ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С высоты башен Миргиссы наблюдатели постоянно следили за потоком приходящих и уходящих нубийцев. Научившись определять, к какому племени принадлежит тот или иной человек, и изучив их обычаи и привычки, наблюдатели при малейшей опасности подавали сигнал коменданту крепости, который немедленно высылал патруль. Контролировался каждый кочевник, и никто не мог проникнуть на египетскую территорию без специального разрешения, выданного по определенной форме.

Медес вел подробную картотеку на каждого из посетителей крепости, а дубликаты карточек посылались по другим крепостям в Элефантину. Работы было много, и под началом Медеса трудилась целая команда писцов. Зато к минимуму сводился риск незаконной иммиграции.

Вдруг у Секретаря Дома Царя смертельно разболелась голова. Вызвали доктора Гуа.

– Я чувствую, что почти не способен сегодня работать, – признался Медес. – Моя голова словно охвачена пламенем!

– Я посоветую вам принять дополнительные лекарства, – решительно произнес доктор Гуа. – Во-первых, это пилюли, которые для таких случаев готовит фармацевт Ренсенеб. Они прочищают каналы печени, а у вас она, видимо, засорена. К тому же они снимают боль. Во-вторых, сейчас я приложу к вашей голове только что выловленного сома. Ваша мигрень перейдет в кости этой рыбы, и вы почувствуете себя здоровым.

Поначалу Медес отнесся к прописанному рыбному лекарству скептически, но выхода не было – голова раскалывалась. Однако результат сказался незамедлительно, и Медес повеселел.

– Скажите, доктор, вы не колдун?

– Медицина, лишенная магических действий, не имела бы никакой надежды на успех. Я рад, что вам уже лучше. Я ухожу, у меня много дел. Если я понадоблюсь, позовите, я вернусь.

Где этот маленький человечек, неразлучный со своей тяжелой кожаной сумкой, черпает энергию? Ведь у него ни дня перерыва. Во время усмирения Нубии сам Гуа и его коллега фармацевт играли решающую роль, ведь нужно было поставить в строй всех раненых и больных! А теперь они не только исцеляют всех, кто в этом нуждается, в крепости и за ее пределами, но и готовят новых врачевателей – тех, кто их заменит после их отъезда. Медики играли важную роль в умиротворении края, в уничтожении последних следов анархии и бедности…

Мысли Медеса прервал один из писцов.

– У меня нет одного отчета.

– Административного или военного?

– Военного. Один из пяти патрулей, наблюдающих за близлежащими районами, не сдал мне сегодня обязательный ежедневный отчет.

Медес отправился в ту часть крепости, где квартировал генерал Несмонту.

– Мой генерал, я должен сообщить вам о происшествии. Может быть, это происшествие и незначительно, но я все же обязан поставить вас в известность и выяснить, в чем дело. Один из командиров патрулей сегодня не сдал отчет.

Несмонту тотчас же отправил за офицером. Его раздосадованный адъютант вернулся один.

– Я не могу его найти, мой генерал.

– А подчиненные ему солдаты?

– Их тоже нет на месте.

Стало ясно, что произошло нечто ужасное: патруль не вернулся.

Тут же фараон собрал экстренный военный совет.

– В каком направлении был послан патруль? – спросил Сесострис.

– Западная тропа, – ответил Несмонту. – Это самое обычное задание, нужно было проконтролировать караван кочевников. Этот караван еще ни разу не приходил в Миргиссу. Я думаю, что наши солдаты попали в западню. Нам нужно решить, единичный ли это случай или подготовительный шаг на пути к массированной атаке.

– Этим займусь я, – заявил Икер.

– Но в армии достаточно отличных лазутчиков! – возразил Несмонту.

– Нам не следует заблуждаться: это первая вылазка Провозвестника. Я чувствую, что, предприняв необходимые меры безопасности, смогу верно оценить ситуацию. Мне нужно будет взять с собой лишь несколько решительных солдат.

Сесострис своего мнения не высказал.

Это новое столкновение с Провозвестником послужит для Царского Сына продолжением его пути, каким бы рискованным он ни оказался. Ведь другого пути из мрака к свету не существует.

С сожалением Секари покидал свою уютную комнату и офицерскую столовую, где так вкусно и сытно кормили! Ему определенно нужно было бы найти себе друга поспокойнее! Но именно такого неугомонного человека ему и положено охранять.

39

Генерал Несмонту показал себя несговорчивым: все патрульные, включая Икера, должны были надеть защищающий от стрел жилет, то есть магический папирус, прочно прикрепленный к груди веревкой. На его толщину приходилось рассчитывать гораздо меньше, чем на покрывающие его иероглифические заклинания, способные отвести опасность.

В тени баланита отдыхал караван нубийцев. Завидев приближающихся египтян, торговцы подняли руки в знак дружбы.

Но Кровавый грозно рыкнул, предупреждая об опасности, а Северный Ветер отказался идти дальше вперед.

Поняв, что противник им не доверяет, кушитские лучники перестали притворяться и выстрелили из луков.

Тут Икер мысленно поблагодарил генерала Несмонту за его настойчивость, потому что ни одна вражеская стрела не попала в цель.

– Сзади нас еще воины, – объявил Секари. – И еще с флангов! Мы окружены…

– Лечь! – приказал Царский Сын. – Окапываемся!

Под прикрытием своих неглубоких траншей египтяне не смогут долго удерживать натиск врага. Но почему же нубийцы напали? Видимо, смерть их вождя, царя Триаха, не заставила воинов разойтись по домам. Они оказались способны организовать западню!

– Не сочти меня занудой, – шепнул Секари, – но хочу заметить, что ближайшее будущее мне представляется довольно мрачным! Мы, конечно, знаем, как погиб наш патруль, но вот рассказать этого никому не сможем. О наступлении даже и не думай. Их в двадцать раз больше.

Икеру тоже казалось, что надеяться не на что.

Тогда он обратил свои последние мысли к Исиде. Ведь она и раньше спасала его! Если она его хоть немного любит, то не отдаст этим варварам.

– Ты слышишь шум? – спросил Секари. – Похоже на жужжание пчел.

Это действительно был рой, и он направлялся в их сторону.

Такого огромного пчелиного роя воины никогда не видели – он закрывал собой солнце!

Пчела – это символ Нижнего Египта. Солдаты обратили на него свои надежды…

И армия насекомых напала на кушитов!

– Вперед! На врага! -крикнул Икер. -Нам нечего бояться!

Секари натолкнулся на высокого негра, пытавшегося преградить ему путь. Секари хотел было убить его, но тот упал как подкошенный, сраженный десятком ядовитых жал…

Не слушая непрерывного агрессивного жужжания, которое оглушало их врагов, египетский патруль с боем вышел из окружения.

Икер со всех ног бросился вперед, увлекая за собой небольшой отряд. Несколько раз он оглядывался, чтобы убедиться, что никто не отстал.

Вдруг пчелиный рой взмыл в небо и пропал…

– Спасены! – выдохнул Секари. – Но заблудились!

– Ничего, настанет ночь, сориентируемся по звездам. Вокруг, сколько хватало глаз, простиралась пустыня… Ни растения, ни ручейка…

– Давайте на всякий случай укроемся за этой дюной, – предложил Секари. – Дальше двигаться у всех на виду опасно. Мало ли кто может за нами наблюдать!

Икер согласился. И вдруг он заметил наполовину вросший в песок каменный предмет. На глазах у изумленного Секари он стал его раскапывать.

– Смотри-ка! Это, без всякого сомнения, форма для отливки слитков! В этих местах был рудник…

У подножия дюны он нашел и другие следы рудника.

Солдаты стали копать и вскоре отрыли вход в хорошо укрепленную галерею.

Икер и Секари вошли… У входа остались Кровавый и Северный Ветер, которым было приказано подавать сигнал в случае малейшей опасности.

Галерея заканчивалась подобием площади, по краям которой стояли каменные жилища, а в них – оставленные кем-то весы, базальтовые грузики, множество форм разных размеров…

Икер увидел часовню, вход в которую обрамляли две колонны с лицом богини Хатхор…

60
{"b":"30836","o":1}