ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Из компетентных и таких, кого невозможно обнаружить, господин! Невозможно требовать неисполнимого, но это — прекрасное начало.

52

Икер присутствовал при снесении зернохранилища, выстроенного второпях из неподходящих материалов. Виновный в этом ущербном строительстве больше Икеру не угрожал, потому что его судили и приговорили к длительному сроку тюремного заключения. Строительство нового зернохранилища будет начато с завтрашнего дня по планам юного писца, которые были одобрены управителем.

В среде чиновников Кахуна репутация Икера мгновенно подскочила вверх. Вначале коллеги его презирали, а теперь он стал для них опасным конкурентом, способным стать кандидатом на занятие главного поста. Сумев так быстро распутать темное дело со строительством зернохранилища, он всем доказал, что обладает прекрасными техническими знаниями. Этот чужак, получивший образование в городе Тота, оказался достоин полученной там рекомендации. И все же этот слишком быстрый успех многих шокировал и рисковал нарушить сложившуюся иерархию.

Икер, равнодушный к заговорам и примирениям, ни с кем не сближался. Ему было достаточно дружбы Северного Ветра, и он не испытывал ни малейшей потребности поболтать со своими коллегами. Тем более что Херемсаф только что сообщил ему, что поручит ему новую, крайне деликатную, задачу: бороться с грызунами, быстро растущая численность которых причиняла огромный вред.

Юный писец решил применить главные действенные средства: окуривание дымом жилых домов, заделку нор, опытных котов-мышеловов, а также несколько домашних кобр, которые отличились в ловле мышей.

Икер занимался всей совокупностью строений и жилищ Кахуна — от самых богатых и больших особняков восточной части города до самых скромных жилищ на западной его части. В самых маленьких домах было по три комнаты, и в них было не больше шестидесяти метров, но жить в них было приятно.

Когда Икер заканчивал осмотр самого бедного квартала города, он заметил хорошенькую брюнетку, растиравшую между камнями зерно, подсыпая его из мешочка. Движения ее были размеренными, и дело спорилось.

— У тебя усталый вид, — сказала она ему. — Хочешь выпить немного свежего пива?

— Не хочу прерывать твою работу.

— Я уже закончила.

Грудь ее, округлой формы, была обнажена, на девушке была только короткая набедренная повязка. Грациозно встав, она отправилась в кухню и принесла оттуда полный стакан.

— Ты очень любезна.

— Меня зовут Бина, а тебя?

— Я — писец Икер.

Она посмотрела на него с восхищением.

— А я не умею ни писать, ни читать.

— Почему же ты не учишься?

— Чтобы жить, я должна работать. А, кроме того, меня и в школу не пустят, я нездешняя.

— Откуда ты родом?

— Из Азии. Моя мать умерла там, а отец работал в караване. В прошлом году он тоже умер, недалеко отсюда. Мне повезло, я нашла место кухарки. Поскольку я умею печь хлеб, варить пиво, а также делать пирожные, меня оставили. За это не так плохо платят, и ем я досыта.

Она была непосредственная, веселая и умела пользоваться своим очарованием.

— Ты, конечно, найдешь хорошего мужа и создашь свой очаг.

— О, я с недоверием отношусь к парням! Многих интересует только... Ну, ты меня понимаешь. Ты же, по крайней мере, выглядишь серьезным.

— Даже если ты останешься одинокой, нужно, чтобы ты умела читать и писать.

— Для девушки моего положения это невозможно.

— Это вовсе не так! Сама-то ты хочешь этого?

— Я бы не отказалась, это точно.

— Тогда я поговорю со своим начальником.

— Ты действительно очень мил... очень мил.

Бина расцеловала писца в обе щеки.

— Прости, — сказал ей Икер, — мой рабочий день еще далеко не закончен.

— Пока, — прошептала она с очаровательной улыбкой.

— Великолепная работа, — признал Херемсаф. — Жители Кахуна просто в восторге. Если говорить откровенно, я не думал, что ты добьешься таких быстрых результатов.

— Особенно поблагодарить нужно котов: это настоящие профессионалы!

— Ты скромничаешь! Без внимательного изучения места действия тебе бы ничего не удалось.

— Кстати, я сделал одно наблюдение, и мне хотелось бы, чтобы вы подтвердили его обоснованность. Верно, что в основе строительства Кахуна лежит восемь локтей — священное число Тота? Сам город подразделен на квадраты в десять локтей, и в его плане, как и в плане жилых домов, нет ничего случайного[33]. Его план действительно построен на правилах пропорции, основанных на принципе равнобедренного треугольника, в котором соотношение основания и высоты равно восьми, деленному на пять?

Херемсаф с интересом посмотрел на юношу.

— Это примерно так, ты прав. Кто навел тебя на мысль?

— Никто. Просто я попытался понять то, что видели мои глаза.

— Тогда ты в самом деле искатель духа. Время зернохранилищ для тебя кончилось, я поручаю тебе новую миссию: список старых хранилищ. Ты составишь список находящихся там предметов, а потом мы приступим к распределению тех, которые могут еще быть использованы, а затем хранилища будут приведены в порядок.

— Я должен буду работать один?

— Разве это не в твоих привычках?

— Я буду работать настолько быстро, насколько смогу, но эти строения большие.

— Мне нужен кто-нибудь, кто был бы так же аккуратен в работе, как ты, и кто умел бы использовать время, не тратя его понапрасну. Ничто не должно ускользнуть от твоего бдительного ока. Ты слышишь меня? Ничто!

— Я понял. Можно мне попросить у вас милости?

Взгляд Херемсафа стал подозрительным.

— Чем ты недоволен?

— Речь не обо мне и не о Северном Ветре. Я встретил молодую женщину и...

Херемсаф поднял руки к небу.

— Нет, только не это! Ты как раз поднимаешься вверх, ты познаешь разные стороны своей профессии, и ты уже хочешь жениться!

— Вовсе нет.

— Только не говори мне... что ты уже совершил... большую глупость?

— Я разговаривал с одной служанкой, которая бы хотела научиться читать и писать.

Херемсаф удивленно вскинул брови.

— И в чем же тут проблема? — с облегчением спросил он.

— Это иностранка, она, скорее, смущается, и ей нужна рекомендация.

— Как ее зовут?

— Бина.

Херемсаф взорвался.

— Ну нет, только не она! Берегись этой женщины, которую на самом деле никто не знает. Она похожа на темную воду, в которой таится тысяча опасностей. И главное — не подходи к ней!

— Она работает здесь, она...

— Управитель из гуманных соображений не выслал ее в ее родную Азию. Я приказываю тебе: больше к ней не подходи. Душа имеет ту же природу, что и птица, а тело похоже на рыбу[34], оно гниет с головы. А твоя голова больна, мой мальчик! Разве одной из поставленных тобой целей не является овладение искусством письма? Разве ты позабыл, что достойна уважения лишь литература, которая помогает познать Маат, справедливость мира и правильность бытия? Говорить то, что требует Маат, делать то, что требует Маат, означает исключить из своей жизни глупые страсти и безрассудные увлечения. Твои качества, твоя внутренняя жизнь, твоя профессия и твое поведение должны создавать в тебе гармонию. Если ты считаешь, что можешь быть хорошим писцом и неблагородным человеком, то ты выйдешь из царства Маат, потому что созвучие — это обязательная дорога к познанию. Только не путай познание с учением! Ты можешь учиться годы и так никогда и не познать. Поскольку познание бывает только сияюще светлым, и его истинное назначение — практика таинств! Но кто может решиться приняться за них, не будучи посвященным? А теперь оставь меня. Мне еще нужно прочесть с десяток отчетов.

Икер не понимал причины гнева Херемсафа. Что было угрожающего в этой симпатичной и простой девушке, которой хотелось лишь научиться грамоте? Отсутствие богатства и хорошей крепкой семьи, сиротство и пришлое происхождение были и так большими недостатками! Почему нужно еще больше усиливать их, отказывая ей в любой возможности хоть как-то улучшить свое положение?

вернуться

33

Действительно, в Кахуне все выстроено в соответствии с божественной пропорцией, или золотым числом.

вернуться

34

Душа, ba, изображается иероглифом в виде птицы, а тело, khet, — в виде рыбы.

57
{"b":"30835","o":1}