ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

мне очень хотелось бы задать вам один вопрос… Щекотливый вопрос… Скажите мне, Великий Царь, хоть на какое-то мгновение вам не казалось, что виноват в этом я?

– Нет, Кхнум-Хотеп. И вот тебе мое решение. Ты останешься на своем посту. Время тяжелое, грозное, и ни один из служителей Маат не имеет права помышлять о спокойной жизни где-нибудь в отдаленном уголке своей провинции.

Старый визирь не мог оправиться от потрясения, и впервые за все то время, что он служил на своем посту, его возраст стал заметен. Кхнум-Хотеп тяжело переживал известие из Абидоса и все же не мог не оценить того доверия, которое засвидетельствовал ему фараон. Сейчас он твердо знал, что не пощадит ни капли оставшейся у него энергии, ни унции своих сил, чтобы как можно лучше исполнить то, что ему доверено.

– Я виноват в том, что слишком небрежно отнесся к наблюдению за своими сотрудниками. Доверять было нельзя, – признался он, – потому что печать так легко подделать и использовать в пагубных целях. Отныне она будет храниться только у меня. Даже ближайшие мои сотрудники больше не будут иметь к ней доступа.

– Я полагаю, что узнать, кто именно украл печать, довольно трудно, а может быть, почти невозможно?

– К сожалению, это так, Великий Царь. Нужно было случиться катастрофе, чтобы я смог осознать весь величину произвола моих подчиненных. Единственным виновником я считаю лишь самого себя.

– Если ты будешь лишь пережевывать прошлое, постоянно возвращаясь к своим ошибкам, тебя это ни к чему не приведет. Сейчас перед тобой другая цель. Ты должен помешать противнику вновь использовать твою слабость. Наведи в своей администрации примерный порядок, чтобы больше никому не пришло в голову совать туда нос.

– Рассчитывайте на меня, Великий Царь.

Когда Секари снова увидел Кхнум-Хотепа, тот выглядел постаревшим и озабоченным, но не стал увиливать от прямого ответа.

– Мне нужно разрешение.

– Для чего?

– Хочу допросить одного пленника.

– Это разрешение тебе даст Собек.

– Он отказывается.

– Почему?

– Он говорит, что личность этого пленника должна остаться тайной.

– Секари, объясни мне тогда, в чем дело!

– Я все объясню, когда поговорю с этим человеком.

– Понимаю, ты упрям, и ни за что не отступишь, пока не получишь своего разрешения.

– Это точно.

Получив драгоценный документ, Секари бегом бросился к тюрьме. Прибежав, он обнаружил перед ее дверями Северного Ветра, который понуро лежал у порога и никому не позволял сдвинуть себя с места. Секари понял: если Северный Ветер ведет себя так, то где-то неподалеку должен быть Икер.

Члены Дома Царя внимательно выслушали подробный отчет Собека-Защитника, который не стал приукрашивать события или утаивать размеры трагедии. Благодаря мерам, предпринимаемым командами Сехотепа, разрушения в зданиях в скором времени будут устранены. Но что поделать с человеческим горем? И все же, учитывая, что в городе теперь было очень большое количество стражи и развернуты целые воинские части, опасения мало-помалу стали стихать, тем более что сотни писцов теперь контролировали каждый используемый горожанами продукт.

– Нам известна тактика, которую применили заговорщики, – сказал Собек. – Убив нескольких поставщиков и торговцев, они заняли их место. И ничего не подозревавшие клиенты не успели отреагировать.

– Но ладан – не обычный продукт, – вмешался Сенанкх.

– Вот именно. И я надеюсь, что мне удастся выявить тайные каналы его поставки в Египет. Придется хорошенько изучить все следы. Накладные, конечно, были подделаны. Если бы товар шел обычным путем, то врачи сумели бы освидетельствовать его качество. Обычно медики пропускают только нормальные продукты, не вызывающие ни малейшего подозрения.

– А флаконы в виде беременных женщин? – поинтересовался визирь.

– Это тоже нелегальные подпольные поставки. Заметьте, только богатые семьи могут позволить себе эти дорогостоящие товары. Благодаря свидетельским показаниям мне удалось найти амбар, где продавцы хранили товар. Но вот его владелец, к сожалению, исчез, и никто не может дать о нем более или менее серьезных сведений. Остается предположить, что он был выходцем из Азии.

– Не стоит сосредотачиваться на только частностях, -сказал Несмонту. – Истинный виновник всех этих ужасных преступлений – Провозвестник. И, несмотря на трудности, его нужно заставить выйти из своего тайного укрытия. Нужно, чтобы Собек и его стражники, не смыкая глаз, следили за Мемфисом. А мы с моей армией займемся этим демоном.

– Разве эта стратегия имеет хоть какой-нибудь шанс на удачу? – встревожился Сенанкх.

– Нужно нанести быстрый и сильный удар. Но, учитывая сложности местности, мне понадобятся все войска.

– Пусть генерал Несмонту подготовит план удара по Сирийской Палестине, – приказал фараон.

Узнав Секари, Северный Ветер встал и дал себя погладить.

– Ну, ты выглядишь молодцом! – приговаривал Секари. – Абидос явно пошел тебе на пользу, Исида за тобой хорошо ухаживала.

Но Северный Ветер не слушал похвалы Секари и не сводил глаз с тюрьмы.

– Ты хочешь сказать, что Икер – там?

Ослик поднял правое ухо.

– Хочешь, пойдем за ним?

Большие грустные глаза Северного Ветра вспыхнули огнем надежды.

Стражник, стоявший на часах у дверей, отказался пропустить Секари к пленнику.

– Я тебя не знаю. Чего тебе тут надо?!

– Мне нужно поговорить с пленным ханаанским бандитом.

– Чей приказ?

– Вот разрешение визиря Кхнум-Хотепа. Этого тебе достаточно?

Главным желанием доброго стражника-тюремщика было избежать неприятностей. Разумеется, Собек дал ему точное распоряжение никого не пускать, но ведь против приказа визиря не пойдешь.

– Надеюсь, ты ненадолго?

– Конечно, нет.

– Тогда давай, быстро!

Дверь камеры отворилась.

И в этот момент Икер, у которого был только один выход – убить своего тюремщика и попытаться бежать, бросился на стражника.

Секари как тайный специальный агент фараона, обученный отражать такого рода атаки, успел своей железной рукой остановить руку нападавшего, но тому удалось сбить стражника с ног. Все трое, сцепившись, покатились по полу.

– Это я, Секари!

Секари отпустил руку Икера, а тот освободил стражника, который, ругаясь, выполз за дверь.

– Ты… Это правда ты?

Секари вскочил на ноги.

– Я не слишком изменился, а вот ты… Да, трудно будет придать тебе прежний вид!

Невероятной силы рев заставил приятелей подпрыгнуть.

– Северный Ветер!

– Он привел меня к тюрьме и ждет тебя с нетерпением.

– Собек обвиняет меня в предательстве и хочет, чтобы я исчез с лица земли.

– Это мы уладим позже.

Когда они выходили из камеры, дорогу им преградили три стражника.

– Послушай, пропуск визиря давал тебе разрешение только на то, чтобы поговорить с пленником, а не на его освобождение!

– Этот человек – Царский Сын Икер, – объявил Секари.

– Ну, эту песню мы слышим каждый день! Уже в зубах навязла… Лучше будет, если ты и твой приятель смирненько посидите здесь.

– Нет, я должен отвести его во дворец.

– Я тебя не знаю, приятель. Поэтому или ты послушаешься, или я отхожу тебя палкой!

Но Секари не был намерен оставлять Икера и дальше гнить в этом застенке.

Вдвоем против троих у них были все шансы, хоть и жаль было колотить представителей законной власти.

И в это мгновение всех пятерых пригвоздил к месту угрожающий рык…

Краешком глаза один из стражников заметил огромного сторожевого пса, который, подняв верхнюю губу, показывал им свои острые мощные клыки.

– Кровавый! – радостно вскрикнул Икер. – Тебе удалось найти меня!

– Это один из твоих друзей? – спросил Секари.

– К счастью, да! Остановить его не под силу и нескольким людям. Один мой знак – и он бросится вперед.

Трое стражников, оказавшись между двумя опасностями, сочли, что силы их не равны. Не станут же они своей нелепой смертью оплачивать чужое упрямство!

34
{"b":"30836","o":1}