ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но имейте в виду, что вы со своим чудовищем все равно далеко не уйдете!

– Не тратьте времени на поиски, – заверил их Икер. – Мы будем во дворце.

23

В нескольких шагах от служебного входа во дворец изумленные стражники остановили странную группу: Секари, какого-то бродягу, чьи грязные лохмотья ужасно воняли, огромных размеров осла и грозно скалившегося сторожевого пса.

– Позовите Хранителя Царской Печати, – приказал Секари.

Сехотеп согласился сойти вниз и выяснить, что случилось.

– Послушай, – обратился к нему Секари, – говорят, что твой цирюльник – лучший во всем Мемфисе. Моему другу очень нужно, чтобы ты согласился дать его на время, чтобы тот мог поработать с ним.

– Твоему другу… А кто твой друг?

– Ты его не узнаешь?

– Могу я… подойти поближе?

– Можешь. Но предупреждаю тебя, он пахнет не духами!

Сехотеп неуверенно и изумленно смотрел на бродягу.

– Невозможно! Скажи, это не…

– Вот именно! Но его нужно привести в подходящий вид.

– Пошли со мной.

Все вместе отправились за Сехотепом.

Между Северным Ветром и Кровавым установились откровенно дружеские отношения. Они и ростом были друг другу под стать, и хозяин у них было один. В общем, им было чем поделиться друг с другом. Помогая Икеру выйти из тюрьмы, пес только доказал, на что он способен, а потому мог по праву войти в круг ближайших друзей Северного Ветра. А Кровавый, в свою очередь, понял, что этот огромный осел – старый друг Икера, а потому ему принадлежит право первенства. Что ж, проблемы протокола урегулированы! Можно приниматься за совместную охрану Царского Сына.

Пока новые друзья бок о бок поглощали вкусный обед, поданный им одним из слуг Сехотепа, цирюльник подозрительно осматривал своего странного клиента. У него уже, правда, бывали трудные случаи, но этот оставлял их далеко позади!

Цирюльник выбрал самую острую бронзовую бритву длиной в ладонь и шириной в три пальца. Бритва имела форму вытянутого пятиугольника, две ее стороны были выпуклыми, а три – вогнутыми. Две первые могли порезать клиента, поэтому с ними нужна была особая осторожность. К бритве на нескольких медных заклепках крепилась деревянная ручка. Наконец цирюльник взялся за ручку своего опасного инструмента и сделал первую «дорожку» во всклоченных волосах Икера.

– Что ж, не слишком много непокорных прядей, волосы податливы, здоровы… Может быть, мне и удастся исправить этот кошмар…

Горячая вода, ароматная мыльная пена, успокаивающие притирания – все это придавало удовольствие малоприятной процедуре. Цирюльник решил даже не брить Икера наголо. Ему удалось, укоротив волосы, привести их в приличное состояние и расчесать. Стало понятно, что можно сделать элегантную стрижку, подходящую к форме лица. Икеру повезло: над ним трудился истинный профессионал, решивший и в этом трудном случае создать шедевр.

– Великолепно, – по достоинству оценил усилия цирюльника Секари. – Сейчас, Икер, ты выглядишь даже лучше, чем до своего отъезда из Мемфиса. Цирюльник поистине сотворил чудо!

Мастер даже покраснел от похвалы.

– Но красоты мало, – напомнил Сехотеп. – Нужно и здоровье. После такого долгого и трудного путешествия тебе необходима помощь моего личного массажиста.

На спину, ягодицы и ноги Икера специалист нанес толстый слой целебного притирания, составленного из порошка кориандра, бобовой и пшеничной муки, морской соли, охры и сока терпентинного дерева. Потом проработал отдельно каждый мускул, а затем все тело целиком.

Спустя час Царский Сын Икер почувствовал себя бодрым. Исчезли боли и судороги, во всем теле энергия била ключом.

– Осталось только одеть тебя, как подобает твоему рангу, – заключил Сехотеп. – Держи, вот схенти, туника и сандалии.

Как должны были реагировать тщательно подобранные и тренированные самим Собеком дворцовые стражи? Конечно, если бы они не дали тому ханаанину поговорить с Сехотепом, то у них были бы серьезные неприятности. Но Царскому Сыну Икеру – не признать его теперь стражники не могли – дорога к фараону была закрыта.

– Позовите вашего начальника, – приказал Хранитель Царской Печати.

Собек-Защитник незамедлительно явился.

– Надеюсь, ты узнаешь Икера? – с иронией спросил Сехотеп. – Может, он не слишком похож на того подозрительного ханаанина, которого ты бросил в тюрьму?

– У этого преступника только одно на уме – убить фараона Сесостриса. А ты, веря его россказням, ставишь на карту царскую жизнь.

Икер попытался разубедить начальника стражи царства.

– Ты ошибаешься, Собек. Именем фараона клянусь тебе, что ты ошибаешься. Я должен ему сообщить о результатах моей миссии. Ты можешь предпринимать любые меры предосторожности, но в первую очередь должен думать только о благе Египта.

Решительность, с какой Икер произнес эти слова, поколебали Собека.

– Ладно, иди за мной.

– Мы пойдем вместе с Икером, – решительно произнес Сехотеп. – А то тебя может соблазнить мысль бросить его еще куда-нибудь. Например, в какую-нибудь богами забытую тюремную камеру.

Собек только передернул плечами.

– Хранитель Царской Печати прав, – сказал Секари. – Рядом с человеком, способным на произвол, никакие меры предосторожности не могут быть излишними.

Когда они оказались рядом с царскими покоями, навстречу вышел генерал Несмонту.

– Великий Царь примет Икера сразу же после обряда очищения.

Царского Сына повели в храм Птаха. Один из жрецов раздел его, омыл его руки и ноги, потом ввел его в уединенную часовню, где горел только один светильник.

Сенанкх и Секари стали по обе стороны от Икера, а прямо перед ним стал визирь Кхнум-Хотеп.

– Пусть жизненная влага очистит, – громко произнес Кхнум-Хотеп, – соберет энергию и освежит сердце человека, почитающего законы Маат!

Над головой Икера два служителя подняли вазу, из которой вышел луч света и озарил все тело молодого человека.

Икер вспомнил, что присутствовал когда-то во время ритуал а в гробнице Джехути… Тогда генерал Сепи сказал ему: «Ты хочешь знать, что такое Золотой Круг Абидоса. Смотри, как он действует!»

Сегодня Царскому Сыну дарована немыслимая привилегия: он занял место Джехути!

Откроет ли теперь перед ним свои двери тайное братство?

Пытаясь забыть об этом, Икер сосредоточился на той волне света, которая нежно и благотворно омывала его тело…

Генерал Несмонту вернул Царскому Сыну отнятый у него при аресте меч духа-хранителя.

– Я был убежден, что ты вернешься. Не расставайся больше с этим оружием.

На шею юноши визирь Кхнум-Хотеп повесил золотое колье тонкой работы, к которому был прикреплен амулет – скипетр «Могущество».

– Пусть его магическая сила защитит тебя и даст тебе силу справедливых.

Секари, улыбаясь, тоже подошел в свою очередь.

– Вот твои писцовые принадлежности, друг мой. Здесь все на своем месте.

Икер оценил все, что сделали для него друзья. Но главное было то, что они не потеряли веру в него. И все же… Как можно чувствовать себя счастливым после того, как Секари рассказал о несчастье, обрушившемся на Абидос?

– Великий Царь ждет нас, – сказал визирь.

Икеру так хотелось поведать фараону свою огромную радость снова видеть его и быть рядом! Но торжественность минуты и строгая архитектура зала совета говорили ему, что сейчас это не к месту. Фараон выглядел постаревшим, далеким, суровым. И все же гигант старался показать, что ничто его не поколебало. В его взгляде не было ни намека на слабость.

Царский Сын подробно рассказал обо всех своих злоключениях, не упустив ни страхов, ни ошибок, ни сожалений по поводу того, что так и не сумел обнаружить ни одного следа убийцы генерала Сепи. Он не рассказал только об Исиде. Только ей он поведает, как она ему помогла…

Собек-Защитник не преминул задать тысячу вопросов в надежде, что Икер запутается и чем-нибудь себя выдаст. Юноша не смутился, а Несмонту подтвердил большую часть его сведений.

35
{"b":"30836","o":1}