ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Медес вздрогнул. Если бы не бдительность его союзника, он совершил бы непоправимую, фатальную ошибку!

– Жергу избавит меня от него.

– О, только не это! Раз мы уже выявили этого шпиона, постарайтесь использовать его так, чтобы успокоить Собека-Защитника на собственный счет. Но пусть это опасное событие сделает вас еще более осторожным!

14

За Аму шло человек десять самых опытных и крепких воинов. Настроение у всех было такое, словно их вождь вел их на верную гибель.

– Куда мы идем? – спросил Икер.

– К Провозвестнику.

– Ваши воины вовсе этому не рады…

– Это наш самый ярый враг, и он поклялся нас уничтожить.

– Зачем же вам бросаться в пасть зверя?

– Я должен вызвать его на поединок. Победителю достанется племя побежденного. Так мы избежим многих смертей.

– Вы чувствует, что способны победить?

– Это будет непросто, – признался Аму, – очень непросто! Провозвестника никто никогда не побеждал. Против него есть только одно верное оружие – хитрость. Но нужно, чтобы враг дал тебе время ее использовать!

– Уж не сказочный ли великан этот ваш Провозвестник?

– Сам увидишь, и очень скоро.

Аму, против собственных же правил, шел совершенно открыто. Даже зажег два костра, которые были видны издалека. Подавая сигнал о своем присутствии, он внушал своему врагу мысль о нежелании на него нападать, словно ему хотелось только поговорить.

На заре следующего, четвертого дня Кровавый стал рычать и показывать зубы. Прошли еще немного… И вдруг перед горсткой воинов Аму, словно из-под земли, выросли человек шестьдесят ханаанеев, вооруженных луками и пиками.

Отряд мгновенно окружил их. Пес занял боевую позицию у ног Икера.

Маленький человек с квадратными плечами вышел вперед.

– Аму! Ты – мой пленник!

– Пока еще нет.

– Ты что, действительно веришь, что можешь защититься? Или думаешь, что тебя защитит горстка этих людей?

– Сам видишь, твой хозяин нас боится. Если бы это было не так, он давно бы нас уже убил. Это трус, баба пустоголовая! У него слабые руки, и ему никогда не победить! Пусть он идет сюда! Пусть ляжет у моих ног и с завтрашнего дня будет моим рабом! Я плюну ему в лицо, и он будет плакать, умоляя меня о пощаде!

Представитель Провозвестника, посланный во главе отряда, весь кипел от негодования. Он с удовольствием бы укоротил язык этому Аму, но был вынужден уважать правила вызова на поединок, навязанные сирийцем.

В ярости он побежал предупредить своего вождя.

– Нам остается только готовиться к схватке, – со вздохом подвел итог Аму.

Среди ночи у Аму скрутило живот. Спазмы были так сильны, что вождь был вынужден, скорчившись, кататься по земле.

Один из его воинов принес ему травяной настой с отвратительным запахом. Вождь выпил, но это ему не помогло.

По всей вероятности, драться Аму не сможет…

– Мы погибли, – сказал тот, кто волею случая сделался лекарем. – Но без причины отказаться от поединка невозможно… Пока еще не рассвело, давайте убежим!

– Да эти дикари нас живо поймают и перережут все мое племя! – возразил Аму. – Нужно использовать наш шанс, каким бы слабым он ни был.

– Но ты же на ногах не держишься!

– Я имею право назначить себе заместителя! Один из вас заменит меня.

– И кого ты выбираешь?

– Икера.

Пораженные выбором вождя, сирийцы замолчали.

– Но он не продержится и десяти секунд!

– Разве он не быстрее всех нас?

– Но здесь не бегать и уклоняться нужно! Нужно убить исполина!

Ошеломленный Икер не вмешивался.

Итак, час истины приближался. Вскоре он встретится с Провозвестником, но при этом у него будет только один выбор – победить или умереть.

– Откажись, – посоветовал ему один из воинов. – Никто не согласится заменить Аму. Есть только одно приемлемое решение – бегство!

– Я принимаю вызов.

– Ты сошел с ума!

– День будет трудным, поэтому я должен выспаться перед боем.

Хотя руки Икера были свободны, он снова почувствовал себя привязанным к мачте «Быстрого». Только на этот раз спасительной волны не предвидится, и ничто не вырвет его из пасти уготованной судьбы. Что ж! По крайней мере, он погибнет с оружием в руках!

Сознавая, что шансов на победу у него нет, Царский Сын понимал, что не имеет права погибнуть без пользы. Поэтому на обратной стороне корявого куска коры от пробкового дуба он выцарапал условленным шифром слова, которые сумеет прочесть генерал Несмонту:

Аму – это не Провозвестник. Провозвестник, похоже, – чудовище. Он прячется на расстоянии, по меньшей мере, одного дня пути от этого места. Скорее всего, к северу. Я буду с ним драться на поединке. Долгих лет жизни фараону.

Икер зарыл кусок коры в песок, нашел несколько камней, поставил один из них вертикально, предварительно нацарапав на нем изображение совы. Этот иероглиф означает «в», «внутри». Если египетский патруль пройдет здесь, то его заинтересует это изображение.

Писец прислонился к стволу дерева, пес лег у его ног. Если возникнет опасная ситуация, Кровавый встревожится.

Заснуть Икеру не удавалось. Он думал о недостижимом счастье: увидеть Исиду, снова объясниться ей в любви, попытаться сделать так, чтобы она его полюбила, построить совместную жизнь, служить фараону, раскрыть тайну Абидоса, передавать законы Маат на письме, узнавать все больше и больше о лучезарном могуществе иероглифов… Эти мечты разбивались о беспощадную реальность: Провозвестник…

Утро было туманное.

После долгой и изматывающей рвоты обессиленный Аму наконец задремал…

– Еще не поздно отказаться, – сказал Икеру один из сирийцев.

– Я этого, разумеется, не сделаю, – возразил другой. – Чудовище вот-вот появится. Если мы не выставим ему поединщика, он всем нам размозжит головы!

– А если он меня победит? – спросил Царский Сын.

– Мы станем ему рабами. Вот твой лук, твой колчан со стрелами и твой меч.

– А где мой дротик?

– Он тебе только помешает.

– А вот и они! – хрипло крикнул один из воинов.

Провозвестник шагал во главе своего племени. Вместе с ним шли женщины и дети, потому что никто не хотел пропустить спектакль.

Несколько секунд Икер стоял, не в силах пошевелиться.

Никогда до этого момента он не видел такой огромной горы мускулов! Даже сам Сесострис с его богатырским ростом показался бы слабым ребенком рядом с этим невероятным гигантом.

Провозвестник казался грубым и неотесанным, с низким лбом, всклокоченными волосами и выдающимся вперед подбородком. Сероватая повязка прикрывала его невидящий глаз.

Он был вооружен копьем и огромной булавой.

Провозвестник остановился на почтительном расстоянии от вражеского лагеря.

Он крикнул писклявым голосом, смешным для такого огромного туловища, но его визг никого не рассмешил.

– Выходи! Это твой шанс, баба! Подойди ко мне, Аму! Трус, у которого враг видит только задницу! Подойди, испробуй моей пики, я пощекочу тебя!

Икер выступил вперед.

– Аму болеет.

Гигант сморщился от презрения.

– Держу пари, это страх выворачивает ему внутренности! Сейчас я разрублю его на части!

– Но сначала ты сразишься со мной!

– Смотрите! Аму назначил себе заместителя! Что ж, тем лучше. Мы сейчас позабавимся! Пусть покажется этот герой!

– Это я.

Не веря своим глазам, гигант подозрительно оглядел весь сирийский лагерь… Потом расхохотался так, что вокруг заходила земля. Его примеру последовали все члены его клана.

– Ты смеешься надо мной, малыш!

– Каковы правила поединка?

– Есть только одно правило: убить врага до того, как он убил тебя!

С ошеломившей всех быстротой Икер выпустил в Провозвестника три стрелы.

Огромная булава отбила их.

С рефлексами у титана было все в порядке.

– Хорошее начало, малыш! Теперь моя очередь.

Копье было брошено с такой силой, что поднятый им ветер, опрокинув Икера навзничь, спас ему жизнь.

21
{"b":"30836","o":1}