ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В одну секунду Царский Сын вскочил на ноги и бросился зигзагами по полю, не давая чудовищу нанести решающий Удар.

При каждом шаге Провозвестника дрожала земля. Несмотря на вес, он был ловок и, пуская по кругу дубинку, несколько раз чуть не обезглавил Икера.

Но юный писец был отличным бегуном на дальние дистанции, и ему удалось измотать своего противника.

Запыхавшись, гигант отбросил от себя мешавшую ему булаву. Она отлетела куда-то за горизонт.

– Я раздавлю тебя как букашку, подлец!

Икер подбежал к сирийскому лагерю, где все удивились, что он все еще жив.

– Мою пращу, быстро!

Едва державшийся на ногах Аму живо бросил ему оружие. Тут Провозвестник уже был готов со всей силы обрушиться на Икера, но один прыжок – и Кровавый вцепился ему в правую лодыжку.

Взвыв от боли, гигант поднял копье, желая пронзить пса, но в этот самый момент камень из пращи поразил его в единственный здоровый глаз…

Провозвестник выпустил из рук оружие и поднял руки к своей ужасной ране. Боль была такой непереносимой, что он упал на колени.

Аму, еще шатаясь от слабости, схватил копье великана и со всех сил всадил его в шею своего заклятого врага. Провозвестник рухнул наземь.

Кровавый радостно залаял. Икер, с которого ручьями струился пот, еще сам себе не веря, погладил верного пса.

Сирийцы громко ликовали. Ханаанеи плакали.

Аму приказал убить старых, больных, одну истерично рыдавшую женщину и двух взрослых мужчин, чьи лица ему не понравились. Другие члены племени Провозвестника были обязаны ему своей жизнью.

– О, пусть благословенно будет мое недомогание! – сказал Аму Икеру. – Если бы не оно, быть бы мне побежденным! Только ты с твоим неутомимым дыханием мог утомить это чудовище и вынудить его на ошибку!

– Не будем забывать заслуги Кровавого. Если бы не его вмешательство…

Пес признательно посмотрел на Икера.

– Если честно, мой мальчик, я ни секунды не верил в возможность твоей победы. Разве может обычный человек победить исполина! Это ведь чудо! О тебе люди будут говорить и через много веков. Все будут относиться к тебе как к герою. И это еще не все сюрпризы! Идем осваивать территорию Провозвестника.

Икер был недоволен собой. Да, он был жив. Да, он принял участие в уничтожении Провозвестника. Но цель его миссии состояла не в этом. Ему нужно было узнать, каким образом Провозвестник наносит ущерб Древу Жизни и что может ликвидировать этот ущерб. И вот на этот главный вопрос ответить больше некому…

Неясно также, достаточно ли гибели злодея для выздоровления акации Осириса?

Оставалась последняя надежда: возможно, в логове врага Царскому Сыну удастся найти какие-нибудь подсказки. И потому он отправился вслед за Аму, стремясь попасть в лагерь Провозвестника.

Но Икер ошибался.

Местность, в которой Царил Провозвестник, была покрыта виноградниками, фиговыми и оливковыми рощами. На сочных пастбищах бродили огромные стада коров и овец, а в самом центре территории располагалась зажиточная деревня.

Новому вождю племени принесли вина, жареного мяса и птицу, пирожные.

– Благодаря тебе, – сказал Аму, – у нас появился маленький рай! Но я тебя вознагражу. У меня много детей, но они такие лентяи и ни на что не годятся. Ты же совсем другой. Кто может мне наследовать, если не ты – великий герой? Выбирай себе жену, и мы вместе будем управлять этим обильным краем. Он принесет нам процветание. А с твоей славой никто не осмелится нас и пальцем тронуть. Ну а мы время от времени – ради развлечения! – перережем пару деревень. Тебя ждет завидная судьба!

Аму поскреб у себя за ухом.

– Сказать по правде, после твоего подвига я твой должник. Я уже давно хотел покончить с этим чудищем. Он угрожал моему племени, и я, несмотря на риск, решил перейти к делу. Ты принес мне удачу.

– И это значит, – сказал Икер, – что этот великан – не Провозвестник?

– Слушай, я не знаю, существует ли на самом деле этот призрак. В любом случае он бродит не в этой округе. Забудь его и радуйся своей удаче. Здесь ты познаешь свое счастье.

Значит, Икер рисковал жизнью ради призрака? Было отчего сокрушаться! А главное, он передал ложную информацию генералу Несмонту.

А что сулит ему будущее? Только новую форму рабства…

15

Обычно небольшие патрули стражников пустыни избегали этих гиблых мест Ханаанской земли. Но на этот раз неуемный начальник патруля погнался за диким кабаном, а тот по зарослям тамариска увел их за дальний уэд и был таков…

– Надо бы искать обратную дорогу, – предложил один из стражников. – Место не слишком спокойное.

Но начальник патруля признавать себя неправым не привык. Правда, если встретится банда разбойников пустыни, то египтянам несдобровать…

– Ладно, дойдем только вон до того края долины, – решил он. – Но будьте внимательны, ко всему приглядывайтесь и прислушивайтесь!

Ни одного звериного следа.

– Взгляните-ка сюда, командир! Это странно.

Стражник рассматривал кучку камней, в нагромождении которых не было ничего естественного.

– Смотрите, на том камне, что поставлен вертикально, есть знак совы.

– Это иероглиф, – уточнил начальник патруля. – Он означает «внутри». Разберите-ка эту кучу!

Сгорая от любопытства, офицер сам стал разгребать песок и нашел кусок коры. На нем тоже были иероглифы.

– Странно, – сказал он. – Каждый знак нарисован умелой рукой. Но все вместе никакого смысла не имеет.

– А не может быть, что это – одно из зашифрованных посланий, которые генерал просил нас собирать по дороге?

Джехути бил озноб. Он плотнее запахнул полы своего широкого плотного плаща, но плащ не грел. И все же воздух был' теплый, а над городком Дахуром ни ветерка… Странно, ревматизм не мучил его больше жуткими болями, лишь незаметно подтачивал остаток жизненных сил.

Впрочем, это неважно, ведь он заканчивает царскую пирамиду! Благодаря энтузиазму и умению строителей работы завершаются даже раньше, чем планировалось. Верховный Казначей Сенанкх много раз делал все от него зависящее, чтобы строители ни в чем не нуждались.

Усевшись в паланкин, Джехути объехал кругом стену, бастионы, редуты. Все это походило на фараонову крепость Джесер в Саккаре. Архитектурный ансамбль носил имя кебеху, что означает «прохладная небесная вода». Отсюда ввысь устремляется пирамида хотеп, что означает «полнота». Так воплощался миф о том, что жизнь, рождающаяся из первобытного океана, проявляется в форме острова, на котором был первый храм, возникший из первобытного камня.

– Ты можешь гордиться своей работой, – вдруг произнес рядом чей-то низкий серьезный голос.

Джехути оглянулся.

– Великий Царь! Я никак не ожидал, что вы приедете так рано! Правила приличия требуют от меня…

– Забудь о них, Джехути… Не время… Подумай лучше о том, что, старательно следуя нашему общему замыслу, ты создал силовые линии, которые позволят этому памятнику источать КА. Так утвердится победа Маат над изефет.

Стороны пирамиды сверкали белизной. Их покрывал известняк из Туры. Он был отполирован как зеркало и отражал все солнечные лучи, направляя их на борьбу со злом. Треугольники света озаряли небо и землю.

Вместе с Джехути монарх присутствовал на открытии центрального входа – глаз и ушей храма. Там, внутри, будет вечно происходить празднование возрождения души фараона. Колоссальные статуи представляли Сесостриса в виде Осириса, который обеспечивает принятие и передачу божественной жизни. Пока будет строиться жилище, в котором он найдет свое упокоение, Египет будет противостоять мраку.

Каждый день во имя Сесостриса жрецы будут исполнять ритуалы, будут двигаться процессии с дарами и вестись беседа между фараоном и божествами.

Потом Сесострис вошел в подземную часть своей усыпальницы и пошел к комнате с саркофагом. Вот и она, эта ладья из красного гранита, в котором будет совершать свое вечное путешествие его световое тело. Сверхъестественный покой царил здесь. Этот покой вдохновил Сесостриса, и он почувствовал прилив сил, необходимых для борьбы с демоном, который пытается помешать воскрешению Осириса.

22
{"b":"30836","o":1}