выдохнул Секари. — Эти бандиты обязательно попытаются нас поймать...

— Кто они, как ты думаешь?

— Скорее всего, пустынные разбойники. Обычно они нападают на караваны.

— Кривая Глотка им помогал!

— Это в порядке вещей, Икер. У него жестокое сердце.

Они снова пустились в путь и шли до полного изнеможения. Жажда иссушила их горло.

— Ты не знаешь, как воду в пустыне ищут? — спросил Икер.

— Не представляю себе.

— Если смотреть правде в глаза: выжить представляется сложным.

— Твоя правда мне вовсе не нравится.

— Лучше было бы умереть, сражаясь.

— Ну, нет, ведь мы живы!

Потри пальцами свои амулеты, положи их один на другой и приложи к груди.

Икер сделал, как посоветовал ему товарищ, и ощущение жажды стало меньше.

— А теперь давай я.

К середине дня песок нагрелся настолько, что стал обжигать путникам ноги. Они вырыли себе яму и укрылись в ней, положив набедренные повязки на головы, чтобы уберечься от солнца.

Когда жара чуть спала, они снова отправились в путь.

Жажда стала такой сильной, что даже амулетам больше не удавалось ее успокоить.

Они оказались перед странной горой, на которой горели золотые отсветы.

— Нам не хватит сил одолеть это препятствие, — констатировал Секари.

— Слушай! Гора движется...

— Не говори глупостей.

— Гора движется, Секари!

— Это мираж... Простой мираж.

— Гора движется в нашу сторону.

Приглядевшись внимательно, Секари не мог не согласиться со спутником.

— Мы сходим с ума, Икер!

С вершины горы отделились два огромных камня, покатились вниз и с грохотом рухнули на землю.

— Это землетрясение! — закричал Секари, не зная, в какую сторону бежать.

— Обрати внимание на цвет горы, — невозмутимо посоветовал ему Икер.

По мере того, как падали и разбивались камни, гора принимала сине-зеленый цвет.

— Это Хатхор, она защищает нас. Не станем никуда бежать, а воздадим богине хвалу.

Секари, не слишком уверенный в правоте Икера, все же преклонил колени и поднял руки в знак почитания небесной покровительницы.

На расстоянии двух пальцев от его левой ноги в земле образовалась трещина.

— Место и впрямь не слишком надежное!

— Лучше посмотри на деяния богини!

Гора полностью превратилась в бирюзу, а ужасающий грохот и гул стихли.

Когда земля перестала стонать, Секари украдкой взглянул на трещину рядом с собой. И то, что он там обнаружил, потрясло его.

— Подумать только... вода!

Он опустил в воду руку и поднял ее — рука стала мокрой.

— Вода! Икер, мы спасены!

— Пей мелкими глотками!

Впервые в жизни вода показалась Секари такой же изысканной, как лучшее вино. Оба приятеля брызгали водой друг на друга, купались и утоляли свою жажду.

— Другой воды уже не будет, — пожалел вслух Секари. — Если мы уйдем от этого источника, то мы пропали. И, кроме того, меня начинает мучить голод.

— Нам покровительствует Хатхор, — напомнил Икер. — Давай проведем ночь здесь и подождем другого небесного знака.

— Если ты пользуешься покровительством всех богинь, немедленно убеди меня в этом!

— Как и ты, я всего лишь голодный путник, затерявшийся в пустыне. Но разве этот мир не более таинственный, чем кажется на первый взгляд? И если мы сумели прочитать одно послание, то, возможно, сумеем найти и выход?

— Хорошо, спим здесь.

В тот момент, когда Секари видел во сне огромный бычий бок, запеченный с ароматными травами, и огромный кувшин свежего пива, Икер встряхнул его за плечо.

— Что случилось?.. Снова движется гора?

— Только что встало солнце, Секари. Нужно идти вперед, пока она не стало слишком припекать.

— Как идти? Нет, от источника я никуда не пойду!

— Не будем задерживать нашего провожатого.

В одно мгновение садовник вскочил на ноги и огляделся вокруг.

— Но я никого не вижу!

— Там, в небе.

В вышине, как раз над головами двух путников, кружил сокол.

— Ты смеешься надо мной, Икер?

— Мой старый учитель говорил мне, что имя Хатхор означает « Дом Хора»[10]. А воплощение бога Хора — это как раз и есть тот самый сокол, которого послала нам богиня, чтобы направлять нас.

— Пустыня окончательно повредила твой разум!

— Идем за соколом.

— А... а как же источник?

— Сокол укажет нам другие.

— Я предпочту остаться здесь.

— Ты предпочтешь встретиться здесь и с пустынными разбойниками?

Аргумент оказался веским. Продолжая для вида протестовать, Секари поплелся за Икером.

— Твой сокол на нас и не обращает внимания, его занимает будущая добыча. Смотри, он удаляется и покидает нас!

Но сокол вернулся.

Он то летел вперед, то кружил над теми, кому покровительствовал.

Через несколько часов ходьбы путники снова почувствовали муки жажды.

— Сокол садится! — воскликнул Секари и тут же споткнулся о камень.

— А ты наткнулся на маленькую стелу. Что если попробовать покопать под ней?

У подножия небольшого незаметного на первый взгляд камня оказались зарыты два огромных кувшина с сушеными фруктами. А чуть поодаль — вода.

— Это, конечно, не пир, — заключил Секари, — но нам с тобой хватит.

23

Уже давно два беглеца перестали считать дни пути. Они двигались вслед за соколом, который, сначала уведя их на восток, затем повернул к югу. И всякий раз, когда птица садилась на землю, Икер и Секари неподалеку обнаруживали либо воду, либо еду, либо и то, и другое. За все время пути им не повстречался ни один разбойник.

Потом пустыня стала не такой сухой, начали попадаться колючки и карликовые тамариски.

Сокол сильнее взмахнул мощными крыльями, взмыл вверх, к самому солнцу, и... исчез в нестерпимом полуденном сиянии светила.

— Наш провожатый нас покинул, — грустно вздохнул Секари.

— Посмотри туда: ему на смену пришел другой.

На вершине холма стояла прекрасная белая антилопа с рогами в форме лиры.

— Один сказочник рассказывал мне, что это орикс — животное Исиды и что оно помогает заблудшему найти свой путь, — сказал садовник.

Антилопа пустилась галопом.

— К несчастью, это всего лишь прекрасная легенда!

— Ну, я бы не был столь категоричен, — заметил Икер.

— Разве ты не заметил, что она убежала?

— Пойдем по следам, которые она оставила на песке. Возможно, она ждет нас где-нибудь в стороне.

Икер не ошибся.

Легконогое животное резвилось, то появляясь, то исчезая, радуя взор своими удивительными прыжками и стремительным бегом, но надолго своих подопечных никогда не оставляло.

Менялся пейзаж, пустыня отступала, растительность становилась все гуще.

— Если моя интуиция меня не подводит, — пророчески заметил Секари, — то мы приближаемся к двум плато, которые возвышаются над долиной Нила. Как много очарования в этих возвышенностях и долинах! Здесь от малейшего дождя распускается зелень. Вскоре мы увидим акации. Ты представляешь себе — мы выжили в пустыне!

вернуться

10

Хатхор — это транскрипция египетских слов Hout-Hor. Hout означает «дом, жилище, область, храм».

21
{"b":"30835","o":1}