ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я строго-настрого запрещаю вам есть жирное. Нельзя также употреблять блюда на масле и пить крепкие напитки.

Несмотря на то что доктор Гуа спешил к страдавшему от лихорадки матросу, он не мог не удивиться. Любой хороший врач знал, что печень определяет характер человека. Разве Маат не помещалась в печени Ра, выражении божественного света? Поклоняясь Маат, фараон делал этот свет постоянным, а настроение Ра доброжелательным.

А вот печень Медеса страдала от особых болезней, не соответствовавших тому облику, который он хотел себе предать, – человека открытого и жизнерадостного. С такой печенью, как у него, Маат выглядела сведенной к минимуму! Возможно, дальше заниматься диагностикой не следовало бы…

Гуа подошел к Царскому Сыну.

– Как твоя рана?

– Я почти совсем поправился. И все благодаря тебе.

– Благодари также и свою добрую натуру! Но не забудь, что тебе нужно есть как можно больше свежих овощей.

Икер отправился к Великому Царю, который находился на носу флагманского корабля и внимательно следил за Нилом.

– Чтобы победить изефет и облегчить наступление царства света, – сказал фараон, – создатель создал четыре творения. Сначала он создал четыре ветра, чтобы каждое существо могло дышать. Второе его творение – это великий поток, мастерство, которое могут постичь взрослые и дети, если имеют доступ к знанию. Третье – это человек, каждый по его образу и подобию. Но, добровольно совершая зло, люди извратили небесное предначертание. Четвертое его творение позволяет сердцам посвященных не забывать о Востоке и приносить жертвоприношения божествам. Как продолжить творение создателя, Икер?

– Нужно совершить ритуал, Великий Царь. Ведь ритуал открывает наше сознание истинному свету?

– Слово «Ра», обозначающее божественный свет, состоит их двух иероглифов: рот символизирует слово, а рука – действие. Свет есть воплощенное слово. Ритуал, который оживляет свет, становится действующим, эффективным. Так и фараон наполняет храмы сияющим действием. Ритуал ежедневно умножает это действие, чтобы хозяин Вселенной мирно жил в своем жилище. Невежды считают, что мысль лишена веса, невесома. И тем не менее она управляет временем и пространством. Сам Осирис рождает мысль такой мощи, что она становится колыбелью великого царства. И это царство – не единственное в мире. Вот почему нужно так строго оберегать Абидос.

У подножия акации лежит золото Нубии. Болезнь уступает, но Древо Жизни еще далеко не выздоровело.

В сопровождении Безволосого Сесострис присутствовал во время ритуала игры на систре, исполненном юной Исидой. Потом царь и жрица отправились на террасу Великого бога, где КА служителей Осириса участвовало в его бессмертии.

– Вот ты и у края огненного пути, Исида. Многие с него не вернулись. Осознаешь ли ты всю величину риска?

– Великий Царь, это может помочь выздоровлению акации?

– Когда ты это поняла?

– Понемногу. Сначала почувствовала как-то смутно… Я не осмеливалась себе в этом признаться, боясь, что воображение заведет меня слишком далеко. Если этот мой путь послужит во благо Абидосу, разве это не станет для меня самым счастливым предназначением?

– Пусть ясность духа останется твоим проводником!

– Но нам еще недостает зеленого золота Пунта. Архивы дали мне возможность сделать открытие. Правда, старинные документы не дают точных сведений о расположении земли богов, но они говорят, как это можно узнать во время праздника бога Мина. Если тот, кто хранит ключи этой тайны, окажется на празднике, нужно убедить его заговорить.

– Хотела бы ты этим заняться?

– Я сделаю все, что смогу, Великий Царь.

Сидя на пороге одной из часовен, постоянный жрец Бега никак не мог унять своей злобы. Нервы его совсем расходились. Осмелится ли его компаньон по темным делам Жергу прийти сюда? Сумеет ли он обмануть бдительность стражников?

А вот и шаги…

Кто-то идет… А, это носильщик жертвенных хлебов…

Нет, это Жергу! Наконец-то!

Жергу опустил свою корзину перед стелой, на которой была изображена какая-то супружеская пара, посвятившая стелу таинствам Осириса.

– Мне совсем не хочется демонстрировать себя стражникам, – сказал Бега. – Расскажи, как дела в Нубии!

– Нубийцы побеждены, Провозвестник исчез.

– Мы… Мы погибли!

– Успокойся. Ни я, ни Медес не навлекли на себя подозрений, и наша работа вызвала удовлетворение фараона. Кроме того, нет никаких доказательств того, что Провозвестник погиб. Медес убежден, что он появится. А до его нового приказа – полная, абсолютная осторожность! Теперь расскажи, что нового у тебя.

– Фараон и жрица Исида долго говорили друг с другом. Она возглавит группу жрецов, которая примет участие в празднике бога Мина.

– Какие пустяки.

– Да неужели ты не понимаешь! Исида провела тщательные поиски по документам архива Дома Жизни! Я предполагаю, она нашла какой-то след. Благодаря нубийскому золоту акация чувствует себя лучше. А жрица, наверное, надеется во время празднества в Копте получить главный элемент, которого еще недостает для полного исцеления!

Копт – город рудокопов, где продаются и покупаются все виды камней, добываемых в пустыне… Жергу не преминет сообщить эту информацию Медесу. Неужели Исида раздобудет другую форму золота во время праздника бога Мина?

Всем постоянным и временным жрецам Абидоса Сесострис рассказал, что Нубия теперь покорена, умиротворена и стала протекторатом. И все же ни одна из дополнительных мер, обеспечивающих охрану священной земли Осириса, не будет снята, потому что угроза продолжает существовать. Армия останется на месте и будет продолжать операции по жесткому отсеиванию нежелательных элементов до тех пор, пока ситуация не нормализуется полностью.

Икер, получивший от монарха приказ оставаться на флагманском корабле, не мог оторвать взгляда от острова. Он впервые видел Абидос так близко. Но он оставался недостижимым! А ему так хотелось увидеть землю воскрешения! Хотелось пройтись с Исидой по храмам, почитать старинные тексты! Но он не ослушается фараона. Ведь Великий Царь пока не счел его достойным пересечь эту границу!

На пристани появилась Исида – прекрасная, с лучезарной улыбкой.

Икер спустил ей трап.

– Не хотите ли осмотреть судно?

– Конечно, хочу.

Он шел впереди нее, постоянно оглядываясь назад, идет ли она.

Они стали на носу корабля, в тени зонтика.

– Хотите, я принесу вам кресло, попить или…

– Нет, Икер. Давайте просто полюбуемся этой рекой, которая дарует нам процветание, и которая вернула вас живым.

– Вы… Вы думали обо мне?

– Пока вы сражались, я тоже прошла суровые испытания. Своим постоянным присутствием вы помогали мне, а ваше мужество перед лицом опасности служило мне примером.

Они стояли на виду у всех, и он не решился обнять ее. К тому же он, возможно, слишком благоприятно истолковал ее удивительные слова. Она бы его с негодованием оттолкнула!

– Фараон руководил нами в каждое мгновение, – рассказал Икер. – Никто из нас, даже генерал Несмонту, без его руководства не добился бы и самой малой победы. Знаете, до прибытия на Абидос царь открыл мне суть четырех творений Создателя. Я понял, что он и не мог действовать иначе. Духом, а не только силой положил он конец хаосу и смуте в Нубии, чтобы превратить этот бедный край в счастливый. Крепости – это не только простые строительные сооружения, это магическая сеть, способная остановить отрицательную энергию, исходящую от великого Юга. Но Провозвестник, увы, не был пленен! Знаете, Исида, – о, вы, конечно, это знаете – с нашей первой встречи вы покровительствуете мне! Смерть часто подстерегала меня, но всякий раз вы отводили от меня ее руки.

– Вы приписываете мне слишком сильную власть.

– Нет, клянусь вам, что нет! Я должен был вернуться из Нубии ради вас, чтобы сказать вам, как я вас люблю.

– В мире столько женщин, Икер!

– Вы для меня единственная – сегодня, завтра, всегда!

68
{"b":"30836","o":1}