ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но, чтобы атаковать Сихем, возможно, потребуется создать большой союз племен, – настаивал Икер.

– Об этом мы еще поговорим. Сначала мы отпразднуем нашу победу!

Все воины отряда были преданы своему вождю душой и телом. Они собрались в его шатре. Вождя умастили душистым маслом, и он уселся на мягких подушках. Вокруг стояли слуги с опахалами. Целая процессия ханаанейских рабов вносила и уносила блюда с едой. Финиковая водка лилась рекой.

Четыре пышнотелые наложницы увлекли своими ласками объевшегося и пьяного Аму на ложе.

Икер и представить не мог, что Провозвестник был именно таким.

12

Исида следовала за фараоном. На ней было белое одеяние, перехваченное на талии красным поясом. Волосы ее были распущены. Они вошли в часовню Храма Миллионов Лет Сесостриса.

Потолок был расписан как звездное небо. Часовню освещал только один светильник.

– Пройти путем таинств означает распахнуть новую дверь, – торжественно произнес фараон. – Это опасный момент, потому что, чтобы встретиться со злодеем, использующим против Осириса силу Сета, ты должна научиться творить чудеса. И тогда скипетр, что я вручил тебе, станет сверкающим словом и действенным светом. Лучом, способным отвести любые удары судьбы. Согласна ли ты принять на себя такую ответственность?

– Согласна, Великий Царь.

– Перед тем как соединить тебя с силой Божественной Девятки, я должен попросить тебя прополоскать твой рот свежим раствором соды и обуть белые сандалии.

Ритуал был исполнен. Монарх поднес к губам Исиды статуэтку богини Маат.

– Внемли тайным заклинаниям Осириса. Он произнес их, когда царил в Египте. Он ими воспользовался, чтобы создать золотой век и передать жизнь поколениям египтян. А сейчас – пронзи тьму.

Монарх поднял над головой Исиды вазу. Из глубины вазы хлынула сияющая энергия, окутав тело юной жрицы.

В глубине залы на балдахине наоса возвышалась царская кобра. Ее стойка говорила о том, что, сделай Исида еще один шаг, и она бросится на девушку.

– Дотронься до портала и подчини себе кобру, – приказал Сесострис.

Страх не помешал юной жрице сделать шаг вперед.

Змея приподнялась и была готова к броску.

Исида больше не думала о себе. Ее мысль была посвящена борьбе за Древо Жизни. Почему же обязательно, чтобы страж подземного мира, опасная и чарующая рептилия, принадлежала лагерю разрушителей? Разве без нее земля, почва не осталась бы бесплодной?

Исида медленно протянула правую руку, и кобра успокоилась.

Когда Исида дотронулась до портала, луч света обвился вокруг ее головы, образовав белую корону.

– Созидательная сила Великой в магии течет в твоих жилах, – объявил царь. – Приведи ее в движение, используй систры!

Монарх протянул юной жрице два золотых предмета, один из которых был выполнен в форме наоса, по бокам которого находились два спиралевидных стебля, а второй состоял из покрытых отверстиями брусков, в которых помещались металлические стебли.

– Когда они зазвучат в твоих руках, ты услышишь голос Сета. Тот голос, который оживляет четыре стихии. Так ты развеешь инерцию. Благодаря вибрации просыпаются жизненные силы. Только посвященная может решиться на такое, эти инструменты опасны. Они хранят в себе вечную причастность к движению созидания и могут ослепить неумелую музыкантшу.

Исида взяла цилиндрические ручки инструментов.

Систры показались ей такими тяжелыми, что она чуть было, не выронила их. Она справилась с волнением, и ее руки стали воспроизводить привычные движения… И зазвучала странная мелодия. Систра-трещотка издавала резкие и пронизывающие звуки. Систра-наос, напротив, пела нежно, проникновенно. Исида нашла верный ритм, и звуки слились в гармоничное звучание.

Спустя несколько мгновений зрение ее затуманилось. Потом она услышала, как мелодия набрала силу, и в ответ завибрировали камни храма. Жрице было так сладко, что она хотела навечно слиться с этими звуками…

Мелодия замерла. Исида открыла глаза, отдала систры фараону. Тот положил их перед статуей коронованной кобры.

Они молча вышли из храма, и Сесострис повел Исиду к священному озеру.

– Успокаивая великую в магии, твой взгляд видит то, что не различит глаз непосвященного. Посмотри на середину озера.

На глазах изумленной Исиды гладь озера разрослась так, что вода слилась с небом. Исиде открылась богиня Нун – океан первозданной энергии, из которой все произошло. Воду освещал огонь, из него, как и в первый день творения, расцвел золотой лотос с лепестками из ляпис-лазури, из лотоса родился пылающий остров…

– Пусть он поднимается каждое утро в Долине Света, – прочел заклинание фараон. – Пусть возродится этот Великий живой бог, пришедший с Острова Огня, дитя золота, вышедшее из лотоса! Исида, вдохни! Вдохни, как вдыхают созидательные силы!

Над островом, где находился Абидос, разливался сладкий обволакивающий аромат…

Лотос увял, священное озеро вновь приняло свои обычные очертания… На поверхности воды появилось и задрожало чье-то лицо. Изображение быстро смыла волна, поднятая набежавшим ветерком.

И все же Исида успела его разглядеть – это было лицо Икера.

– Он жив, – прошептала она.

– Ложись! Все на землю! – скомандовал Аму.

Как и все воины-сирийцы, Икер растянулся на горячем золотом песке.

– Ты видишь, юноша? Вон там, впереди!

С вершины дюны Икер разглядел лагерь бедуинов, уверенных в собственной безопасности. Женщины варили еду, дети играли, мужчины спали, часовые стояли на постах.

– Мне ненавистно это племя! – сказал Аму. – Его вождь украл у меня шикарную бабенку, которая нарожала бы мне крепких ребятишек. К тому же у него лучшие колодцы в округе! Вода в них сладкая и свежая. Я хочу завладеть его землей и расширить свою территорию!

«Да, план, достойный Провозвестника!» – подумал Икер. Сомнения его все росли. Аму проводил все свое время в сражениях с красотками из своего гарема, пил и ел. Ни слова о завоевании Египта, низложении фараона! Он, обласканный женщинами и почитаемый воинами, вел спокойное существование грабителя-богача. Когда же, наконец, он решится действовать!

– Давайте сначала уберем часовых, – предложил Икер.

– Мысль, достойная египтянина! – иронично отозвался Аму. – Плевать я хотел на эти предосторожности! Перевалим через дюну и с воем бросимся вниз! Они и моргнуть не успеют, как мы их перебьем!

Сказано – сделано.

Полетели вперед ножи, и почти все бедуины были перебиты. Атака встретила вялое сопротивление со стороны уцелевших. Не пощадили даже мальчишек. Забавляясь, сирийцы выкалывали глаза полуживым бедуинам, их агония была нескончаемо долгой. Гарем Аму был полон, а потому не пощадили и женщин.

– И не жалею об этом, – сознался Аму Икеру, который ошалел от ужаса. – Действительно, слишком уродливы! Что, тебе нездоровится, мой мальчик?

Аму дружески хлопнул Икера по плечу.

– Нужно закаляться духом! Жизнь – это жестокая борьба. Бедуины? Да не жалей о них! Это ведь воры и убийцы! Если бы генерал Несмонту встретил их раньше меня, он приказал бы своим лучникам сделать то же самое. А так, видишь, я уже очистил для него эти места!

– Когда же, наконец, вы объедините племена, чтобы изгнать захватчиков?

– Слушай, эта мысль становится у тебя навязчивой!

– Разве это не единственное, ради чего стоит бороться?

– Единственное, единственное… Не будем преувеличивать! Главное в том, чтобы я мог безраздельно царствовать на своей территории. Чтобы эти скоты не посмели больше усомниться в моей власти. Вот ими и нужно заняться, мой мальчик.

Аму дал Икеру изогнутую метательную палку.

– Она воплощает дух умерших. Этот дух проходит сквозь озера и долины и гневом поражает врага, возвращаясь к тому, кто ее метнул. Заботься о ней и используй только для лучшей цели!

Царский Сын вспомнил рекомендацию Сесостриса: «Мы должны раздобыть оружие, исходящее от невидимых сил». Не это ли первое такое оружие, которое попало к нему в виде вражеского подарка?

18
{"b":"30836","o":1}