ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь смерть встречали лицом к лицу. Здесь, как утверждалось в старинном тексте, выгравированном на царских пирамидах Древнего Египта, заставляли умирать саму смерть. Золотой Круг Абидоса поддерживал сверхъестественное общение Обеих Земель, на которых жил народ Познания[39].

— Если угаснет акация, — напомнил Сесострис, — таинства отправляться не будут. Соки, циркулирующие в великом теле Египта, иссякнут, брак между небом и землей будет расторгнут. Поэтому мы незамедлительно должны найти причину порчи, которой, возможно, является правитель провинции Хнум-Хотеп.

— Вы в этом еще сомневаетесь, Великий Царь? — спросил генерал Несмонту. — Невиновность других установлена, остается только он!

— Я хочу от него самого услышать о причинах, по которым он совершил это немыслимое злодеяние. Нужно дать сражение и взять его живым. И в такое трагическое и исполненное опасностей время единство нашей стране необходимо как нельзя более. Разделение нас сильно ослабило, и в этом одна из причин, которые позволили некой злой силе атаковать дерево Осириса — того, чье космическое тело состоит в совокупности объединенных небесных и земных провинций.

— Мощные заклинания, произнесенные в Абидосе, еще получают благотворный ответ божеств, — подтвердил Безволосый, — и братство постоянных жрецов выполняет свои функции с неукоснительной строгостью.

— А если один из этих жрецов является их сторонником? — предположил Сенанкх.

— Эту гипотезу исключать нельзя, — грустно сказал Безволосый, — но ни один признак это не подтверждает.

— Простите мне этот вопрос, Великий Царь, — сказал серьезно Сехотеп, — но я обязан его задать: если во время сражения с Хнум-Хотепом вы погибнете, то кто будет вашим наследником?

— Царица будет регентшей, и те из нас, кто уцелеет в борьбе, назначат нового монарха. Главное — найти средство исцелить акацию. До нынешнего времени поиски золота оказались неудачными. Мы должны будем искать активнее.

— Исследовать пустыню, дойти до карьеров и принести оттуда спасительный металл займет много времени, — сказал генерал Сепи. — Я не говорю уже об опасностях путешествия.

— Каждому из нас предстоит выполнить нечеловеческую задачу, — ответил Сесострис. — Каков бы ни был риск, какими бы ни были трудности, поклянемся не отказаться.

Каждый принес клятву.

— Для нашей ученицы настал час сделать еще один шаг по пути таинств, — сказала царица. — Конечно, она еще не готова войти в последнюю дверь, и было бы опасно и бесполезно торопить ее подготовку. И, тем не менее, она должна попытаться пройти еще один этап на пути к Золотому Кругу.

Юная жрица склонилась перед фараоном.

— Следуй за мной.

В середине ночи они вошли в храм, освещенный факелами. В центре — реликварий в форме четырех львов, сидящих спина к спине. На небольшом полом внутри постаменте — джед[40], вершина которого была прикрыта тканью.

— Вот почитаемый столп, появившийся у самых истоков жизни, — сказал монарх. — В него вошел Осирис, победитель небытия. Он — Слово и Дух — был убит и расчленен. Но, передав посвящение нескольким существам, он позволил им собрать рассеянные части реальности и воссоздать космическое тело, из которого каждое утро возрождается Египет. Нет более важной науки, чем эта, и ты должна постичь все ее грани. Будешь ли ты способна увидеть то, что скрыто?

Жрица созерцала реликварий, пытаясь постичь, что именно она должна сделать. В какой-то момент она подумала о том, что можно бы просто открыть вершину джеда, но ее душа воспротивилась бессмысленному действию.

Значит, нужно было обратиться ко львам, к этим четырем стражникам с горящими глазами.

По очереди она подошла к каждому хищнику, открыв свое сознание навстречу тайне. Они раздвинули перед ней границы пространства и времени и дали ей возможность путешествовать в огромной стране, в которой было множество храмов, холмов, покрытых золотыми хлебами полей, каналов и волшебных в своей красоте садов. Потом появились две дороги — водная и земная. В их конце — огненный круг, в центре которого возвышался запечатанный печатью сосуд.

Пейзажи стали бледнеть, и юная жрица снова различила реликварий.

— Ты видела тайну, — сказал царь. — Желаешь ли идти по этому пути?

— Желаю этого, Великий Царь.

— Если боги позволят тебе когда-нибудь дойти до запечатанного сосуда и увидеть его содержимое, ты познаешь неземную радость. Но до того тебя поджидают опасные испытания. Они потребуют от тебя большего и будут более жестокими, чем те, которые ожидали посвященных, прошедших по этому пути до тебя. Это потому, что никогда раньше мы не знали такой опасности. Еще есть время, и ты можешь отказаться. Хорошенько осознай свое решение. Несмотря на твою юность, действуй зрело и не переоценивай свои силы. Водный путь убивает живое, земной путь его поглощает, огненный круг сжигает — он непроницаем. Если выберешь себе этот путь, то останешься одна в самые тяжелые его моменты, снедаемая тоской и сомнением.

— Разве человеческое счастье не эфемерно, Великий Царь? Вы говорили о неземной радости. Именно к ней я и стремлюсь. Если я окажусь недостойной ее, то я буду одна виновата в этом.

— Вот оружие, с помощью которого тебе удастся отвести от себя нападки дурной судьбы.

Сесострис вручил юной жрице маленький жезл из слоновой кости.

— Его зовут хека — волшебство, рожденное светом. В нем вписано Слово, которое рождает энергию. Он один — сверкающее слово, которое ты должна употреблять очень обдуманно. Этот жезл принадлежал фараону из первой династии, Скорпиону. Он погребен здесь, поскольку связал свою судьбу с Осирисом. С тех пор, как Египет стал возлюбленной богами землей, Золотой Круг Абидоса доказал, что смерть не является необратимой. Но сегодня акация погибает и дверь в потусторонний мир закрывается. Если нам не удастся удержать ее открытой, сама жизнь покинет нас.

Прижав жезл к груди, жрица поняла, что она не отступит. Удивительно, но мысль увела ее к юному писцу, который все чаще являлся ей ночью. В такой торжественный момент! Она упрекнула себя за слабость. А, может быть, это знак, который показывает ей, до какой степени ее путь будет опасен?

Какое значение имеют ее несовершенства и ее внутренние враги, лучше узнать их и беспощадно с ними бороться. И тем не менее то, что она чувствовала по отношению к Икеру, похоже, не ослабляло ее и не отводило от цели. Но разве мудрецы не учили людей, что страсти человеческие оканчиваются в заблуждениях и отчаянии, очень далеко от небесной радости?

Слишком сильные чувства потрясали жрицу, чтобы она была сейчас способна к ясности духа. Сжимая свой жезл, как путеводный факел, она последовала за фараоном к выходу из храма.

— Я исполню ритуал зари, — сказал он, — и посвящу Маат — Маат. Пусть справедливость ведет тебя.

У дверей храма Осириса девушка наблюдала за новым рождением солнца. И еще раз фараон победил тьму.

Если акация угаснет, дневная звезда станет просто иссушающим диском, который сожжет весь мир...

Но сейчас юная жрица была безмерно благодарна этой ночи, когда ее жизнь обрела новое измерение. Всходило солнце, лучи зари освещали ей душу, и вместе с зарей рождалась надежда...

Скоро они с Безволосым принесут воду и молоко к стволу Древа Жизни, и тогда священная земля Абидоса омоется светом.

вернуться

39

Этим замечательным выражением я обязан одной из моих читательниц, г-же Ингрид А. Огромная ей за это благодарность.

вернуться

40

Колонна (столб) джед — это доисторический фетиш, значение которого не вполне ясно. Возможно, он является стилизованной копией Древа Жизни, лишенного листьев, или, может быть, столбом с насечками. Вернее всего точка зрения, что джед был первоначально столбом для постепенного привязывания к нему злаковых колосьев. Столб играл роль в сельских религиозных обрядах плодородия; он был знаком власти, в котором должна была сохраняться сила зерна. Постепенно, с началом Нового царства, бывший фетиш стал символом Озириса. Установка столба джеда символизирует также победу Озириса над его противником Сетом, который «положил джед на бок». — Примеч. ред.

72
{"b":"30835","o":1}