ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А Провозвестник?

– Кажется, он исчез.

– Птица такого полета так просто не исчезает! Если фараон его победил, он выставил бы его труп на носу своего корабля. Провозвестник ускользнул от него. Но он появится снова. Рано или поздно.

– Проблема Собека остается нерешенной.

– Ну, неразрешимых трудностей не бывает. В конце концов мы найдем его уязвимое место. Как только вернется Провозвестник, он скажет нам, как нанести фатальный удар.

Первый солнечный луч коснулся священной Земли Осириса. Эта земля была вовсе не царством смерти, а царством жизни. Но жизнь здесь была иной.

Исида с наслаждением подставила еще нежаркому лучу свое тело. Посмотрела, как на ее шелковистой коже танцует солнечный лучик, и подумала об Икере.

Ни один закон не запрещал ей выйти замуж. Но разве может быть союз с мужчиной, каким бы влюбленным он ни был, более притягательным, чем мистическая связь с Осирисом? И Царский Сын больше не расставался с нею. Куда бы она ни пошла, чем бы ни занялась, он неотступно был рядом. Его присутствие не было ни тяжелым, ни навязчивым. Это даже скорее было не присутствие, а постоянная и очень действенная помощь во всех испытаниях, которые выпадали ей на долю. Икер стал ее постоянным спутником – внимательным, верным, влюбленным.

Вернется ли он из далекой Нубии, ставшей ареной смертельной схватки?

Постоянный жрец, чье имя означало «Тот, кто видит тайны», и одна из жриц Хатхор повели Исиду к священному озеру. После того как было взвешено ее сердце, ей нужно было пройти испытание тройного рождения.

– Созерцай Нун, – велел ей жрец. – В центре этого первобытного океана происходят все превращения!

– Я жажду чистоты, – произнесла старинное заклинание Исида. – Я снимаю свои одежды, я очищаюсь по примеру Хора и Сета. Я выхожу из Нун, освобожденная от своих пут.

Исиде хотелось бы вечно оставаться в прохладе священной воды. В ее памяти всплыли предшествующие этапы ее посвящения. Но жрица взяла ее за руку и вывела из озера, усадив на камень кубической формы.

– Вот серебряный лоток, выкованный мастером Сокарисом – богом-соколом глубин, которому известен путь воскрешения, – произнес жрец. – Омой в нем свои ноги.

Жрица надела на Исиду длинную белую тунику и опоясала ее талию красным поясом, завязав магический узел. Потом она обула ее в белые сандалии.

– Так утверждаются стебли твоих ног. Глаза Хора – твои сандалии – будут освещать тебе путь, благодаря чему ты не заблудишься. Во время своего путешествия ты станешь одновременно и Осирисом, и Хатхор. В тебе объединятся оба пути – и мужской и женский. Тебе будут помогать все элементы создания мира, и ты перешагнешь порог смерти, перейдя в незнакомое жилище. В самой глубине ночи ты увидишь сияние солнца. Тогда подойти к божествам и посмотри им в лицо.

Жрица поднесла Исиде венок из цветов.

– Прими жертвоприношение хозяина Востока. Пусть этот венок справедливых заставит расцвести разум твоего сердца. Перед тобой раскрываются главные ворота.

Появился Анубис с головой шакала. Теперь он взял Исиду за руку. Они вместе прошли через территорию старинных захоронений – место, где лежат первые фараоны. Потом оказались перед стражниками, в руках которых были ножи, колосья, пальмовые листья и метлы из листвы.

– Я знаю ваши имена, – сказала Исида. – Своими ножами вы убиваете злые силы. Своими метлами вы разметаете их и делаете неспособными к действию. Ваши пальмовые листья означают сияние света, которое не может загасить тьма. А ваши колосья означают победу Осириса над небытием.

Стражники расступились.

Анубис и Исида вошли в подземное царство и отправились по длинному коридору, едва освещенному мерцающими светильниками. Коридор привел их к просторной комнате, окруженной по периметру массивными гранитными колоннами.

В центре находился остров. На нем стоял гигантский саркофаг.

– Лишись своего прежнего естества! -приказал Анубис. – Пройди сквозь кожу превращений, сквозь кожу Хатхор, убитой и обезглавленной злым пастухом. Я, Анубис, оживил ее, оросив молоком, и принес ее к своей матери, чтобы она жила снова, как Осирис.

Исиду раздели и обернули в эту кожу.

Две жрицы схватили ее за локти и уложили на деревянные сани – символ создателя, Атум – «Того, кто есть» и «Того, кого нет». Двинувшись по скользкой поверхности, трое жрецов медленно тянули сани в направлении острова, где стоял Безволосый.

– Как твое имя? – спросил он у первого жреца.

– Бальзамирующий. Мне поручено сохранить естество нетронутым.

– А твое имя?

– Бдящий.

– А твое?

– Сторожащий жизненное дыхание.

– Идите на вершину священной горы.

Процессия повернула и пошла вокруг саркофага.

– Анубис, – обратился Безволосый к жрецу, изображавшему бога умерших, – исчезло ли прежнее сердце?

– Оно сгорело. С ним сгорели и прежняя кожа, и прежние волосы.

– Пусть Исида приблизится к месту превращений и обновленной жизни.

Жрецы подняли Исиду и поставили ее на ноги внутри саркофага.

– Ты – свет, – произнес Безволосый. – И ты проходишь сквозь ночь. Пусть встретят тебя божества, пусть они протянут к тебе свои руки. Пусть Осирис примет тебя в своем Жилище Рождения.

Исида оказалась в пространстве и времени вне видимого мира.

– Ты спала, тебя разбудили, – произнес голос Безволосого. – Ты лежала, тебя поставили на ноги.

Жрецы помогли Исиде выбраться из саркофага. Теперь просторная комната была освещена факелами.

– Сияет одна-единственная звезда – светящееся тело среди светящихся тел. Раз ты пришла с острова Маат, оживи в тройном рождении!

В тот момент, когда с Исиды снимали кожу, Безволосый коснулся ее рта, глаз, ушей концом палочки, составленной из трех ремешков кожи Хатхор.

– Дочь неба, земли и звезд! Отныне ты – сестра Осириса. Ты будешь представлять его во время ритуалов. Жрица, ты будешь оживлять и воскрешать символы, чтобы сохранить традиции Абидоса. Тебе осталось пройти в одну дверь – дверь Золотого Круга. Желаешь ли этого?

– Я этого желаю.

– Внемли предупреждению, Исида. Твое мужество и твоя воля позволили тебе дойти сюда, но хватит ли их, чтобы победить в опасных испытаниях? Неудач было много, а успехов мало. Не слишком ли большим недостатком является твоя юность?

– Решение за вами.

– Ты действительно отдаешь себе отчет в опасности этого перехода?

Перед Исидой всплыло лицо Икера. Если бы оно не появилось, она, может быть, и отказалась. Ведь ей уже было дано столько драгоценных сокровищ! Но зарождающаяся любовь стала причиной ее решения – она теперь знала, что должна пройти по этому пути до конца.

– Мое желание неизменно.

– Тогда, Исида, тебе предстоит узнать, что такое огненный путь.

44

Высадившись на берег в Элефантине, Медес наконец обрел под ногами твердую почву. Несмотря на головокружение, на то, что он не мог еще нормально питаться, Медес все же почувствовал облегчение. И вдруг – новый приказ фараона: немедленное отплытие на Абидос.

Опять трап, корабль и эта чудовищная качка, от которой он чуть было не отдал богам душу! И это притом, что, несмотря на свое недомогание, Секретарь Дома Царя продолжал ревностно исполнять свои обязанности. Почта шла непрерывным потоком, и даже самые маленькие деревни узнали о покорении и усмирении Нубии. В глазах своего народа Сесострис возвысился еще больше. Его стали почитать живым богом.

Доктор Гуа долго выслушивал и выстукивал своего пациента.

– Мое предположение подтверждается: ваша печень в плачевном состоянии! Ближайшие две недели вам придется принимать настойку на основе экстракта листьев лотоса, порошка дерева жожоба, фигового дерева, молока, ягод можжевельника и слабого пива. Это, конечно, не волшебное снадобье, но вам станет легче. И, кроме того, диета. А если приступы возобновятся, снова настойка.

– Как только приплывем в Мемфис, я почувствую себя прекрасно. Для меня это плавание – настоящая пытка.

67
{"b":"30836","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три нарушенные клятвы
Максимальная энергия. От вечной усталости к приливу сил
Ж*па: инструкция по выходу
1793. История одного убийства
Монах, который продал свой «феррари»
О тирании. 20 уроков XX века
Непрожитая жизнь
Микро
Как бы ты поступил? Сам себе психолог