ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джехути встал.

— Сейчас наш черед доказать Сесострису, на что мы способны. Знаешь ли ты, Икер, что такое Ка на самом деле?

— Это дух-покровитель, который рождается вместе с человеком и не покидает его, если он действует согласно учению мудрых.

— Ка — это энергия, которая поддерживает любую форму жизни. После смерти справедливый речами своими переходит в свою Ка, унаследованную от предков. Все жертвы всегда предназначаются Ка, а не человеку. Один из самых прекрасных символов Ка — это статуя, которая оживляется ритуалом. Именно поэтому мы создадим колоссальную статую царского Ка и поднесем ее фараону. Я поручаю тебе наблюдение за ее созданием.

— Божественный локоть станет мерой для камня, — сказал скульптор. — Именно бог кладет шнур на землю, правильно располагает на ней храмы, хранит под своей сенью любое строительство священного сооружения, куда по его желанию перемещается его сердце. А божественная любовь воодушевляет ремесленников в их мастерских.

Пение киянок и резцов поднялось в том карьере, где будет вытачиваться колосс — носитель царского Ка.

Среди множества месторождений нашли лучший камень, тот, из которого будет высечена статуя. Скульпторы провинции будут работать под началом мастера, посвященного в тайну. По причине внушительных размеров колосса — тринадцать локтей в высоту[28] и шестьдесят тонн веса — размещение выбранного карьера имело существенное значение. Доставка гигантской статуи к Нилу потребует около трех часов — при условии, что будет выбрана эффективная технология! Потом груз возьмет на свой борт грузовой корабль и повезет его к храму бога Тота, куда затем его снова потянут на веревках. Долгий и трудный путь будущей статуи Икер изучал снова и снова, чтобы избежать малейшего препятствия. Выбор другого карьера, гораздо более близкого к столице, значительно облегчил бы работу, но Джехути сам указал подходящий материал и не соглашался принять другой.

— Это будет самый грандиозный праздник, который когда-либо имел место на земле моей провинции, — говорил Джехути. — Вино и пиво потекут рекой, народ будет ликовать! И через тысячу лет люди будут вспоминать этого колосса. Мои скульпторы создадут настоящее чудо, в котором мощь соединится с тонкостью работы. Когда Сесострис его увидит, он будет потрясен.

— Я не хотел бы выглядеть брюзгой, — вмешался Икер, — но не решены все транспортные задачи.

— На сколько человек ты рассчитываешь?

— Понадобится более четырехсот. Расставить их так, чтобы они образовали слаженно действующую команду, — настоящая головоломка.

— Достаточно и меньше половины, — отрезал Джехути. — У каждого из отобранных счастливчиков силы хватит на тысячу!

— Ваши солдаты не облегчают мне задачу. Ни один офицер не уступает мне командование.

— Выбирай не только военных! Кроме того, тебе понадобятся и самые крепкие молодые юноши. И не забудь жрецов.

— Жрецы, но...

— Перевозка этого колосса — не просто транспортировка обычного груза, Икер! Во время всего движения жрецы должны будут читать заклинания, обеспечивающие покровительство богов. Тебе нужно заставить всех жить и действовать согласно, тогда ты станешь уважаемым человеком, Икер. У тебя в голове должна звучать только одна мысль: неудача исключена.

Икер возблагодарил богов за то, что получил в свое время подготовку бегуна на выживание, потому что беспрестанно целыми днями бегал туда и сюда, чтобы отобрать сто семьдесят два человека[29] среди бесчисленных добровольцев. Если расчеты юного писца окажутся верными, то это — идеальное число, чтобы размеренно тащить колосса на веревках.

Когда гигантская скульптура была готова, Икер собрал всю команду и разделил ее на четыре ряда. Один из внешних рядов включал в себя молодых людей с западных земель провинции, а другой — с восточной. Внутренние ряды состояли из солдат и жрецов.

Колосс был установлен на волокушу и крепко привязан веревками, которые с энтузиазмом собирались тянуть четыре ряда добровольцев. Икер вместе с техниками проверил, все ли в порядке, и не без щемящего чувства беспокойства дал, наконец, сигнал к движению.

На нарочно покрытую грязью дорогу специальные люди вылили воду.

— Тяните! — скомандовал Икер.

Волокуша медленно сдвинулась с места. Хорошо увлажненный скользкий настил облегчал усилия людей, гордых тем, что исполняют такой подвиг. «Запад радуется, — пели юноши с запада, — наши сердца счастливы, что видят памятник своему господину».

Был принят хороший ритм — не слишком быстрый, не слишком медленный. Солдаты пальмовыми ветвями обмахивали тянущих груз, чтобы освежить их.

Путь статуи Икер осмотрел сто раз, настил был выровнен идеально.

Взгляд Икера двигался от каждого места привязки веревок к каждому члену кортежа, потом возвращался к идеально закрепленному колоссу.

Внезапно писец почувствовал себя нехорошо.

Ему показалось, что прекрасная гармония вот-вот разрушится, и он не мог понять, почему, тревожных признаков видно не было. Но инстинкт его не обманывал.

Икер, обеспокоенный, стал бегать в разных направлениях, пытаясь обнаружить источник опасности, но осознал его только тогда, когда поднял голову.

Взгляд статуи изменился! Каменные глаза выражали крайнее недовольство!

— Быстро, — закричал Икер, — фимиам!

Вне всякого сомнения, статуя Ка требовала ритуала!

К счастью, один из жрецов, сопровождавших процессию, имел при себе курильницу.

Икер вскочил на колени колосса и поднял вверх руки в знак почитания. Жрец открыл курильницу, откуда стал подниматься ароматный дымок, смягчивший выражение рта, ушей и глаз статуи. Смола сосновых деревьев — аромат, «тот, что делает божественным», — окуривала камень статуи пока, лицом к дороге, юный писец читал слова молитвы, прося богов открыть им путь.

Окуривание статуи велось до самого Нила.

Путь был пройден благополучно, и в конце его радость участников и зрителей была неописуемой. Не было ни одного жителя провинции, который бы пожелал пропустить это событие. Джехути, как и обещал, устроил гигантский пир на свежем воздухе, венчавший успех транспорта.

Когда колосс был установлен перед фасадом храма, правитель провинции поздравил выбившегося из сил Икера.

— Твоя миссия выполнена, Икер! Но не забудь, что каждый иероглиф, каждый знак и каждая статуя, какой бы ни была их величина, освещает лишь один аспект тайны мироздания. Сегодня мы воздаем почести царскому Ка. А ты отдохнешь позже, потому что сейчас должен составить отчет об этом событии.

43

Празднества начала паводка, соединенные с празднованием установления колосса, вылились для населения в две недели отдыха, в течение которых люди ели, пили, пели, танцевали и прославляли богов. Джехути, пользуясь небывалой популярностью, по нескольку часов в день проводил в своем вечном жилище, одна из стен которого, уже полностью возведенная, будет, по его мысли, посвящена исключительной сцене перенесения колосса. Икер наблюдал за точностью воспроизведения иероглифических текстов.

Юному писцу, вне всякого сомнения, было уготовано самое высокое предназначение, но уже сейчас он стал объектом злобной зависти. Опытные чиновники, которые занимали свои посты довольно давно, жаловались на благосклонность правителя провинции к этому одинокому мальчишке, который ни с кем не дружил и весь был поглощен усердной работой. И все же никто не осмеливался нападать на него — с одной стороны, из-за покровительства, которое оказывал ему Джехути, а с другой — из-за собранной Икером информации, которая касалась многих. Разве, подводя итоги сильным и слабым сторонам хозяйства в провинции, он не заметил недостатки в работе своих коллег? Одно его слово, и на их головы падет кара. Не лучше ли было бы улестить его, но вот как подступиться? Икер проходил из кабинета в комнату, из комнаты в кабинет и ни к кому не ходил в гости. А когда он гулял с ослом, то был так погружен в свои мысли, что к нему было не подступиться.

вернуться

28

Примерно 6,5 м.

вернуться

29

Расчеты по транспортировке колосса даны по текстам, описывающим события возведения гробницы Джехути-Хотепа в Эль-Беркехе.

47
{"b":"30835","o":1}