ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Палач
Однажды в Америке
Мертвый ноль
Подсказчик
Голос рода
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Поцелуй опасного мужчины
Знаки ночи
Меняю на нового… или Обмен по-русски
A
A

— Пусть войдет. А ты выйдешь через заднюю дверь.

Отсутствие знакомства между членами ячеек его сети было жизненно важным требованием.

Следовало выпить бокал сладкого сока карубы. Что ж, через несколько секунд он все узнает.

Капитан выглядел так, как и положено человеку его профессии: опытный моряк, которому трудно ходить по твердой земле и сложно говорить.

— Все.

— Что все, капитан?

— Ну... готово.

— Груз выгружен или опечатан таможней?

— Ну... и да... и нет.

Ливанец был готов задушить моряка.

— Что — да и что — нет? Что?

— Нет — таможня, его не видела. Да — груз выгружен и лежит в условленном месте.

Медес показал охраннику маленький кусочек кедровой коры с иероглифом в виде дерева. Слуга поклонился и ввел посетителя в гостиную, в которой было слишком много экзотической мебели. На низких столиках была развернута настоящая выставка пирожных и кувшинов с вином. Воздух был пропитан душным ароматом сладких духов.

Ливанец, с розовыми щечками и лоснящимися волосами, быстро шел ему навстречу.

— Дорогой друг, мой драгоценный друг! У меня сказочная новость!

Медес его остановил.

— Это наше последнее свидание. Если дело не сделано, мы больше не увидимся.

— Конечно, дело сделано!

— Наполовину или полностью?

— Полностью. Вы выполнили свою часть контракта, я — свою. Груз в безопасности.

— В каком месте?

— Не хотите ли угоститься этими шедеврами, которые приготовил мой повар? Осмелюсь предложить вам отведать вина, которое я имел честь для вас выбрать: это лучшие сорта, которые делают в Дельте.

— Я здесь, чтобы поговорить о делах.

— Вы ошибаетесь, уверяю вас.

— Не заставляйте меня терять время. Где груз?

Ливанец сел и налил себе бокал белого вина из Имау, букет которого просто ласкал.

— Мы оба давно уже не дети. Первый этап нашей совместной работы пройден, и я могу поздравить себя с тем, что мы оба — и вы, и я — играли в открытую. У вас есть список покупателей, у меня — местонахождение моего товара. Не лучше ли действовать по принципу «вы — мне, я — вам»?

— Твоя позиция не так сильна, как моя. Через короткое время я найду твой груз!

— Это так, кто же спорит. Однако без меня вы никогда не будете иметь той ниточки, которая тянется от Ливана к Мемфису. Поэтому, зачем нам противостояние? Не лучше ли продолжить так хорошо начатое сотрудничество? И, кроме того, я хочу вам сделать новое предложение. Ведь коммерсант — я, а не вы. Мне не известна ваша точная функция, но вы, без сомнения, принадлежите к верхушке администрации, потому что избавили меня от таможенного досмотра. Продавать этот лес богатым частным лицам, вести шаг за шагом переговоры, добиваясь лучшей цены... Это занятие вряд ли является вашим призванием. Да оно, к тому же, рискует вас скомпрометировать. А я имею к таким делам привычку. Таким образом, вы сможете продолжать оставаться в тени.

— Что ж, идея меня не отталкивает. Предполагаю, однако, что она не бесплатна.

Ливанец поднял глаза к небу.

— Увы! Ничто в этом мире не делается даром.

— Ты требуешь нового распределения доходов, так?

— Я его прошу.

— Какое же?

— Пополам. Мне — заботы, вам — спокойствие.

— Ты забываешь мои хлопоты по начальству!

— Ни на секунду! Без вас я — ничто!

Медес подумал.

— Две трети — мне, одна — тебе.

— Не забывайте о моих расходах. Вы не представляете себе того количества посредников, которые мне нужны! Скажу откровенно, моя чистая прибыль вовсе не блестяща. Но мне очень приятно иметь дело с вами, и я уверен, что мы на этом не остановимся.

— Другие проекты?

— Они не являются невозможными.

Из своих источников Медес знал, что корабельные команды ливанца зарекомендовали себя прекрасно. Значит, ему выпала удача работать с профессионалом высокого уровня, а за такую удачу нужно платить.

— Решено: пополам.

— Вас не постигнет разочарование. Немного вина?

— Скрепим наше соглашение.

Медес, который разбирался в винах, должен был признать, что его хозяин не хвастался.

— Вы по-прежнему желаете сохранять анонимность? — вкрадчиво спросил ливанец.

— Это предпочтительно как для тебя, так и для меня. Сколько времени тебе нужно, чтобы продать товар?

— Как только вы передадите мне список покупателей, мои продавцы выедут на место.

— У тебя есть чем записать?

Ливанец оценил: Медес не оставлял после себя никаких документов, написанных собственноручно. Под диктовку торговец записал имена и адреса пятнадцати знатных жителей Мемфиса.

— Примерно через месяц, — сказал ливанец, — мы сможем обдумать новые поставки.

— Увидимся через пять недель, на полнолуние. Я принесу тебе новый список.

Ливанец блаженно растянулся на мягких подушках. Только что он заключил одну из своих самых выгодных сделок, и это было только начало! Жизнь по-египетски начинала ему нравиться.

— Не слишком расслабляйся, — посоветовал ему строгий голос.

Ливанец подпрыгнул.

— Вы?! Но... Как вы вошли?

— Ты считаешь, что простая дверь меня остановит? — спросил Провозвестник, улыбнувшись такой улыбкой, от которой можно было не только вздрогнуть. — Ты добился результатов, на которые мы надеялись?

— И даже выше всяких надежд, хозяин, намного выше!

— Без хвастовства, мой друг.

— Человека, который только что от меня вышел, зовут Медес. Фараон Сесострис поручил ему составлять тексты официальных указов. Стало быть, это один из самых влиятельных людей при дворе, и я держу его в руках! Его положение, каким бы видным оно ни было, его не устраивает. Кроме того, он хочет стать богаче. И он — мой партнер по торговле кедром и сосной.

— Великолепная работа, — признал Провозвестник.

— Медесу не известно, что я установил, кто он, — продолжал ливанец. — Со своей стороны, он, разумеется, собрал подробные сведения обо мне и сделал совершенно естественный вывод о том, что моя торговая сеть не имеет себе равных. Он дал мне также свой первый список клиентов, которых я взялся обеспечить товаром.

— Кстати, ты наверняка не позабыл увеличить свою долю?

— Разве это не в порядке вещей, хозяин?

— Я не стану тебя бранить за это. Но твой вклад в наше дело также вырастет.

— Даже не сомневайтесь!

— Ты должен завоевать доверие этого Медеса, — сказал Провозвестник. — Чтобы преуспеть в этом, надо оказать ему побольше услуг и способствовать успеху его начинаний.

— Положитесь на меня, я знаю свое ремесло. Медес разбогатеет, и быстро.

— А как инцидент в Кахуне?

— Болтун больше не проговорится.

— Его допрашивала стража?

— Нет, хозяин. Но плотник Рубанок начал плести лишнее соседям и посетителям. Наш агент счел, что его болтовня становится опасной, и принял меры безопасности.

— Великолепно, друг мой. Продолжай расставлять свои сети и не ослабляй усилия.

— Будьте уверены в этом, хозяин!

— И береги фигуру. Будешь слишком много есть — потеряешь остроту разума, а слишком много пить — осторожность.

60

— Опись закончена, — объявил Икер.

— За одну неделю? Но ведь ты работал день и ночь! — удивился Херемсаф.

Просматривая папирусный свиток, исписанный быстрым, но вполне разборчивым почерком, Херемсаф вскоре понял, что работа была выполнена исключительно качественно.

— Длинноволосый жалуется, что заболел из-за перенапряжения, работая в сверхурочные часы, — заметил Херемсаф.

— Мне жаль его. Поэтому я посоветовал ему сторожить комнату, пока я сам проверю последние детали. Разве управитель не спешил?

— Конечно, конечно, но ни он, ни я не ставили перед тобой такого короткого срока!

— Я так понял, что...

— Что ж, мои поздравления, мой мальчик. Ты оказал большую услугу муниципальной службе. Теперь мы можем подумать о новой задаче. Чего бы ты хотел?

Херемсаф заранее знал ответ: «Архивы».

Но Икер очень спокойно сделал вид, что раздумывает.

68
{"b":"30835","o":1}