ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Три дня и три ночи бушевало пламя, и продолжалась пытка.

Один из учеников Провозвестника не выдержал, сбросил с себя тунику и побежал. Огненный язык тут же охватил его ноги, которые сгорели в несколько секунд. Затем в пепел превратились его тело и лицо…

Наконец снова выглянуло солнце. Провозвестник лично развязал узлы на поясе, стягивавшем Вину.

– Мы одержали победу, – объявил он. – Вставайте все! Его адепты – изнемогшие, с опустошенными душами – не сводили глаз со своего учителя.

Лицо Провозвестника было спокойным и даже отдохнувшим, словно он только что встал ото сна.

– А теперь накажем этих неосторожных людей, – решил он. – Но не двигайтесь с этого места!

– А если эти черномазые снова нападут? – спросил Кривая Глотка, которому не терпелось от них избавиться.

– Я разыщу их.

Провозвестник отвел Вину за огромную скалу, чтобы ее не могли увидеть.

– Раздевайся.

Как только она сняла одежду, он провел рукой по ее спине, и она окрасилась в цвет крови. Ее лицо стало львиным, а в глазах вспыхнула жажда крови.

– Ты, львица-убийца, разорви этих неверных!

Ужасающий рык заставил все живое содрогнуться. Все остановились, не в силах шевельнуться, на огромном пространстве до самой крепости Бухен. Хищница бросилась на свои жертвы.

Первым был убит седовласый старик. Он с недоверием отнесся к результатам колдовства лучших колдунов Нубии и как раз в этот момент побуждал их возобновить заклинание светил, но львица заставила его умолкнуть, сомкнув свои мощные челюсти над его головой. Несколько смелых старцев попытались все же произнести слова заклятия, но львица-убийца не оставила им времени их закончить. Она грызла, терзала и рвала на части…

Лишь пять нубийцев избежали жестоких когтей и зубов.

Когда Провозвестник вынул царскую бирюзу, львица успокоилась. Через несколько мгновений она превратилась в прекрасную юную брюнетку с гибким и тонким станом. Провозвестник поспешил прикрыть ее юное тело туникой.

– Подойди, Течаи, и пади ниц предо мной!

Высокий худой колдун, чье тело сплошь было покрыто магическими татуировками, исполнил приказание.

– Течаи… Кажется, твое имя означает «грабитель»?

– Да, господин, – прошептал колдун дрожащим голосом. – У меня дар вызывать силы тьмы и использовать их против моих врагов. Я высказывался за вас, но большинство меня не послушало!

– Ты и те, кто последовал твоему примеру, избавлены от ужасной участи.

Выжившие колдуны с облегчением простерлись у ног Провозвестника.

Вдруг глаза Провозвестника налились кровью, он схватил одного из колдунов за волосы и сорвал с него схенти.

Нагота открыла тайну – это была женщина!

– У тебя почти нет груди, но ты – женщина!

– Я буду служить вам, господин!

– Женщины – существа низкие и недостойные. Они всю свою жизнь остаются детьми, думают только о том, как бы обмануть, и поэтому должны быть в подчинении у своего мужа. Только Вина, Царица Ночи, имеет право помогать мне! А ты – наглая соблазнительница!

Колдунья стала целовать ноги Провозвестника.

– Течаи, – приказал тот, – забросай камнями и сожги ее.

– Господин…

Горящий взгляд Провозвестника говорил нубийцу, что выбора у него не осталось…

Нубиец и трое его товарищей подняли камни.

Несчастная попыталась убежать… Первый камень ударил ее в затылок, второй попал в поясницу.

Ей удалось приподняться только один раз, когда она попыталась прикрыть от ударов лицо…

На ее тело, еще корчащееся в предсмертных судорогах, четверо нубийцев насыпали сухие пальмовые стебли.

Течаи лично зажег огонь…

Еще дрожа от пережитого ужаса, колдуны думали лишь о том, как бы выжить. Течаи тщетно пытался вспомнить два-три заклинания, которые обычно пригвождали к земле даже самых страшных демонов. Но когда он увидел, что Провозвестник утоляет жажду солью пустыни, глядя на него в упор своими кровавыми глазами, он понял, что потерпел окончательное поражение и что малейшая попытка неповиновения приведет его к жестоким пыткам и жуткой смерти…

– Чего вы ждете от нас, господин?

– Объявите о моей победе своим племенам и прикажите им собраться в таком месте, где бы их не могли обнаружить египетские лазутчики.

– Они никогда к нам не рискуют заглядывать. Что же до вождей, то они почитают магию. После совершенных вами подвигов даже Триах, самый могущественный из царей Куша, будет вынужден выказать вам свое почтение.

– Мне его мало. Я требую полного, абсолютного подчинения!

– Триах – человек гордый и гневный. Он…

– Эту проблему мы решим позже, – пообещал Провозвестник мягким голосом. – Возвращайся с пищей и женщинами. Они выйдут из своих домов только для того, чтобы доставить удовольствие моим людям и приготовить еду для них. Затем я расскажу тебе о моих планах.

Видя, как удаляются нубийские колдуны, Кривая Глотка скептически усмехнулся.

– Вы, господин, слишком снисходительны. Мы больше их не увидим.

– Как раз наоборот, друг мой! Ты будешь удивлен их рвением.

И на этот раз Провозвестник не ошибся.

Через два дня Течаи пришел во главе маленького отряда черных воинов. Он явно был утомлен дорогой.

– Уже четыре племени решились последовать примеру главного колдуна, – объявил он. – Мы предупредили и царя Триаха. Он непременно пришлет нам своего посланца.

Кривая Глотка осмотрел нубийских воинов, придирчиво ощупывая их мускулатуру. Он остался доволен их силой и вооружением. У каждого были дротики, кинжалы и луки.

– Неплохо, – признал он. – Эти парни стали бы прекрасными рекрутами, если бы… выдержали мой метод тренировки!

И он захохотал.

– А где еда? – спросил Шаб Бешеный.

Течаи сделал знак носильщикам.

Те подошли поближе.

– Вот зерно, овощи, фрукты, сушеная рыба… Ничего не поделаешь, эта местность довольно скудная. Но мы раздобудем вам еду получше!

– Пробуй первым! – приказал Бешеный носильщику.

Тот послушно попробовал из каждого мешка.

Отравленной пищи не оказалось.

– А женщины? – спросил Кривая Глотка, плотоядно ухмыляясь.

Нубийских девушек было двадцать.

Прекрасные девушки, очень молодые, с обнаженной грудью и тугими бедрами, едва прикрытыми листьями.

– Ну, курочки мои, идите ко мне! Мы построим вам просторный дворец! И я отведаю вас первым!

Пока Бешеный организовывал стоянку, Провозвестник подвел колдунов поближе к самому крупному и опасному бурлящему водовороту.

Даже для нубийцев вид его был почти невыносимым.

– Если судить по состоянию потока и погодным приметам, какой тип разлива могли бы вы предсказать?

– Высокий, даже очень высокий, – ответил Течаи.

– Значит, наша задача будет значительно проще. Сосредоточив свою силу на этой гибельной бездне, мы совместными усилиями вызовем ярость разрушительной силы…

– Вы… вы хотите… смыть Египет с лица земли?

– Вместо Нила плодородного, покрывающего жаждущие берега живительной влагой, на эту проклятую страну обрушится неукротимый поток погибели!

– Это очень трудная задача, потому что…

– Вы с ней не справитесь?

– Нет, господин, не это! Но есть опасность обратного удара…

– Разве вы – не самые могущественные колдуны?! Ведь вы хотите изгнать захватчиков и освободить свой край. Поэтому Нил не обратится против вас. И, кроме того, это не единственное оружие, которое мы применим!

Течаи внимательно слушал.

– Нет ли у вас… каких-нибудь гарантий безопасности?

Голос Провозвестника сделался медовым.

– Разве некоторое число нубийцев не служит лучниками во вражеской армии?

– Предатели, продавшиеся врагам! Вместо того чтобы остаться дома и бороться за интересы племени, они предпочли легкую жизнь и нанялись к врагам!

– Вот видите, как иллюзорны земные преимущества! – отозвался Провозвестник. – Но мы заставим их заплатить за это предательство и расстроим египетские ряды!

– Вы способны были бы разрушить крепость Бухен?

42
{"b":"30836","o":1}