ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Давай поедим, – решил Аму. – А потом продолжим зачистку местности.

Сириец, упорный и жестокий, одну за другой прикончил группки ханаанеев и бедуинов, виновных лишь в том, что пили из его колодцев или украли одну из его коз. Икер, внешне свободный, но охраняемый и защищенный Кровавым, не стал проявлять никакой активности, которая могла бы вызвать подозрение его новых товарищей по оружию. День за днем он добивался поставленной задачи – заставить принять его и одновременно о нем позабыть…

Аму, верный своей единственной стратегии, набрасывался на свои жертвы словно смерч, сеял по всей округе ужас, от которого цепенели даже самые отчаянные воины.

Писец оставался озадаченным.

Сильный, жестокий, безжалостный, деспотичный… Это действительно свойственно Аму. Но почему он продолжает упорно скрывать свои истинные намерения? Он все еще относится к египтянину с недоверием? Или ждет от него первой ошибки, после которой должен будет его прирезать? Значит, Икер все-таки для чего-то нужен ему. Может быть, для того, чтобы передать Несмонту ложные сведения и тем ускорить поражение египетской армии? И потому Царский Сын не должен спешить с отправкой зашифрованных донесений. Вначале нужно было раздобыть более точные сведения.

Однажды, когда самые смелые бойцы племени, собравшись вокруг костра, с аппетитом поглощали жаренного на вертеле барана, Икер подошел к полупьяному вождю.

– Вы, конечно, пользуетесь магическим покровительством.

– Каким же, на твой взгляд?

– Царской бирюзы.

– Царской бирюзы? – ошеломленно повторил Аму. – А на что она похожа?

– Я нашел этот камень в одном из рудников Синая, куда фараон отправил меня в рабство. В общем-то, по праву она принадлежала мне. Но, убив стражников и рудокопов, банда головорезов увела у меня это сокровище.

– И ты хочешь его вернуть… Но, у меня его нет. Наверняка это проделки кочевников! Скажу тебе прямо: шансов вернуть царскую бирюзу у тебя немного. Такое сокровище, в конце концов, заставляет о себе заговорить!

– Один высокопоставленный египетский чиновник, генерал Сепи, был убит в самом сердце пустыни. Не вам ли принадлежит этот подвиг?

Сириец казался ошеломленным еще более.

– Я? Убил генерала?! Да если бы это было так, я бы этим все время хвастался! Меня бы восхваляла вся округа, и десятки племен простерлись бы передо мной ниц!

– И все же никто не сомневается в том, что убийца генерала Сепи – Провозвестник.

Разъяренный Аму поднялся и сгреб Икера одной рукой, а вторую занес для удара.

Кровавый немедленный вскочил и грозно оскалился.

– Пусть заткнется этот паршивый пес!

Икер взглядом приказал Кровавому успокоиться.

– Идем в мой шатер.

Пес пошел за ними.

Пинком Аму выгнал из своей постели спавшую там ханаанскую красавицу, которая быстро оделась и скрылась из виду.

Сириец выпил большой бокал финиковой водки.

– Я хочу понять, что у тебя на уме, мой мальчик!

– Я все время задаю себе вопрос, действительно ли вы – Провозвестник… Или вы ломаете передо мной комедию.

Говоря так откровенно, Икер играл по-крупному.

– А ты отважен!

– Мне всего лишь хотелось бы знать правду.

Ворочаясь как медведь в клетке, Аму пытался отвести глаза.

– А тебе не все равно, Провозвестник я или нет? Какая разница?

– Я рисковал своей жизнью, чтобы служить ему.

– А служить мне тебе не достаточно?

– Провозвестник хочет уничтожить Египет и захватить в нем власть. А вы… Вы думаете только о захвате земли.

Сириец тяжело опустился на подушки.

– Давай поговорим начистоту, мой мальчик. Твои подозрения справедливы, я не Провозвестник.

Итак, Икер стал пленником какого-то презренного вождя мелкой банды, шайки грабителей и убийц!

– Зачем же нужно было скрывать от меня это?

– Потому что ты мог стать одним из моих лучших воинов. Потому что ты и сам хотел считать меня Провозвестником. Было бы глупо разуверять тебя. Впрочем… Ты не настолько и ошибся.

– Что вы хотите сказать?

– Я не Провозвестник, – повторил сириец, – но я знаю, где он находится.

13

Вопрос, на который Верховный Казначей Сенанкх безуспешно искал ответа, заключался в том, есть или нет предатель среди его собственного персонала. Он собственноручно нанимал каждого из писцов, работавших в управлении, внимательно следил за их продвижением по службе и лично проверял, на что каждый из них способен.

За исключением ряда несущественных ошибок, не в чем упрекнуть их было нельзя.

Чтобы ничего не упустить из виду, Сенанкх решил думать о своих подчиненных так, словно каждый из них был потенциальным обвиняемым. Он повсеместно расставлял ловушки, но все безрезультатно. И тогда он решил посоветоваться с Собеком-Защитником.

Начальник над всеми подразделениями стражи царства только что тщательно проверил правила речной навигации и нашел их слишком либеральными. Ему казалось, что он постоянно запаздывает с заградительными мерами. Он все энергичнее пытался обеспечить защиту фараона и одновременно гарантировать свободное передвижение людей и материальных ресурсов, не пропустив ни одного злоумышленника, какой бы масти он ни был. Все криминальные дела он просматривал лично и лично был в курсе всех текущих и завершенных расследований. Но результатов не было. Никаких. Ни в чем. Отсутствие маломальских подвижек наполняло его сердце бессильной яростью! За неимением уличенного виновника Собек обращал на себя все упреки: ему все еще не удалось раскрыть сеть внедренных в Мемфис бандитов! Это было невыносимо! Настоящая пытка! Ни малейшего следа, ни малейшего подозрения. Неужели враг – всего лишь дурной сон?

Но в действительности он просто сумел сделаться невидимым. Рано или поздно он снова нанесет удар.

– Полное поражение! – с порога произнес Сенанкх. – Но, с одной стороны, это меня радует: внешне среди моих овец нет ни одной паршивой. Но, может быть, я не смог ничего обнаружить потому, что я – не стражник? Скажи, Собек, ведь ты наверняка параллельно вел собственное расследование?

– Разумеется.

– И каковы твои выводы?

– Они такие же, как и у тебя.

– Ты мог хотя бы предупредить меня! – обиженно попенял ему Сенанкх.

– За свои действия я отвечаю только перед фараоном. Только он один в курсе всех предпринимаемых мною действий.

– А может, ты и насчет меня… интересовался?

– Разумеется.

– Как ты смеешь подозревать члена Дома Царя?!

– Я не смею, я обязан.

– И ты следишь и за Сехотепом, и за Кхнум-Хотепом?

– Я выполняю свою работу.

Сенанкх не мог сказать Собеку, который не принадлежал к Золотому Кругу Абидоса, что посвященные в эти таинства не могут подозреваться!

– Я остаюсь при своем убеждении, – продолжал Собек, – что при дворе есть один или несколько предателей. Эта свора зарвавшихся честолюбцев и претенциозных умников совсем сорвалась с цепи. При малейшем инциденте они начинают травлю, крича на каждом углу, что их задавила власть стражи. Эти люди совершенно бесполезны, лишены какого-либо мужества и правил. К счастью, Великий Царь не прислушивается к их мнению и, я надеюсь, сведет их число к минимуму.

– Скажи, а Медес и его управление?

– Они под контролем, как и все остальные.

Собек внедрил в число писцов Секретаря Дома Царя одного из своих людей, чтобы поближе, так сказать изнутри, познакомиться с тем, что делает этот ответственный чиновник. Его тактика была проста: если повсюду иметь глаза и уши, то рано или поздно улики появятся.

Каждый вечер Хранитель Царской Печати Сехотеп организовывал великолепный прием, для которого его интендант заготавливал лучшие блюда и лучшие вина. И каждый из придворных с нетерпением ожидал приглашения этого влиятельного чиновника. Не многие женщины не поддавались его чарам, и многие мужья проводили этот вечер в тоске, опасаясь за поведение супруги. И Сехотепу удавалось избегать скандалов, настолько его поведение было безупречно. Ну а приключения… Может быть, их и не было?

19
{"b":"30836","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Роботер
Бородино: Стоять и умирать!
Про деньги, которые не у всех есть
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Фоллер
День, когда я начала жить
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Адмирал. В открытом космосе