ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты, очевидно, считаешь, что меня могут остановить какие-то стены?

Поняв, что он нанес повелителю оскорбление, Течаи опустил голову.

– Уже слишком давно мы ведем себя как подчиненный народ… Но благодаря вам в нас возрождается вера!

Провозвестник улыбнулся.

– Будем вместе готовить пробуждение гибельного потока!

28

Супруга Медеса, Секретаря Дома Царя, уже час билась в истерике. Избив своих служанок, занимавшихся ее прической, макияжем и педикюром, она каталась по полу и выла. Потребовалось вмешательство мужа, который угостил ее несколькими пощечинами, чтобы та несколько успокоилась.

Потом он усадил ее на стул из эбенового дерева и попытался успокоить, но она продолжала рыдать и вздрагивать.

– Ты забываешь о своем достоинстве! Немедленно возьми себя в руки!

– Ты не понимаешь, я всеми покинута! Доктор Гуа уехал из Мемфиса!

– Знаю.

– Где он? Где?

– На юге, с фараоном.

– А когда вернется?

– Это мне не известно.

Она судорожно вцепилась в мужа и повисла у него на шее. Боясь, что она ненароком задушит его, он снова дал ей несколько пощечин и заставил сесть.

– Я погибла! Только Гуа мог лечить меня!

– Это вовсе не так. Гуа подготовил нескольких прекрасных учеников. И вместо одного врача у тебя теперь будет целых три!

Истерика жены немедленно кончилась. Она перестала рыдать и недоверчиво улыбнулась.

– Три… Ты надо мной смеешься?

– Первый будет осматривать тебя утром, второй – днем, а третий – вечером.

– Это правда, милый?

– Это так же верно, как и то, что меня зовут Медес.

Она бросилась его обнимать и целовать.

– Ты просто чудесный муж! Самый лучший в мире муж!

– Ну а теперь, дорогая, пойди и сделай себя самой красивой!

Сдав жену на руки испуганной массажистке, Медес отправился во дворец, чтобы получить поручения от визиря. Первым высокопоставленным чиновником, который ему встретился во дворце, стал Собек, начальник стражи.

– А я как раз собирался посылать за тобой.

Медеса внутренне передернуло, но он сумел сохранить приветливый вид и улыбнулся.

– Я в твоем распоряжении.

– Твой корабль уже готов.

– Мой корабль…

– Ты едешь в Элефантину, там тебя ждет фараон. Ответственность за груз зерна, необходимого для готовящейся экспедиции, возложена на Жергу.

– Разве я не принесу больше пользы здесь, в Мемфисе?

– Великий Царь поручает тебе организовать работу писцов. Ты будешь вести судовой журнал, делать ежедневные записи и составлять указы. Надеюсь, работа тебя не пугает?

– Совсем, совсем наоборот! – стал бурно возражать Медес. – Но я не люблю переездов… А от поездки на корабле я и вовсе заболеваю…

– Ничего, доктор Гуа тебя быстро вылечит. Отъезд завтра утром.

Так… Интересно, это поручение – западня или оно соответствует реальной необходимости? Как бы там ни было, Медес ничем не рискует. И Собек, даже если и поместит его под наблюдение, как и других чиновников, напрасно надеется на то, что он, Медес, совершит какой-нибудь неверный шаг!

Стало быть, перед отъездом из столицы Секретарь Дома Царя не станет общаться с ливанцем. Его напарник поймет, почему он молчит. Поймет правильно… Правда, к несчастью, нужно было бы растаможить груз с драгоценным лесом из Библоса… И это деликатное дело Медес не может никому перепоручить… Жаль, что и рассказать о возвращении Икера он тоже не может!

Сеть ливанца продолжала оставаться в дремлющем состоянии. Купцы, бродячие торговцы и цирюльники были свободны от своих занятий и спокойно болтали со своими клиентами, жалуясь на возможные предстоящие трудности и восхваляя достоинства и заслуги великого фараона. Что ж, приходилось выжидать, потому что стража и агенты Собека шныряли повсюду и пытались нащупать след в темноте!

До получения новых инструкций от Провозвестника ливанец занимался своей обычной коммерческой деятельностью и наживал мзду, хотя его состояние уже и сейчас было вполне приличным.

Приход к нему в дом его лучшего агента, водоноса, удивил ливанца.

– Неприятности?

– Медес только что отплыл на корабле в сторону юга.

– Но мы должны были сегодня ночью встретиться!

– И Жергу в поездке. Он занят баржами с зерном для поставок армии.

Что ж, все понятно: Сесострис едет из Египта в Нубию и везет с собой пищу, потому что там ее мало!

Стратегия Провозвестника работала отлично!

Единственная неприятность состояла в том, что к этим работам привлекли Медеса!

– А что происходит во дворце?

– Правит царица, а визирь и Сенанкх управляют государственными делами. Собек ужесточил контроль над прохождением товаров и расставил стражников по всем кварталам столицы. К тому же усилено наблюдение за знатью. По всей вероятности, фараон приказал ему умножить усилия.

– Это настоящая головная боль, ваш Защитник!

– Наша разобщенность друг с другом всегда соблюдалась и соблюдается очень строго, – напомнил водонос. – Даже арест одного из наших не приведет к поимке остальных.

– Слушай, ты навел меня на мысль… Чтобы успокоить охотящегося сокола, лучше всего дать ему поймать какую-то жертву!

– Это рискованно!

– Разве ты только что не похвалялся тем, что у вас такая разобщенность?

– Да, но…

– Имей в виду, сетью руковожу я!

Рассерженный ливанец проглотил пирожное с кремом.

– Да, Медеса нет… Кто теперь займется таможней? А ведь прибытие нового корабля с грузом драгоценного леса намечено на день перед полнолунием!

– Собек усилил меры по безопасности всех портовых сооружений, всех причалов и набережных! – предупредил водонос.

– Этот тип начинает мне надоедать! Из-за него мне придется отдать распоряжение и задержать наше судно с грузом в Библосе! Ты даже представить не можешь, сколько я на этом потеряю! И кроме того, мы не знаем, сколько времени Медес вынужден будет провести в Нубии… Если только он оттуда вернется…

Религиозные взгляды Провозвестника интересовали ливанца меньше, чем его торговые обороты. Какая разница, кто у власти и что это за власть, если торговля процветает, а темные делишки приносят замечательные доходы!

Итак, стража становится слишком обременительной…

Ну в самом деле, не позволит же ливанец себя разорить!

Если ситуация станет невыносимой, Жергу бросится в воду! С налившимся кровью лицом, весь в поту, с отчаянными воплями он носился из конца в конец по пристани, не зная, каким богам молиться. Просто плыть на юг было бы забавно, но руководить баржами с зерном – это какой-то кошмар!

Не хватало груза, отмеченного в накладных. То есть груз вроде бы был отмечен, но его величина – нет! К тому же баржа с этим грузом как сквозь землю провалилась! Обыскали весь порт, но не нашли… Пока эта тайна не раскрыта, нечего и думать о том, чтобы сниматься с якоря! А обвинят в задержке груза, конечно, его, Жергу! На помощь Медеса рассчитывать не приходилось, они были далеко друг от друга.

– Что-то случилось? – спросил Икер, который вместе с Северным Ветром проходил мимо.

– Ничего не могу понять! – признался Жергу в полной растерянности. – Я проверял и перепроверял!

Чуть не плача, главный инспектор амбаров дрожал от ужаса.

– Может быть, я могу тебе в чем-то помочь?

– А как? Я просто не знаю!

– Ну по крайней мере объясни, в чем дело.

Жергу протянул Икеру папирус, края которого уже порвались от того, сколько раз в него заглядывал главный инспектор.

– Во-первых, исчезло, улетучилось, испарилось содержимое целого амбара!

Икер внимательно изучал документ, написанный скорописью, которую трудно было разобрать.

Только прочтя документ в третий раз, он понял, что случилось.

– Этот писец дважды сосчитал одно и то же количество зерна.

Лицо Жергу немного прояснилось.

– Значит… У меня груз в полном составе? Все, что нужно из зерна фараону, все в наличии?

– Без сомнения. Что во-вторых? Жергу опять помрачнел.

43
{"b":"30836","o":1}