ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С того момента, как Осирис создал Египет, образованный из Дельты и долины Нила, фараон царствовал над Обеими Землями Верхнего и Нижнего Египта, прочно связав их вместе. В качестве «Пчелиного» он правил Севером; в качестве «Папирусного» он правил Югом. Пчела производила мед, растительное золото, необходимое для здоровья. Папирус служил сотням нужд, из него делали и ладьи, и обувь, ему выпала высочайшая роль стать носителем иероглифов — «Божественного слова». Таким образом, в лице фараона, которому покровительствовал Хор, хозяин неба и сын Осириса, соединялись все созидательные силы. Именно ему предстояло собирать воедино разрозненные части страны.

Шесть противников было у Сесостриса — шесть правителей провинций, которые полагали себя самостоятельными и презрительно относились к владыке, сидящему в Мемфисе. К счастью, они и не помышляли объединяться в своем противостоянии, поскольку каждый из них слишком дорожил собственной независимостью. В сложившейся ситуации Египет становился все беднее и беднее. Конечно, сохранение равновесия удерживало Египет от серьезных конфликтов, но постепенно приводило царство в упадок.

Странный факт; пять из шести знатных египтян, настроенных враждебно по отношению к фараону, стояли во главе провинций, расположенных рядом с Абидосом. Уж не был ли тот, кто сумел воспользоваться разрушительной способностью Сета, чтобы нанести вред акации Осириса, одним из них? Если это предположение подтвердится, то Сесострис поведет беспощадную борьбу: и за то, чтобы снова зазеленела священная акация, и за спасение Египта.

Для начала, пожалуй, необходимо собрать максимум сведений об этих шестерых правителях, чтобы установить, кто из них виновен. Затем следует эффективно нанести удар, чтобы не оставить врагу возможности подняться. Однако кому поручить столь деликатную миссию? Мемфисский двор полон льстецов, интриганов, честолюбцев, подлецов и лжецов. Только Собек-Защитник предан делу душой и телом и не помышляет о собственных доходах.

Стало быть, Сесострис будет вынужден использовать те немногие средства, которыми он располагает, и в особенности полагаться на свою интуицию. Что касается поиска того золота, которое способно исцелить акацию, то он будет еще более трудным. Согласно легенде, священное золото Пунта обладает исключительными свойствами, но никто из людей больше не знает местонахождения божественной земли. И рождается ли там еще этот драгоценный металл? Остались шахты на востоке, но они находятся под недружественным контролем, а те, что имеются в Нубии, вне досягаемости.

И в этом задача кажется невыполнимой. Сесострис не обладал средствами для ведения такого предприятия.

Решение напрашивалось само собой: ему следовало самому создать такие средства.

Главная цель: дать новую энергию Древу Жизни.

Итак, фараон начал чертить планы храма и вечного жилища, которые предполагалось возвести в Абидосе.

В полях шла напряженная работа. Весенний урожай был обильным, и ничего нельзя было потерять.

Через день пути от Медамуда Икер представился начальнику большой области и предложил ему свои услуги как ученик писца.

— Ты как раз вовремя, мой мальчик. У меня накопилось большое количество мешков, которые нужно сосчитать и записать. А потом ты составишь мне перечень.

На выполнение задания отвели неделю и обещали достойную плату: пищу, циновку, дорожную флягу и пару сандалий.

Работая, Икер страшно злился на управляющего Медамуда: этот разбойник уничтожил завещание старого писца, чтобы украсть дом, который предназначался его ученику! Он нарушил последнюю волю покойного, украв каламы и состряпав подложный текст, который пестрел проклятиями в адрес Икера.

Надо же быть таким подлым! Икеру открывался жестокий, беспощадный мир, в котором ложь и подлость одерживали победу. Но огромная радость тут же скрашивала разочарования: его учитель знал, что он не сбежал, он сохранил веру в него. И, тем не менее, какое странное письмо! О каком Поиске, о какой судьбе говорил писец? Неожиданно этот старый писец показался Икеру таким же таинственным, как тот гигантский змей с острова Ка.

Как было бы здорово подать жалобу на управляющего Медамуда, чтобы суд вынес справедливое решение. Но кто поверит мальчишке? В отсутствие завещания юноша не имел никакого права на жилище своего учителя. В Медамуде у него найдутся лишь обвинители, которые упрекнут его в том, что он ушел из деревни, не сказав ни слова. Закончив свою работу, Икер собрался в дорогу.

— Ты вроде толковый паренек. Не хочешь получить постоянную работу?

— Не сейчас.

— Ты молод, но не забудь, что где-нибудь нужно и обосноваться. Вот тебе: с этим ты сможешь прожить несколько дней.

Хлеб, сушеное мясо, чеснок и фиги — начальник оказался щедрым человеком.

— Куда ты думаешь идти?

— В направлении Высокого холма.

— Хочу тебя предупредить: правитель этой области имеет не очень-то приятный характер.

Невысокие стены разделяли земельные участки и удерживали воду так долго, как это было нужно. Продуманно и искусно была выполнена система каналов для орошения полей. Над процветанием работали постоянно, и для лени не оставалось и дня.

Входя на территорию провинции богини-змеи Уаджет, «Зеленеющей», Икер сделал для себя удивительное открытие: в названии Джу-ка, «Высокий холм», имелось то же слово Ка, что и в названии «остров Ка» — земли змея, который навсегда остался в памяти. Случайно ли это, или это знак той самой судьбы, на которую намекал старый писец?

Ка, «высокий, возвышенный»... К какой таинственной цели должен подняться Икер? И что в действительности представляло собой Ка, эта таинственная энергия, которая в иероглифическом виде писалась в виде существа с двумя высоко поднятыми руками?

Путаясь в мыслях, Икер и не заметил, как наткнулся на человека, вооруженного палкой.

— Стой, мальчишка! Смотреть надо, куда идешь!

— Простите меня... А ведь вы — тот самый стражник, который меня допрашивал в селении возле Коптоса!

— Вот именно. И я давно пытаюсь тебя разыскать.

— И чего же вы от меня хотите?

— Твои показания неполны, мне нужны уточнения.

— Я вам сказал все. Если кого и следует арестовать, так это управляющего Медамуда.

— И по какой причине?

— Он вор. Он уничтожил завещание в мою пользу.

— И ты можешь это доказать?

— К несчастью, нет.

— Тогда лучше вернемся к твоим показаниям и к тем двум сундукам с драгоценным товаром. Ты, разумеется, проверил их содержимое. Уточни-ка его.

— Я думаю, ароматические вещества.

— Ну, парень, этого мне маловато. Тебе известно об этом больше.

— Уверяю вас, нет.

— Если ты не поумнеешь, то у тебя будут серьезные неприятности.

«Стражник» сильным ударом палки сбил Икера с ног. Юноша упал лицом вниз и был прижат к земле.

— А теперь правду!

— Я вам ее сказал!

— Название корабля, который тебя спас?

— Не знаю.

Десяток ударов палки по плечам заставили Икера кричать от боли.

— Название корабля и имя капитана?

— Не знаю!

— Ты и впрямь неразумен, малец. Я хочу получить информацию, и я ее получу. А если не скажешь — убью.

— Клянусь, что я ничего не знаю!

Обрушились новые побои, но ответ был все тот же. По всей вероятности, этот парень действительно говорил правду, и у него нельзя ничего больше узнать.

Затылок, спина, ноги — все было в крови. После новой серии ударов Икер потерял сознание.

Он почти не дышал.

Нападавший оттащил тело в заросли папируса, на берег канала.

Икер умирал, душа его готова была отлететь.

Но поскольку умирал он от ран, а не был убит наповал, то в убийстве обвинять вроде и некого. Перед лицом возможных судей — как в этом мире, так и в том — это было предпочтительней.

11

Вначале боль была невыносимой. Затем она утихла, и появилось ощущение свежести, которого Икер никогда не испытывал раньше. Неожиданно его спина перестала болеть, и он открыл глаза, чтобы узнать, в какой мир отправил его нападавший.

8
{"b":"30835","o":1}