ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Секари приложил один слиток к ране.

Немного погодя дыхание писца стало нормальным, а испарина исчезла.

– Это – целительное золото!

Под охраной сотни солдат бригада рудокопов снова начнет разработку копей. После извлечения, мытья, взвешивания и отливания слитков, золото будет отправлено специальным отрядом на Абидос. Наблюдать за посылкой станут верховные начальники…

Икер и Секари были встречены как герои. Им казалось, что их находка станет решающей. Но слова фараона вернули их к суровой реальности.

– Вы одержали славную победу. Но все же война продолжается. Это золото необходимо, но его недостаточно. То, что должно его дополнить, кроется в сердце Нубии, в заброшенном городке, следы которого отыскала Исида. Мне бы тоже хотелось вернуться в Египет, но опасность все еще велика. Не позволим Провозвестнику взбунтовать против нас нубийские племена. И если мы не утихомирим львицу-убийцу, то ни один подъем Нила не будет спокойным. Вместо живительной влаги потечет кровь…

Флотилия снова двинулась на юг.

Когда она оказалась рядом с крепостью Миам [11], солдаты ждали, что их с энтузиазмом встретит гарнизон. Но и здесь, как и в Иккере и Кубане, – полная тишина. На сторожевую башню не вышел ни один солдат…

– Пойду посмотрю, – решительно сказал Секари.

Помогать ему вызвались с десяток лучников.

Разведка была короткой.

– Ни одной живой души, Великий Царь. Везде следы высохшей крови и остатки костей. И здесь побывала львица-убийца…

– Она не нападает на нас впрямую, – заметил Сехотеп. – Она заманивает нас на юг! Мне кажется, что, позволяя ей вести эту игру, мы слишком рискуем.

– Мы будем продолжать, – объявил фараон. – Моя стратегическая цель – Бухен.

Бухен являлся самой дальней опорой Египта в Нубии. Он был ключом ко вторым порогам, мешавшим нубийцам броситься на завоевание Египта. Но из Бухена уже давным-давно не было никаких известий…

Со страхом приближалась команда флагманского корабля к крепости, в которой находился административный центр этой далекой области.

Несмотря на то, что крепости был нанесен определенный ущерб, высокие стены еще были крепкими.

На самой вершине главной башни какой-то солдат размахивал руками.

– Это может быть западней, – усомнился Секари.

– Высадимся усиленным десантом, – отрезал Несмонту. – Если главные ворота не откроются, мы их разнесем.

Ворота открылись.

Примерно тридцать измученных пехотинцев бросились на шею вновь прибывшим. Они наперебой рассказывали о жестоких нубийцах, о смертельных приступах и львице-убийце. Бухен мог сдаться в любую минуту…

– Пусть доктор Гуа займется этими храбрецами, – приказал генерал. – А мы организуем оборону.

Быстро и дисциплинированно развернулась армия.

С высокой башни Сесострис рассматривал каменное чрево вторых порогов.

Его гигантский план казался неосуществимым. И все же его нужно было выполнить…

35

Все египтяне Бухена внимательно слушали речь фараона. Его низкий голос сообщал им умопомрачительные вещи.

– Нашей погибели жаждет необычный враг. Поэтому победить его обычным способом мы не сможем. Во главе восставших стоит демон, призвавший себе на помощь разрушительные силы. Он стремится навязать тиранию изефет. Он проповедует жестокость, несправедливость и фанатизм. Чтобы противостоять ему, мы должны воздвигнуть непреодолимый магический барьер, состоящий их многочисленных крепостей. Они должны идти от Элефантины на юг до вторых порогов. Старые крепости будут расширены и укреплены, но мы построим и новые. В действительности же они составят одну крепость. Такую мощную, что она повергнет нашего врага в отчаяние. Работы начинаются с этого дня. Вскоре из Египта прибудут сотни ремесленников. Я останусь с армией в Египте, чтобы защищать строителей и отражать любые нападения. Каждому будут выданы амулеты, с которыми под страхом быть растерзанным львицей никто никогда не должен расставаться. Принимаемся за дело.

Картина, нарисованная фараоном перед слушателями, вызвала настоящий энтузиазм. Инженеры будут долбить скалы, ремесленники изготовят тысячи кирпичей и возведут высокие толстые стены с зубчатым верхом. Крытые переходы и двойные входы будут обеспечивать безопасность доступа.

Между двумя крепостями не будет больше расстояния в семьдесят километров, что даст возможность сообщаться с помощью оптических сигналов или почтовых голубей. Под прикрытием мощных стен лучники смогут целиться в нападающих.

Бухен стал первым впечатляющим результатом быстрой перестройки, которую провел опытный инженер Сехотеп с помощью Царского Сына Икера. Крепость занимала теперь 27 000 квадратных метров, была частично вытесана из скалы и представляла собой небольшой город, разделенный на шесть кварталов, между которыми пролегли расположенные под прямым углом улицы.

Каждое утро фараон исполнял ритуал в храме, посвященном Хору. Храм находился рядом с его резиденцией. Его защищали стены высотой в одиннадцать метров и толщиной в восемь. Через каждые пять метров находились квадратные башни или круглые бастионы. Двое ворот выходили к пристани, где стояли военные суда, баржи с продовольствием и с материалами для строительства. Портовые рабочие и моряки работали на Ниле, не покладая рук.

Медес был очень доволен своим почти комфортабельным кабинетом. Здесь он занимался обширной перепиской с другими крепостями и столицей, проверял, правильно ли составлены сообщения, посылаемые его администрацией. Даже Жергу был приставлен к работе. Занимаясь координацией движения судов с зерном, он следил за наполнением амбаров и распределением продовольствия.

Учитывая условия, в которых приходилось работать, нечего было и думать о том, чтобы где-то словчить. И Жергу, по примеру Медеса, был вынужден вести себя как преданный слуга фараона.

– И во что только они там играют? – выходил из себя Кривая Глотка. – Эти египтяне не должны были останавливаться в Бухене! Им положено было двигаться к чреву порогов!

– Они еще придут туда! – пообещал Провозвестник.

– Они расширили и укрепили саму крепость, – вздохнул Шаб Бешеный. – Теперь со стороны реки атаковать невозможно. И нас перебьют еще до того, как мы подберемся к стене!

– Не лучше и со стороны пустыни, – поддержал Бешеного Кривая Глотка. – Перед большими двустворчатыми воротами они поставили подъемный мост и вырыли широкий ров.

– Эх, верные мои ученики! Разве вы не понимаете, что им страшно и что они прячутся за своими жалкими укрытиями?

Вдруг со стороны нубийского лагеря послышались радостные крики.

– А вот и человек, которого я жду.

Провозвестник смотрел на тяжело ступавшего высокого нубийца, лицо которого было разрисовано многочисленными знаками. На голове у него был красный парик, уши украшены тяжелыми золотыми серьгами. На нем была короткая схенти, перехваченная широким кожаным поясом.

Вокруг него шли его стражники – человек десять крепких воинов.

Взгляд у гостя был на редкость воинственный…

– Я – Триах, царь земли Куш. Она там, за третьими порогами. А ты – Провозвестник?

– Да, это именно я.

– Мне сказали, что ты хочешь освободить Нубию и завоевать Египет.

– Я повторю тебе то же самое.

– Но без меня ничего не сделается.

– В этом я убежден.

– Ты и в самом деле вызвал демонов из чрева порогов и львицу-убийцу?

– Они уже сильно потрепали врагов и продолжат еще свое дело.

– Тебе ведомо колдовство, а я знаю военное дело. Поэтому я поведу свои племена к победе, а потом буду царствовать над всей Нубией.

– Никто не оспаривает у тебя этого права.

Но Триах явно не верил.

– Сотни воинов повинуются движению моего пальца, одному моему взгляду. Поэтому и не пытайся провести.

– Удачно выбрать время для нападения – это главное, – заявил Провозвестник. – Со мной говорит бог, и ты мне подчинишься. Если ты этого не сделаешь, твоя атака обернется поражением. Только в моей власти сравнять с землей стены Бухена и отворить его ворота. Если ты ослушаешься меня, то умрешь, и твоя провинция попадет под власть фараона.

вернуться

11

Современная Аниба, расположенная в 250 км к югу от Асуана.

54
{"b":"30836","o":1}