ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И в самом деле, напиток вернул Икера к жизни. Постепенно дрожь улеглась.

– Ты храбр, Царский Сын, но ты имеешь дело с опасным противником, который хуже самого опасного дикого зверя. И, мне кажется, что для этой миссии ты не годишься. Все, кто хотел проникнуть в стан мятежников и остаться среди них добровольным разведчиком, погибли страшной смертью. Тебя чуть не постигла та же участь. Мой совет тебе: возвращайся в Мемфис.

– Но я не раздобыл никаких сведений!

– Ты выжил, это уже само по себе неплохо.

– Мне кажется, генерал, что я смог бы извлечь пользу из сложившейся ситуации.

Несмонту удивился.

– Это каким же образом, интересно знать?

– Я – мятежник, вы меня арестовали, допросили и приговорили. Сообщите об этом везде, пусть не останется сомнений в том, что я страдаю за свободу Ханаана. Неужели мои «соратники» не смогут меня освободить из заключения накануне моей казни?

– Ну, ты требуешь от меня слишком многого! Моя тюрьма вполне надежна, нельзя ронять ее репутацию! Но существует гораздо более простое решение – клетка!

– А что это такое?

– Тебя приговорят к каторге, вышлют за пределы Сихема и отправят туда, где ты будешь искупать свою вину. Но перед тем как туда отправить, тебя поместят в клетку, которую будут возить по городу, показывая населению, чтобы каждый знал, что ждет того, кто наносит вред египетским властям. Во время какого-нибудь неожиданного инцидента охрана оставит тебя без наблюдения. И если мятежники пожелают тебя освободить, это будет для них идеальной ситуацией.

– Великолепно, генерал.

– Послушай, мой мальчик, я мог бы быть твоим дедом. Пусть ты и Царский Сын, я не стану рассыпаться в любезностях и лести. Мне кажется, что этот план обречен на неудачу. Это первое. Второе: если он и сработает, ты окажешься в самом центре жуткого пекла! Разве тебе не достаточно того, что ты уже пережил? Брось, возвращайся в Египет.

– Это невозможно, генерал.

– Почему же, Икер?

– Потому что я должен искупить свои прошлые ошибки, выполнить поручение Великого Царя и спасти Древо Жизни. Сейчас наша единственная стратегия – это попытаться выявить Провозвестника.

– За это поплатились жизнью мои лучшие лазутчики!

– Значит, стоит сменить тактику. Именно поэтому я и здесь. Начало у меня было сложное, это верно, но разве я мог действовать как-то иначе? Если отвлечься от пережитых неприятностей и взглянуть со стороны, то результат не так уж и плох. Разве вы, следя за мной и обеспечивая мою безопасность, не накрыли одну из групп мятежников в Сихеме? Идея с клеткой кажется мне блестящей. Каждому будет известно, что я – мученик за свободу Ханаана, и меня освободят.

– Но доведут ли тебя до Провозвестника?

– Всему свое время, генерал! Давайте начнем новый этап!

– Это полное безумие, Икер.

– Отец доверил мне миссию. И я ее выполню.

Серьезность тона, которым были произнесены последние слова, поразила старого генерала.

– Я не должен тебе этого говорить, мой мальчик, но на твоем месте я поступил бы так же.

– Не нашел ли кто-нибудь того меча, которым пытал меня ханаанин?

– Можно было бы сказать, что это оружие духа-хранителя. Солдат, который попытался взять его голой рукой, едва уберегся от ожога!

– А вы? Вы ведь им действуете совершенно спокойно, и он вам вреда не причиняет?

– Действительно так.

– Разве это не привилегия членов Золотого Круга Абидоса?

– Откуда в твоей голове такие нелепые мысли, Икер? Просто мои солдаты боятся колдовства, а я – нет. Значит, ты интересуешься Абидосом…

– Ведь это духовный центр Египта!

– Говорят, что так.

– Мне бы так хотелось повидать его!

– Но ты выбрал не то направление.

– Кто знает! Сегодня мой путь лежит через Ханаан.

Несмонту отдал Икеру меч.

– А тебе он не жжет руку?

– Нет, он мне скорее придает энергию.

– К несчастью, я не могу его отдать тебе насовсем. На допросе, а потом в клетке пленник остается без одежды, и его скорее могут убить или ранить. Твое решение не изменилось?

– Моя решимость даже усилилась.

– Если вернешься живым, я верну тебе этот меч.

– Когда я выведаю местонахождение Провозвестника, как мне сообщить вам?

– Любыми возможными средствами, ни одно из которых, увы, не безопасно. Если предположить, что тебя допустят в ханаанскую общину, тебе, разумеется, придется с ней кочевать. Ведь они кочевники, мой мальчик. На каждой стоянке оставляй зашифрованное письмо. Прочесть его смогу только я. Я передам его Собеку-Защитнику, а он – Великому Царю. Пиши, на чем сможешь: на стволе дерева, на камне, на обрывке ткани… И надейся, что тебя не выследят. Постарайся подкупить какого-нибудь кочевника и пообещай ему хорошее вознаграждение. Возможно, он вернется в Сихем, чтобы сообщить мне. Если случайно ты ошибешься и попадешь в руки верного последователя Провозвестника, ты пропал…

Икер почувствовал, как тают его силы.

– Короче говоря, нет ничего определенного.

– Ничего, мой мальчик.

– Значит… Значит, мне придется выполнить задание и одновременно провалить, найти Провозвестника и не иметь возможности сообщить вам!

– Именно так. Ты все еще не изменил решения попытаться выполнить то, что невыполнимо?

– Все еще нет.

– Мы с тобой пообедаем здесь. Я попрошу принести еду под предлогом того, что допрос еще не завершен. Потом я отправлю тебя не в тюрьму, а прямиком в клетку. С этого момента вернуться назад будет уже невозможно!

– Генерал, вы доверяете Собеку-Защитнику?

Несмонту возмутился.

– Как самому себе! Почему ты спрашиваешь?

– Он меня не выносит и…

– Не хочу ничего больше и слышать! Собек – цельная натура, он отдаст жизнь за фараона, не раздумывая! Если он не доверяет тебе, это вполне нормально. Придет время, и своими действиями ты убедишь его в обратном и завоюешь его уважение. Что же до той информации, которую мы – ты и я – передадим ему, то она будет известна только фараону. Собек терпеть не может дворцовых прихлебателей, и у него для этого есть все основания.

За едой – вкуснейшим говяжьим боком и великолепным красным вином – Икер еще раз осознал, как безумен его план. Непредвиденных и труднопрогнозируемых случаев было так много, что у него действительно не было шансов на удачу.

8

Клетка, в которую бросили Икера, стояла на повозке, запряженной двумя волами. Повозка медленно поползла по улочкам Сихема. Стараясь держаться прямо, Икер цеплялся за прутья клетки и смотрел на прохожих. Ханаанеи мрачно поглядывали на грустную процессию.

Тело юноши покрывали искусно нарисованные синяки, что должно было доказать, как жестко его допрашивали. Но раз никаких арестов по сомнительным кварталам египетская стража не делала, значит, этот несчастный не проговорился.

Солдаты, участвовавшие в процессии, не спешили. Нужно было, чтобы каждый житель города и окрестностей осознал, какая судьба ожидает мятежников.

– Этому парню еще повезло, он не изведал худшего, – шепнул соседу старик. – Теперь они отправят его на каторгу, а там он долго не протянет.

Тяжелое молчание сопровождало повозку. Кому-то, может быть, и хотелось бы напасть на конвой и освободить пленника, но и в случае удачи репрессий было бы не миновать.

Икер надеялся увидеть хоть какой-нибудь обещающий знак, просто жест или даже взгляд.

Ничего.

Зрители оставались с виду безучастными и подавленными.

В конце пути, на окраине города, приговоренному полагалось немного воды и сухая лепешка.

Потом солдаты вывели повозку за границу Сихема и взяли направление на север.

Двое приверженцев Провозвестника разделились во мнении относительно того, как преследовать конвой.

– Приказ есть приказ, – повторял нервный ханаанин. – Мы должны убить этого шпиона.

– Зачем подвергаться такому риску? – возражал другой, волосы которого были необычного для этих краев светлого цвета. – Египтяне и сами его уморят!

11
{"b":"30836","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Правила нормального питания
[Не]правда о нашем теле. Заблуждения, в которые мы верим
Хрупкие жизни. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху
Девушка с синей луны
Тварь размером с колесо обозрения
Галерея аферистов. История искусства и тех, кто его продает
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Бастард императора
Блистательный Двор