ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Подойди ко мне, Тринадцатилетний, – приказал Провозвестник.

Подросток поднял свои восторженные глаза на учителя, потом опустил их и, тяжело вздохнув, прошептал:

– Я недоволен собой, учитель. Я хотел сделать из этого Икера кровожадного воина, преданного нашему делу. Но сириец Аму бездарно угробил его!

– Это не имеет никакого значения, мой юный герой! Ты нас от него избавил, и с этим я тебя поздравляю.

– Вы… Вы на меня не сердитесь?

– Совсем даже наоборот. Я доверю тебе одно очень важное поручение.

Тринадцатилетний вздрогнул.

– Ты ведь знаешь генерала Несмонту?

– Когда этот негодяй допрашивал и унижал меня, я поклялся ему отомстить!

– Этот момент пришел, Тринадцатилетний. Победа приходит тогда, когда врага поражают в голову. Итак, твое новое поручение – убить Несмонту, обезглавить его и размахивать этим своим трофеем перед строем ханаанеев!

К большому удивлению Ибши, обсуждение не затянулось до бесконечности. Вожди племен, поддавшись его серьезному настрою и решимости, отказались от своих обычных требований. Каждый выразил готовность привести своих воинов в пункт сбора за два дня до выступления на Сихем. Договорились собраться в том месте, куда не осмеливаются совать свой нос вояки Несмонту.

Для выяснения сил противника были высланы вперед разведчики. Конечно, придется прорываться через египетские укрепления, и только потом откроется дорога на Сихем! Да и в самом Сихеме уже, конечно, были возведены новые укрепления.

Но Ибшу не страшили никакие препятствия.

Благодаря Провозвестнику он стал настоящим генералом и сумеет доказать, что способен на многое! Такой шанс, как этот, был для него полной неожиданностью, и он сделает его непобедимым!

Его ожидал новый сюрприз: ни один из вождей племен не отказался от участия в союзе! В назначенный день они все собрались в указанном месте. Пришли и воины, полностью готовые к битве.

– Какие новости от разведки? – спросил Ибша.

– Отличные, – быстро ответил Дэв. – Как и предсказывал Провозвестник, египетские солдаты отступили и заперлись в Сихеме. Эти подлые трусы боятся нас! И это все, что осталось от их основной обороны.

Рыжебородый коротышка вывернул к ногам Ибши содержимое корзины.

Разбитые амулеты и скарабеи, разорванные листы папируса, обломки глиняных табличек со священными текстами…

– Детские игрушки, честное слово, детские игрушки! Эти египтяне – сущие дети! Они думают, что их магия нас остановит, но наша магия сильнее! Мы обнаружили, раскопали и уничтожили их призрачную защиту!

– Неужели между Сихемом и нашей освободительной армией нет ни одного солдата Несмонту?!

– Это странно, но это так.

– А как выглядят городские укрепления?

– Они такие же ненадежные, как и эти побрякушки, – с гордостью сказал Дэв. – Старый генерал совсем выжил из ума и укрепил только северную сторону стены. Поэтому нам достаточно легко будет ее обойти. Нападать нужно быстро и значительными силами. Поскольку Несмонту верит в то, что ханаанским племенам не удастся объединиться, эффект от неожиданности такой массовой атаки превзойдет все наши ожидания!

– Все в порядке? – спросил Несмонту у своего адъютанта.

– Да, мой генерал!

– Вражеские лазутчики попались на приманку в виде фальшивых амулетов?

– Сейчас ими занимаются их колдуны. Судя по крикам радости, которые не смогли сдержать лазутчики, они, должно быть, действительно решили, что дорога на Сихем открыта.

– Значит, в скором времени начнется атака… Решив, что наша позиция значительно слабее, а укрепления ненадежны, ханаанеи бросят в бой все свои силы. Наконец-то пришел долгожданный час! Нужно было во что бы то ни стало вытащить их из их проклятого укрытия, где невозможно развернуть войска! Слишком много ручьев, холмов, деревьев, тайных и труднопроходимых троп… А здесь они все будут как на ладони, и я смогу воспользоваться старыми добрыми средствами. Приказываю объявить боевую тревогу!

Ставя на продажность вождя одного из племен, Дэва, Несмонту не ошибся. Тому было плевать на ханааннейский союз, он жаждал только одного – обогащения, а потому рыжеволосый коротышка продал генералу бесценные сведения. В обмен ему была обещана безнаказанность и обширные земельные владения.

Оставалось надеяться, что этот грязный тип не солгал.

– Ну скажи, разве она не чудо?! – воскликнул Аму, обращаясь к Икеру.

Юная сирийка действительно была хороша: небольшого роста, тоненькая, надушенная, с искусным макияжем и с заплетенными в косы волосами. Она опустила глаза и не смела взглянуть на своего будущего мужа.

– Это самая хорошенькая из девственниц долины! – с гордостью сказал сириец. – У ее родителей есть стадо коз, за дочерью они дают тебе дом и поля. Вот ты и стал богатым, Икер! А я, со своей стороны, исполню то, что обещал сам: ты будешь помогать мне в управлении хозяйством и станешь моим наследником.

Царский Сын едва сумел выдавить из себя жалкую улыбку. Аму ободрительно похлопал его по плечу.

– Не робей! Я понимаю, что у тебя по женской части не слишком большой опыт. Пусть это тебя не смущает, малышка сумеет тебя ублажить! Неопытность тоже имеет свои прелести. К тому же, в конце концов, вы поймете, что к чему. А завтра ваша свадьба станет поводом для такой грандиозной попойки, о которой еще долго будут рассказывать небылицы! Но под конец пира не забудь хорошенько спрятать свою жену, потому что я не отвечаю за нравственность своих ребят. Впрочем, и за свою тоже!

Корчась от разбиравшего его смеха, Аму повел девушку назад в дом родителей. К концу первой брачной ночи всему племени должны были быть явлены доказательства девичьей невинности.

Икер стал растерянно расхаживать по комнате, не зная, что предпринять. Кровавый вертелся у него под ногами.

Провозвестник был жив, его местонахождение так и не найдено, а Икеру уготовано невыносимое будущее.

Эта женитьба была против его воли. Он мог любить только одну женщину, и он никогда ей не изменит!

Оставался лишь один путь: бежать этой же ночью и попытаться добраться до Египта. Правда, шансов на это у Икера почти не было…

Теперь, когда решение принято, оставалось продумать все до мелочей. Прежде всего, нужно договориться со своим верным охранником.

– Кровавый! Послушай меня внимательно!

Пес встал, потянулся и сел у его ног. Глаза собаки не мигая, ловили каждый жест хозяина.

– Я хочу уйти далеко отсюда. Ты можешь мне помешать и лаем выдать мой побег. Во-первых, мне не по душе то будущее, которое уготовил мне Аму, а во-вторых, мне, возможно, придется во имя Сесостриса сражаться и с Аму, и с его племенем. Один против всех я долго не выдержу. Но, по крайней мере, эта смерть покажется мне слаще жизни. Если ты согласен помочь мне, то ночью ляжешь у входа в мой шатер. Тогда все подумают, что я сплю. Когда же Аму поймет, что меня нет, я буду уже далеко, и у меня останется хоть какой-нибудь шанс ускользнуть от преследователей. Я понимаю, Кровавый, тебе больно расставаться со мной. Мне тоже. Но я не могу взять тебя с собой, хотя никогда не забуду. Теперь решай сам, поможешь ли ты мне или выдашь меня.

Наконец суматоха улеглась.

Подготовка к свадебной церемонии закончилась, и теперь каждый торопился пораньше лечь спать. Завтра нужно было быть свежим и полным сил, потому что день сулил быть незабываемым, а после веселого застолья наступит жаркий вечер, когда удовольствие станет уделом не одних только молодоженов.

Вечером, за обильным ужином, Аму был на редкость словоохотлив и продолжал сулить несчастному писцу золотые горы. Так что в свой шатер Икер отправился довольно поздно.

Когда все крепко уснули, он осторожно вышел. Перед ним стоял Кровавый.

– Я ухожу, малыш!

Икер поцеловал собаку в лоб и нежно потрепал его по холке.

– Поступай как хочешь. Если ты станешь удерживать меня, я не стану на тебя сердиться.

Пригнувшись, Икер направился к южной границе лагеря, которую охранял только один часовой. Он обогнет его ползком.

26
{"b":"30836","o":1}